След “Курска”

16 октября 2004 в 00:00, просмотров: 622

Каждый судебный процесс живет гораздо дольше официальных сроков — дальнейшая судьба его участников может по-новому осветить то, что происходило в зале суда.

Как стало известно “МК”, один из самых известных экспертов Минобороны, который проводил исследование и по делу Холодова, попал в нехорошую историю...


Те, кто следил на процессом, помнят, что в свое время вокруг взрывотехнической экспертизы, которую проводили специалисты из Минобороны под руководством главного военного судмедэксперта Виктора Колкутина, разгорелся скандал. Экспертизу эту попросили назначить подсудимые. Судья с удивительной готовностью пошел им навстречу. И вот военные эксперты стали работать по делу, в котором обвинялись военные же...

Неудивительно, что они “установили”: в дипломате-ловушке было заложено всего 50 граммов тротила, а это значило, что Холодова “хотели попугать, а убивать не хотели”. (До этого же следствие выяснило, что в кейсе находилось не менее 200 г тротилового эквивалента, т.е. Холодова именно убили.)

Чтобы прийти к новому сенсационному выводу, минобороновским экспертам во главе с Колкутиным пришлось сильно потрудиться. Для этого они ставили эксперименты почему-то на... березовых брусках (они имитировали ноги человека), и даже перепутали схему расположения предметов в кабинете, где был взорван Дима. Холодов-старший, хороший физик, уличил их даже в том, что они использовали не те формулы для расчетов...

Гособвинитель настояла на назначении еще одной экспертизы, но с участием уже других специалистов — не из Минобороны, а из МВД и Российского федерального центра судмедэкспертиз. И они четко сказали: в дипломате было 200 граммов взрывчатки.

И вот стало известно, что сейчас Колкутину приходится держать ответ перед Фемидой за другое “творчество”. В Басманном суде, куда обратились вдовы погибших моряков “Курска”, он является ответчиком по делу.

Колкутин в свое время возглавлял экспертную группу, перед которой поставили задачу: определить время смерти 12 подводников, поднятых из 9-го отсека в октябре 2000 г.

Эксперты ответили так: “Ответить на вопрос о давности (конкретной дате и времени) наступления смерти… не представляется возможным, так как решение этого вопроса… выходит за пределы компетенции судебно-медицинских экспертов”. Т.е. Колкутин подписался под тем, что по трупам невозможно определить, сколько времени прожили эти люди в 9-м отсеке. Но ведь есть и другие экспертизы. К примеру, эксперты-акустики установили, что сигналы SOS с подлодки фиксировались до вечера 14 августа (т.е. люди были живы 2 дня!). Этот вывод фактически обвинял флотоводцев, которые руководили учениями и поисками, в преступном бездействии.

Но неожиданно в деле появилась новая экспертиза, и тоже подписанная Колкутиным. В ней оказались ничем не мотивированные выводы: “Члены экипажа АПРК “Курск”, находящиеся в 9-м отсеке после второго сейсмического события (11 часов 30 минут 12 августа 2000 года), оставались живыми в течение 4,5—8 часов…”.

Получается, что Колкутин своему слову не хозяин — сначала он подписался под тем, что точное время смерти подводников судмедэксперты определить не могут, а потом утверждает, что смерть наступила не позднее 4,5—8 часов. Но задача выполнена четко и грамотно — никого из начальства Колкутина, как известно, не наказали.

Кстати, после этого в деле “Курска” были еще три независимые экспертизы, которые полностью опровергли выводы Колкутина о смерти моряков “не позднее 4,5—8 часов”. На основании этого вдовы подводников подали в суд на главного военного судмедэксперта.

Примечательно, что интересы Колкутина в суде представляет адвокат Савченко — в процессе по делу Холодова он защищал подсудимого Мирзаянца...




Партнеры