Грибная жизнь императора шии-таке

2 октября 2004 в 00:00, просмотров: 1201

Год нынешний выдался совсем не грибной. В подмосковных лесах не только съедобного боровика, но и днем с огнем мухомора не сыщешь, а бледные поганки по пальцам перечесть можно: хоть в Красную книгу их заноси. Но есть на свете грибные места — где белые растут круглый год. Все полянки усыпаны грибами так, что глаза разбегаются, и корзинками здесь не обойтись: грузовик готовь. Корреспондент “МК” устроился грибоводом — специалистом, который разводит мицелий (грибные семена), выращивает их и, наконец... “стрижет” беленькие.

“Спорное” зачатие

— Ты будешь ухаживать не только за шампиньонами и вешенками — грибами, хорошо известными, но и японской экзотикой: шии-таке, фоллиато намеко, китайскими: фламмулина — зимний опенок и степной боровик, — напутствует меня Ольга Гришина — начальник цеха грибоводства совхоза “Заречье”. — Кстати, выращивать грибы в искусственных условиях в нашей стране научились еще 50 лет назад.

Для начала вместе с микробиологами я иду зарождать грибную жизнь — высаживать семена мицелия. Здесь — как в настоящей научной лаборатории. Все должно быть стерильно, поэтому мы тщательно обрабатываем руки спиртом, достаем из медицинского контейнера продезинфицированные резиновые комбинезоны и сапоги. Надеваем шлемы, очки и перчатки. И теперь мы похожи на космонавтов. Заходим в барокамеру, залитую кварцем. Здесь микробиологическим крючком мы достаем из пробирки мельчайший кусочек маточной культуры гриба шии-таке. Высаживаем его на специальные стеклянные чашечки и тут же плотно закрываем крышкой. Если мы все сделали правильно и внутрь не попал воздух, то через три недели на стекле появится плотная белая снежинка — грибная плесень.

Пока споры плодятся и размножаются, начальник цеха Ольга Гришина отправляет меня на заготовку искусственных пеньков. Если в природе, например, опята растут на деревьях, то для вешенок, шии-таке, степных боровиков делают специальный субстрат. Из соломы, лузги и опилок прессуют пеньки, которые потом “заражают” семенами грибов. Готовые пеньки в полиэтиленовых пакетах я разношу по камерам. Здесь +18 градусов, из потолка сочится вода и валит густой пар: так искусственно создают влажность 95%. Из некоторых пеньков уже проглядывают малюсенькие вешенки. Ножницами я аккуратно прорезаю целлофан, чтобы грибы свободно росли.



Шампиньон в тумане

Рабочий день — в самом разгаре. Меня отправляют собирать шампиньоны. В синем фартуке, в комсомольской косынке, в хирургических перчатках (их выдают, чтобы не занести инфекцию в грибницу), я сижу на пустых ящиках. И мечтаю, как войду в теплицу, усыпанную шампиньонами, словно на поляну с белыми грибами, присяду с корзинкой на корточки и при свете прожекторов, будто солнца, буду не спеша “стричь” грибочки...

Но вместо теплицы с двумя сборщицами Зинаидой и Светланой мы заходим в помещение типа бункера с голыми бетонными стенами, без окон. Сумрачно. Пахнет сыростью и валит густой пар — так, что щиплет глаза, и я не вижу никаких грибов. Хоть “ау!” кричи.

— Шампиньоны растут на стеллажах, как на грядках, — объясняет мне сборщица Зинаида Александровна. — А повышенная влажность поддерживается для ускорения роста грибов. Поэтому дыши глубже — скоро привыкнешь к туману. Здесь полумрак, потому что шампиньоны любят темноту...

Верхний стеллаж находится на высоте аж 4,5 метра. Я с опаской карабкаюсь по специальной стремянке на колесиках — с двусторонней лестницей, которая соединяется посередине в платформу. На ней-то мне и предстоит эквилибрировать. Стараюсь не смотреть на бетонный пол и не думать о том, что будет, если вдруг свалюсь. Грибоводы собирают белые вовсе не так, как обычные грибники, обрезая ножку гриба ножиком. Поэтому руками я аккуратно выкручиваю каждый гриб. Работа это монотонная и утомительная.

Собрав все шампиньоны вокруг себя, я должна выполнить акробатический трюк: я упираюсь изо всех сил руками в стеллаж, дергаюсь во все стороны, словно меня бьет током, — пытаюсь оттолкнуться на лестнице так, чтобы ее передвинуть. Это делается для того, чтобы каждый раз не спускаться вниз.

