Странные игры

30 августа 2004 в 00:00, просмотров: 165

Катя Гамова плакала навзрыд. Так, как будто ей не 23 года, а как минимум — 40. И в Афинах у нее была самая распоследняя возможность выиграть Олимпиаду. Или как будто не она больше всех сделала для победы в волейбольном финале, раз за разом взлетая над сеткой и заколачивая мячи, точно умелый плотник — гвозди, в китайскую половину. Впрочем, оттого ей и было, наверное, особенно обидно...


Потом уже, на пресс-конференции, она старалась сдерживать слезы.

И выдавливала из себя: “Нам еще есть над чем работать...” “Чего не хватило? Нужно время, чтобы в этом разобраться...” “Впечатления об Олимпиаде? Праздника сильно не чувствовала — это все больше для зрителей. А для нас — работа. Тренировки, игры...”

Тогда я встал и сказал ей:

— Катя, не плачьте!

Тут она улыбнулась. Впервые после матча...

— Не надо плакать, — продолжил я, — просто потому, что мы вами гордимся. Проиграли — ладно, главное — сделали все, что могли. Вот только показалось, что сил в концовке уже не хватило. Наверное, из-за того, что столько сил потратили в сумасшедшем полуфинале с Бразилией. У меня верное ощущение?

Тут главный тренер сборной России Николай Карполь почему-то попросил: “Представьтесь”. Раньше на Олимпиаде на пресс-конференциях мне таких предложений прославить себя и нашу газету на весь мир не поступало. Разумеется, я этим воспользовался. Китайские журналисты, услышав слово “комсомолец”, принялись аплодировать. Я был польщен, а Карполь удовлетворен. Он разрешил Гамовой ответить.

— Наши врачи и массажисты, — все тем же тихим, но уже более уверенным голосом сказала она, — делали все, что возможно. Хотя, конечно, усталость была. Но не только она сказалась. А что еще — вот в этом, как я уже сказала, будем разбираться...

Потом кто-то из иноземцев решил спросить о причинах поражения в финале нашего главного тренера. Наивный — думал, что тот-то раскроет им все карты. Дудки!

— Я полностью разделяю мнение своего игрока, — заявил Карполь. Правильно — конспирация прежде всего. Нам еще с китаянками играть не раз и не два. Пускай так и теряются в догадках, за счет чего они все-таки здесь выиграли.

Правда, не совсем ясно, будет ли в новых битвах с девушками из Поднебесной принимать участие сам Карполь...

— Долго я уже с этой сборной работаю, — устало вымолвил Николай Васильевич. — Это был мой пятый олимпийский финал. Два золотых, три серебряных... Думаю, пришла пора заканчивать активные занятия тренерской работой.

...Потом Карполь долго говорил с телевизионщиками. А я ждал рядышком — коль скоро мы уже познакомились, очень хотелось выяснить один момент.

При ближайшем рассмотрении главный тренер волейболисток оказался намного любезнее и общительнее, чем на пресс-конференции. Может, там его обилие иностранцев смущало?

— Николай Васильевич, — спросил я его, — что там все-таки за ситуация возникла в четвертом сете при счете, кажется, 23:23? Судья ошибся?

— Мое мнение — да, — ответил Карполь. — Второй пас блоком нельзя прерывать. Китаянки именно так сделали, а очко почему-то им засчитали, а не нам. Решающее, может быть, очко.

Я решил выяснить, считает ли Карполь это ошибкой или предвзятостью. Он ничего не ответил. Лишь сказал, что китаянкам, когда они набирали очки, супруга руководителя Международной федерации волейбола аплодировала, а нашим — нет. А судья на вышке сидел напротив этой дамы и все видел.

Да, странно все это...

Но довольно о грустном. Были же в субботу у России и победные игры. В отличие от пятницы, когда мы проиграли четыре полуфинала из четырех. А вот в матчах за третье место и баскетболистки наши, и гандболисты сдюжили. И за тех, и за других радостно.

Хотя Илона Корстин (первая, как считают многие мои коллеги, красавица нашей баскетбольной сборной) в ответ на поздравления с “бронзой”, конечно, улыбалась, но как-то грустно. “Нет, не довольна я третьим местом. Амбиции были посерьезнее... Хотя бы — второе. Но мы сами виноваты, потому что проиграли Австралии в группе. И попали на американок уже в полуфинале”.

...А президент Российской федерации баскетбола Сергей Чернов пообещал “золото” уже в Пекине. И я ему почему-то верю.




    Партнеры