Язык довел до высылки

9 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 230

На фоне бесланской трагедии в тени остались происходившие в то же самое время события в Латвии. С началом учебного года там началась пресловутая “школьная реформа”, фактически уничтожающая систему среднего образования на русском языке. 1 сентября в Риге произошло невиданное с конца восьмидесятых событие: на митинг протеста в центре города, только по официальным данным, пришло сорок тысяч человек. Для маленькой Латвии это колоссальная цифра. Власти в долгу не остались. Из страны был выслан активист штаба — Александр Казаков.

В минувшие выходные его просто вывезли на границу, посадили в автобус до Москвы и вручили уведомление о депортации. Казаков, как и тысячи других русскоязычных жителей Латвии, имеет российское гражданство. Поскольку латвийского ему не дают.

Мы беседуем с ним по дороге на Рижский вокзал. Знакомые наконец-то привезли его вещи: перед высылкой Казакову не дали даже времени на сборы.

— Меня вызвали в полицию, — рассказывает он, — это меня не удивило: многих активистов нашего штаба туда вызывали. Там мне сказали, что мой вид на жительство недействителен и что я включен в список “нежелательных иностранцев” (об этом, впрочем, я и раньше знал). Меня посадили в машину и, даже не дав позвонить российскому консулу или адвокату, вывезли из страны.

По словам пресс-секретаря латвийского министерства Криста Лейшкаунса, “господин Казаков имел вид на жительство в Латвии, так как его жена имела паспорт “негражданина” и собиралась получить латвийское гражданство. В августе она умерла — значит, Казаков находился в стране незаконно”. По словам же Казакова, он подал документы на продление вида на жительство сразу же после смерти жены. Основания более чем веские: нуждающаяся в уходе мать.

— А вообще, — сказал он, — это дурацкая ситуация, когда я, родившись в Латвии и прожив там всю жизнь, должен доказывать, что имею право там жить.

Сейчас Казаков готовит несколько судебных исков — в том числе к премьер-министру Латвии, обвинившему его в “получении денег из Москвы”, — и надеется вернуться домой в ближайший год. Пока в планах — получить статус вынужденного переселенца, что будет не так просто.

Что ждет остальных членов штаба, не очень понятно. Пристальное внимание со стороны латвийских правоохранительных органов они уже чувствуют. За штабистами ведется слежка, недавно в здании штаба был обнаружен “жучок”. Все это сочетается с массированной пропагандой в латвийских СМИ, утверждающей, что участники митинга 1 сентября — лентяи, которые не хотят учить латышский язык. Но жители Латвии властям не очень-то верят. 1 сентября в бывшие прежде русскими классы поступили новые учебники. Они все на латышском языке. Получается, что на практике не шестьдесят процентов предметов придется преподавать на незнакомом языке, а все сто. Тут хочешь не хочешь, а выйдешь на демонстрацию.




Партнеры