Президентский зоопарк:

25 сентября 2004 в 00:00, просмотров: 543

Мало кто ожидал, что Всемирный конгресс информагентств, который посетил Путин, станет для нашего президента поводом излить на собравшихся наболевшее. Вместо дежурного спича гарант час отвечал на вопросы, поражая собравшихся невиданным количеством образов: гидры, львы, шакалы, джинны, а также дикие необузданные животные.


Сначала президент скромно призвал представителей СМИ самим выработать некую модель работы, “которая бы позволила исключить любую, даже невольную форму” содействия целям террористов. Затем (как говорят специалисты, это делается для лучшего усвоения материала аудиторией) гарант вдруг стал всячески расцвечивать свой спич. Начал даже весело — про критику со стороны прессы заметил: “Есть шутка — откроешь окно — шумно, закроешь — душно”.

Но после этого образы становились все более мрачными и гнетущими. “Если вас на улице встречает бандит и требует: кошелек или жизнь — если вы находитесь в здравом уме, отдадите кошелек. А если требует голову или сердце, есть выбор или нет? Он его не оставляет”, — озадачил президент представителя датского информагентства, спросившего, что важнее — развитие демократии или обеспечение стабильности.

На следующем вопросе — представителя агентства “Синьхуа” — Путин проиллюстрировал идею многополярного мира воспоминанием, как мы вместе выпустили “джинна ядерного оружия из бутылки”. “Мы его и СМИ должны запустить обратно”, — примерно так послышалось присутствующим. Хотя президент имел в виду “средства массового уничтожения”.

Потом появились образы из мифов: “Нельзя говорить, что две головы гидры являются опасными, а одна — нет”, — это относилось к двойным стандартам по отношению к террористам. Ближе к концу ирреальные существа уступили место фауне. Австралиец поинтересовался оценкой освещения наших событий иностранными СМИ. Президент сказал, что иногда к России относятся так же, как к СССР в старые времена — как к “дикому необузданному животному”. И либо побаиваются, либо “как лев попал в западню, а вокруг бегают шакалы и тявкают”.

Единственный вопрос, не удостоившийся ни одной аллегории, касался ЮКОСа. Видимо, здесь, по мнению гаранта, нужно было именовать вещи своими именами. Назвав его “частной компанией, подозревающейся в уклонении от уплаты налогов”, Путин заявил, что “государство не ставит цель национализировать и прибрать ее к рукам”. И слияние Газпрома с “Роснефтью” к этому никакого отношения не имеет. Правда, Путин сказал, что, если дело дойдет до продажи активов ЮКОСа, госкомпании вправе участвовать в их покупке...

Критика затеянных им политреформ, видимо, за минувшие две недели задела гаранта за живое. Для пропорциональной системы и нового принципа выборов губернаторов у Путина нашлись аналоги в других странах. Но самое важное сейчас, по мнению ВВП, выработать “единый понятийный аппарат”. “Как можно расстрел детей назвать осадой Беслана?!” — возмущался Путин. Признавшись, что власти фиксировали переговоры террористов и ему “неохота” об этом упоминать, гарант заявил о боевиках: “Звери так не поступают”. “Это не мятежники, это бандиты и убийцы”, — заявил он.


Заявления президента несколько затмили суть форума. О его целях нам рассказал гендиректор ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко: “Мы хотим подготовиться к вызовам века. Есть глобальные вызовы, и есть глобальные угрозы. Стоят не только проблемы возрождения мастерства, но и соотношения технологии вызовам. А второе — это освещение событий таким образом, чтобы было интересно всем”. “Кроме профессионального разговора ничего не ждем, — считает замгендиректора ИТАР-ТАСС Михаил Калмыков. — Информация — это сырье, как нефть, газ: чем качественней, тем оно дороже на мировом рынке. А что касается новых технологий — здесь надо идти по пути мультимедиа. Под каждой новостью должен быть максимальный видео- и фоторяд, все чувства должны быть задействованы”.



Партнеры