Лишние люди

22 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 174

Если окинуть взглядом ту историю человечества, которая доступна ученым, то получится, что в процессе своего развития люди все время придумывали и осваивали новые профессии. Началось все, понятное дело, с охотника и землепашца. Потом появились начальники (вожди), воины, которые их оберегали, жрецы, объясняющие власть начальников сверхъестественными причинами. И так далее. Так мы и развились до нынешней стадии.


Во всем мире новые профессии появляются чуть ли не ежедневно. И только в нашей стране, похоже, проявляется противоположная тенденция. Все шансы стать последними представителями своих профессий имеют нынешние политологи и PR-деятели. Недавно довелось присутствовать на одном мероприятии. Там объявляли лауреатов и чествовали победителей конкурса среди будущих специалистов по связям с общественностью в области политики и бизнес-PR. Случилось это аккурат после объявления нового курса в политстроительстве. Победители, нынешние студенты, получали цветы, стипендии и рисовали в мечтах свое прекрасное будущее. Мнение присутствующих почетных гостей, в том числе президента фонда “Индем” Георгия Сатарова, было немного другим. При сохранении нынешнего курса победителям конкурса следует уже сейчас подумать о собственном переобучении.

На мой взгляд, они несколько поторопились с выводами. Не то чтобы пришли к неправильным. Скорее список ненужных в ближайшем будущем профессий можно существенно расширить. Например, почему-то забыли об адвокатах. Вымирающая ведь профессия. И ничто так не доказывает этот тезис, как судебный процесс, проходящий сейчас в Мещанском районном суде Москвы. Да-да, тот самый, где главными фигурантами являются Ходорковский и Лебедев.

Сколько ходатайств ни заявляли адвокаты подсудимых, суд не только не удовлетворил практически ни одного из них, но даже и рассматривать всерьез словно и не собирался. Зато озвучиваемые представителем обвинения тезисы воспринимаются чуть ли не на ура. Доходит до смешного: суд удовлетворяет предложения и ходатайства прокурора, которые тот даже не удосуживается подавать в письменном виде. Что противоречит основным канонам судопроизводства. Кстати, требование адвокатов о том, чтобы даже последнее ходатайство прокурора — о продлении срока содержания под стражей Лебедева — было оформлено письменно (как положено по закону), суд тоже проигнорировал.

Наверное, по той причине, что на бумаге все несуразности и смехотворность аргументов обвинения станут слишком явными. Как, например, вот такой шедевр: “Наглядным подтверждением того, что подсудимый Лебедев может скрыться от суда и воспрепятствовать производству по делу, на мой взгляд, служит предпринятая защитой Лебедева попытка затянуть судебное разбирательство под тем предлогом, что… состояние здоровья Лебедева таково, что чуть ли не в настоящее время требуется обязательное консультирование Платона Леонидовича с зарубежными медиками”. Новое слово в мировой практике судопроизводства. Теперь для всех подсудимых в России действует еще одно важное правило — не болей, а главное, не кашляй, а то суд “припаяет” еще и за воспрепятствование его работе. При этом государственный обвинитель скромненько так называет аргументы светил мировой медицины “мнениями нескольких лиц, проживающих в Соединенном Королевстве”. Кстати, гепатит у Лебедева руководство СИЗО все-таки признало, но какой-то недогепатитный, что ли, “вялотекущий”. При котором и лечения, судя по решению суда, даже и не требуется. Помимо того что гособвинитель и судьи выступили медэкспертами, вызывает интерес и сам диагноз последователей советской медицины. Ранее, как уже немногие помнят, но скоро, похоже, вспомнят все, вялотекущей была шизофрения, над разгадкой тайны которой бились все светлые умы мировой медицины. Они, кстати, так и не нашли данной болезни, но лишь потому, что их не пускали в гэбэшные психушки, где и были собраны все носители загадочного заболевания. Будут востребованы только те, кто станет признавать и ставить лишь “вялотекущие” диагнозы. Последние, кстати, уже отличились буквально на днях. Именно они признали смерть задержанного перевозчика заминированных машин в Москве последовавшей от “сердечной недостаточности”. Напомню — это был официально озвученный диагноз. И как же его подпортила непонятно зачем выплывшая наружу правда, что его забили в отделении милиции сапогами. Насмерть. Такая вот “вялотекущая” болезнь. Поборникам самосуда над террористами могу лишь сказать, что заказчики террористических актов теперь удовлетворенно потирают руки — до них уже никто не доберется, все связи обрублены.

А что касается Лебедева, то он, по мнению прокурора, цинично просит о медицинской помощи, в ней не нуждаясь. Тем более что тюремные медики его полностью обследовали. Через глазок камеры. Так что настоящие медики тоже станут вскоре не нужны.

Содержать под стражей подсудимого Лебедева по прокурорской логике необходимо еще и потому, что “в случае освобождения из-под стражи Лебедев может скрыться от суда”, а кроме того… оказывать воздействие на свидетелей.

Непонятно, правда, зачем человеку заставлять менять свои показания свидетелей защиты. А именно они и остались в основном еще не допрошенными. Представляете такую картину: свидетель доказывает, что подсудимый невиновен, а подсудимый требует, чтобы тот изменил свои показания. Это даже не мазохистом надо быть, а… не знаю, такого извращения еще не придумали.

Еще один “блестящий” тезис обвинения — побег Лебедева за кордон. Вообще-то для осуществления такого мероприятия у него лишь один путь — нелегальный переход через госграницу. В стиле советских боевиков про Никиту Карацюпу и его верного пограничного пса. Марш-бросок в ночное время. Оставим в стороне, что у него в России живут жена, дети, внуки. Что гепатит предохраняет от марш-бросков и переползаний даже лучше, чем все пограничные псы и колючая проволока. Но у него ведь нет даже загранпаспорта. С какими бумажками он легализуется за кордоном. Со справкой из СИЗО или с подпиской о невыезде?

Впрочем, логика и объективная реальность мало кого волнуют. Мы очень быстро сокращаем список необходимых в обществе профессий. Помимо медиков, адвокатов, журналистов (пример — тележурналистика из Беслана), вскоре нам станут не нужны учителя, ученые (а то или придумают что-то неправильное, или секреты Родины продадут) и много кто еще. Кстати, прокуроры тоже станут не нужны. Даже в нынешнем виде. Вот готовится ведь помилование полковника Буданова. С восстановлением воинского звания и возвратом правительственных наград. И альтернативное мнение прокуроров мало кого будет интересовать. И судьи, и прокуроры отомрут за ненадобностью. Останутся лишь те представители профессии, которые будут штамповать нужные решения. А потом и их упразднят.

И вернемся мы в первоначальное состояние человеческого общества — к землепашцам и охотникам. Впрочем, останется еще одна категория — вожди. Уж эти-то не уйдут в небытие никогда. По крайней мере в нашей стране.




Партнеры