Без вина виноватый

13 октября 2004 в 00:00, просмотров: 677

Трагедией закончилась экскурсия старшеклассников из столичной школы №389 в Сергиев Посад. Виноваты не террористы, не отказавшие тормоза автобуса. Учителям не понравилось поведение ребят на обратном пути. После тяжелого разговора в кабинете директора школы девятиклассник Геворк Петросян покончил жизнь самоубийством.

9 “А” и 8 “Б” возвращались с экскурсии. В автобусе их сопровождали два учителя и мать одного из детей. Ребята веселились, пели песни. Один написал на запотевшем окне нецензурное слово, другой даже закурил... Учителя попросили собрать мусор. Не побрезговав, кто-то из детей решил допить колу и удивился вслух: “Ой, вино”.

Это вино переполнило чашу терпения. Вечером нескольких ребят пригласили в кабинет директора школы Лидии Канчиковой для разговора.

— Совсем непонятно, по какой причине оставили именно этих ребят. Ведь вино мог принести в автобус кто угодно, — говорят родители.

Головомойка затянулась на час. Лидия Сергеевна угрожала, что отчислит виновных или тех, кто на них не укажет. Девочек довели до слез. И тогда Геворк из 9 “А” взял всю ответственность на себя. Директор вызвала в школу маму мальчика, выдала им на руки личное дело и отправила домой, объявив, что он отчислен. Даже если забыть про этический момент, она поступила не по закону — решение об отчислении из школы может быть принято только педагогической комиссией.

В шесть часов вечера Геворк шагнул из окна своей квартиры на 12-м этаже.

Детям в школе объявили: “Мы все в этом виноваты”. Пережившие тяжелый шок ребята теперь мучаются от угрызений совести. “Если бы я не передавал бутылки, Жорка был бы жив”, — говорит его одноклассник. И вообще вино, как выяснилось, купил не Геворк...

14-летний Жора Петросян был необычным парнем. “Его нельзя было не заметить, — рассказывают друзья. — Он был такой... живой и яркий. Даже ходить спокойно долго не мог, любил подпрыгивать, “летать”, как он говорил”. Геворк закончил курсы игры на гитаре, выдавал соло на школьных праздниках. На всех фотографиях он корчит рожицы или смеется.

— Жора хорошо учился, был третьим по успеваемости в классе, — рассказывает старший брат мальчика Аршак, — собирался пойти учиться в РУДН на политолога...

Учителя относились к нему по-разному: кто-то просто обожал, с другими у мальчишки были частые ссоры. Говорят, недолюбливала Петросяна и директор школы.

Родителям учеников 389-й школы поведение директора кажется по меньшей мере странным: “Когда мы пришли к ней и попросили рассказать, что же все-таки произошло в тот вечер в ее кабинете, она нас спросила: “Вы же хотите учиться в этой школе?” Женщина она пожилая, жесткая, но могла бы найти другие слова...”

— Горе? Какое горе?! — Лидия Канчикова заняла круговую оборону. — С учеником произошло несчастье, но случилось это не в школе. Обстановка у нас спокойная. Идет учебный процесс. Петросяна я не исключала. Да, отдала его матери личное дело, но сказала Геворку прийти в понедельник. И вообще, когда случилось ЧП, прошло уже три часа после нашего разговора...

На самом деле все случилось сразу после учительской взбучки. Вернувшись из школы, мать Геворка пошла стряпать на кухню. Она услышала стук тела о землю и долгий телефонный звонок. Жора почему-то не брал трубку. Это звонил его одноклассник. Геворк отправил другу SMS-ку: “Я скоро умру, передай, что я всех люблю!” Мать зашла в комнату. Окно было открыто. Жора прыгнул в последний раз в своей жизни.




Партнеры