Агенты 006

19 октября 2004 в 00:00, просмотров: 217

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мне кажется, я понял, почему вы не любите хороших людей. Потому что не умеете ими управлять.

Вы обучены вербовать — то есть использовать червоточину: жадность, страх. Агентами становятся люди, которых вербовщик поймал на чем-то плохом. Шестерки.

Не подумайте, что я добрался до секретной библиотеки КГБ, до ваших тайных учебников. Сужу по кино да по тем случаям, которые были в печати.

Романтические Филби кончились в 1950-х. Потом уже никто не верил в светлое будущее советского коммунизма. И всё, что мы узнавали из газет о разоблаченных агентах, — за сколько продал. Предатели, сволочи; в лучшем случае — несчастные, запутавшиеся (не в идеях, а в долгах и бабах).

Вот с кем вы умеете и любите иметь дело. С ними понятно, как работать. Принесет секретные чертежи — дать прибавку. Заартачится — цыкнуть. (Наверное, это вам спасибо, что либеральный империалист замолк; видно, вы нажали какую-нибудь электрическую кнопочку у него на пузике.)

Все удивляются вашей кадровой политике. Вы не выгоняете даже самых одиозных (рыбного Наздратенку, питерского Яковлева, которого вы же сами публично назвали Иудой, дефолтивного Кириенку и др. и пр.) — вы их только переставляете, делаете своими полпредами; даже совестно.

Один пример: вот назначили вы специалиста по геморрою командовать телеканалом НТВ. Это было очень остроумно, потому что НТВ досаждал вам именно как геморрой. И сделай вы такую штуку каким-нибудь немцам — мы бы хохотали. Но НТВ было нашим телевидением, и вышло, что это вы нам назначили лекаря, нас решили лечить.

Использование отвратительных качеств — хорошо и правильно, когда речь идет о вербовке (найме) гражданина на работу в пользу чужого ему государства. А вы сейчас нанимаете (вербуете) ведь не немцев, а наших, своих.

Там, в чужой стране, приходится иметь дело со всякой сволочью, потому что хороший человек против своей Родины действовать не станет. Хоть его озолоти.

После вербовки такие люди становились врагами собственной страны, собственного народа. Одобряю, ибо они таким образом начинали приносить пользу нашей стране, нашему народу.

Но теперь все происходит здесь, дома, и результат ясен: завербованные становятся врагами собственному народу.

А народец удивляется: как безжалостно отменяют льготы?! как взвинчивают цены?! Не только бензин, хлеб дорожает — а почему? Неурожай нефти? Неурожай пшеницы? Или рекордный урожай чиновной сволочи?

Вместо того чтобы приглашать на работу, вы продолжаете вербовать агентов. А у них — нет идеи служения. У них — страх, корысть, жестокость.

Всем ясно, что Беслан — это Чеченская война. А Кремль говорит — “никакой связи”. Всем ясно, что назначение губернаторов не напугает террористов. А Кремль...

Ну и что? Всем было ясно, что Брежнев в маразме, а он долгие годы руководил сверхдержавой. Всем было видно, что Черненко — растение (это не насмешка, он был ужасно болен), но его назначили руководить сверхдержавой.

Разве мы (и вы) этого не понимали? Но от нашего понимания ничего не менялось.

В минувшее воскресенье — ровно десять лет, как профессионалы Грачева убили журналиста “МК” Дмитрия Холодова. На кладбище, на панихиду мы вас не ждали. Не удивились и тому, что ни одного сочувственного слова ни вы, ни вся ваша вертикаль не проронили.

Всем ясно, что за оправдание убийц Холодова один судья пожалован в генералы, другой — повышен в должности. Скорее всего с вашего ведома. Зачем?

Если бы вы видели, уважаемый Владимир Владимирович, с какой веселой наглостью вели себя подсудимые. Если бы вы, юрист по образованию, почитали дело, переполненное вопиющими нарушениями Конституции и законов. Если бы вы поглядели, как судья в перерывах курит с подсудимыми, как судью увозит и привозит машина подсудимых...

Ну и что? Всем всё ясно, но ничего не меняется.

* * *

Уважаемый Владимир Владимирович, подумайте (пора): что останется от вас в истории? У вас есть дети, будут внуки — что вы им оставите? (Речь, ясное дело, не о деньгах.)

Мочить в сортире; сделать обрезание так, чтобы ничего не выросло, — не спорю, фразы удачные, понравились народу, запомнились. Для сиюминутных — фразы вполне. Для исторических — ничтожные. И что кроме них? Люди умирают, уезжают, кольцо врагов сжимается, взрывы учащаются... В тюрьме торчит Ходорковский, и уже неважно: виноват ли, но на бизнесменов это действует потрясающе. Если по примеру Петра Великого, который утыкал всю Москву отрубленными головами стрельцов, воткнуть в Кремлевскую стену палку с головой Ходорковского — все выборы пройдут с таким результатом, что обзавидуются и Лукашенко, и Туркменбаши...

Ваш предшественник в мире был известен как Первый Президент России. Но мы-то его знали как Первого секретаря Свердловского обкома КПСС. Можете ли с ходу назвать хоть одного ельцинского министра, которого бы народ уважал? (Шойгу не в счет, он ни политику, ни экономику не делает; это правительственный слесарь-сантехник — починяет, где течет, где искрит, где засор.) Премьеры — караул, вице-премьеры — воры (один даже продавал оружие и вертолеты японским сектантам-убийцам), силовики — предатели (звучит грубо, извините; но как назвать продажу оружия врагу?).

* * *

80 процентов белорусов проголосовали за пожизненное президентство Луки. Всем ясно, что это липа. Но ведь вы не станете опровергать эти проценты, признаете законными. А наш народ, понимая, что это фальшивка, услышит от вас, будто эта фальшивка — истина. И подумает народ уже не о лукашенковских, а об нашенских процентах — не липа ли и они? Если вы чужую липу признаёте — значит, свою-то и подавно.

Помню, вы заставили Думу проголосовать за сталинский гимн. Объясняя свою настойчивость, вы сослались, будто 60 процентов народа (по опросам; чьим?) — за эту музыку, и добавили иронически: “Может быть, мы с народом ошибаемся”. Вы, конечно, хотели сказать, что глас народа — глас Божий, и значит, вы не ошибаетесь.

Во-первых, уважаемый Владимир Владимирович, никакого 60-процентного гласа Божьего не бывает; он всегда 100-процентный. Во-вторых, то вы ошибаетесь с народом, то с силовиками, то с Бушем... (Вчера, например, вы сказали, что если Буша не изберут на второй срок — это будет победа международного терроризма. Ох, уважаемый Владимир Владимирович, кто бы мог подумать, что Керри — кандидат террористов.) Однажды люди решат, что ошиблись с вами. И начнут ошибаться без вас.

Зачем все время с кем-нибудь ошибаться? Давайте начнем действовать правильно.

Только для этого придется агентов поменять на сподвижников.

Интересно бы знать: думаете ли вы об этом?




Партнеры