Сдаваться шахидок не учат

1 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 856

Еще не закончена идентификация останков шахидок, взорвавших 24 августа гексогеном два самолета. А в Верховном суде рассматривали вчера кассационную жалобу их предшественницы — единственной террористки, которую удалось взять живой и осудить, Заремы Мужахоевой.

8 апреля Мосгорсуд признал ее виновной в попытке совершения теракта у ресторана на 1-й Тверской-Ямской улице в 2003 г. и осудил на 20 лет лишения свободы. Тогда, во время разминирования ее сумки со взрывным устройством, погиб взрывотехник, майор ФСБ Георгий Трофимов.


На рассмотрение кассационной жалобы Мужахоевой в суде выделили один из самых больших залов. На двух внушительных телевизионных экранах “Сони” была видна Мужахоева, которая в клетке ожидала начала заседания. В короткой розовой футболке с надписью “Nice” на груди, в джинсах, с уже отросшими темными волосами, затянутыми в хвостик. Явно волновалась, курила, махала рукой адвокату. Зато когда перед оглашением приговора в зал допустили телекамеры, повела себя как телезвезда: позировала и даже кокетничала.

В кассационной жалобе она написала, что суд недостаточно исследовал обычаи чеченского народа и ее воспитание и что погибший взрывотехник ФСБ был виноват сам. К тому же, по версии Мужахоевой, на процессе в Мосгорсуде она была лишена переводчика, хотя нуждалась в нем:

— Я русский язык сейчас научилась нормально разговаривать, — именно так, дословно, заявила она. — Я не понимала некоторые слова, и до меня не доходит, что там говорится... Судья грубо оборвал меня, когда я попросила адвоката объяснить слово...

Но гособвинитель напомнил, что в предварительном судебном заседании Мужахоевой разъяснили ее право на услуги переводчика, но она от них отказалась.

Адвокат Наталья Евлапова объяснила коллегии Верховного суда, что приговор был чрезмерно суров, что прежний суд не учел деятельного раскаяния шахидки и ее помощи следствию. Адвокат зачитала характеристику из “Лефортово”, где шахидка содержалась все это время: Мужахоева получила выговор, была в состоянии повышенного эмоционального возбуждения, 20 апреля проглотила швейную иглу... Зато сейчас стала “более адекватна”, заверила, что в дальнейшем предпринимать попыток суицида не будет. Прочла адвокат и справку о состоянии здоровья подзащитной: кожные заболевания, гайморит, гастрит... По словам Евлаповой, суд даже не установил национальности шахидки: в деле было указано, что она... русская.

Наталья Евлапова рассказала, что ее подзащитной в Мосгорсуде не дали возможности активно участвовать в судебном следствии — например, не позволили задать вопрос сотруднику милиции, который “отобрал ее деньги и облапал ее”. И тут же получила замечание от суда за формулировку.

— О чем вы просите? — мягко спросил председательствующий Мужахоеву.

— Справедливого приговора, ваша честь. Нас не учат, как надо сдаваться, идти к властям, а учат только нажимать на кнопки. Они надели на меня сумку, отобрали паспорт. Я первая шахидка, которая пошла сдаваться. Я не хотела бы быть первой и последней!

Обвинение не согласилось с доводами защиты и сочло, что оснований к смягчению наказания нет. Верховный суд оставил приговор в силе.




Партнеры