— Крути тазом, словно вращаешь обруч! — кричит мне из тумана дородная, весом под 100 кг, Зинаида Александровна. — В твоем возрасте мы порхали аки балерины. Лет 20 назад я могла проехаться на стремянке аж на 5 метров...

Я впиваюсь пальцами в стеллаж так, что на пол сыплется грунт, но колесики 25-килограммовой лестницы не двигаются ни на сантиметр.

— Слезай, пока не полетела, и передвигай лестницу вручную! — советует мне Светлана Георгиевна, которая в отличие от меня перешла уже к следующему ярусу.

Я насчитала 42 подъема и спуска, пока обобрала грибы только с одного стеллажа. За 4 часа работы я набрала всего 9 кг 358 граммов шампиньонов, а заслуженные труженицы грибоводства за это же время — более 60 кило. За 1 кг шампиньонов платят 1 руб. 87 коп. Итого, за высший пилотаж под куполом бункера я заработала всего около 18 руб.



Фламмулина вам на стол!

Захожу в столовую, читаю меню и не верю глазам своим! Меню у грибоводов — такое же, как и работа: суп из шампиньонов, эти же грибы в собственном соку, салат из вешенки со сметаной и зеленым луком, степной боровик — жаренный в кляре, опята зимние маринованные...

После обеденного перерыва меня переводят в цех с экзотическими грибами. Вошла я в камеру — и... Вот она, мечта грибника: пеньки, пеньки, и все в опятах. Зимний опенок внешне и по вкусу напоминает обычный лесной гриб. А называется он так, потому что растет в холодных условиях: ему достаточно +5 градусов. А шии-таке не отличишь от белого.

Волоку за собой тяжеленный ящик с грибами на склад. За воротами припарковывается джип. Его хозяин машет мне руками:

— Эй, спроси у начальника: продадут ли мне грибы шии-таке по 300 руб. за кило? — кричит он мне. — Возьму 10 кг, а может быть, и 20!

— Вот постоянный клиент наш — между прочим, депутат Госдумы, недавно по телеку о пенсиях что-то вещал, — говорит запыхавшаяся Зинаида Александровна с ящиком в руках. — На халяву у нас грибы покупает. Между прочим, в супермаркетах шии-таке продают по 700—800 руб. за кило...

— Они стоят этих денег, — вступает в разговор главный инженер Александр Колпаков. — Гриб шии-таке называют еще императорским, потому что раньше его выращивали только для японских властителей. Культивируют этот гриб уже 3 тыс. лет. Есть научные подтверждения, что, употребляя шии-таке в пищу, можно вылечиться от гипертонии, язвы желудка и даже от вирусного гепатита.

С труженицами с 22-летним стажем Светланой и Зинаидой мы идем на склад за брикетами с семенами грибов. Вот-вот должен подъехать какой-то банкир. Оказывается, это последний писк дачной моды: бизнесмены покупают готовые субстраты, и потом из них их тещи и жены выращивают грибы на садовом участке.

— Обычно эти брикеты кладут под яблони, поливать и удобрять их не нужно, в них уже есть проросшие семена грибов, которым достаточно природной влажности, — объясняет мне Светлана Георгиевна. — Через некоторое время они дают урожай. Бизнесмену ходить в лес некогда. К тому же неизвестно, есть ли там грибы. А тут приехали его друзья, взяли корзиночки в руки, идут по участку, беленькие “стригут”: и шампиньоны, и вешенки, и опята. Красота...

У грибовода — ненормированный рабочий день: бывает и так, что грибы собирают всю ночь. Нет ни праздников, ни выходных. В конце дня руководство решило нас просветить — прочесть лекцию: “О полезных свойствах искусственно выращенных грибов”.

— Почему лесные грибы нельзя выращивать аналогичным способом? — спрашиваю я, как примерный грибовод, начальника цеха грибоводства.

— Много раз микробиологи пытались создавать условия, благоприятные для разведения лесных грибов, — охотно отвечает Ольга Гришина. — Готовили субстраты, аналогичные природной, естественной среде, и создавали микроклимат. Но каждый раз генетика заходит в тупик: не растут грибы, и все тут. Так что если кому-нибудь это удастся сделать, то Нобелевская премия — гарантирована.






Партнеры