Кровники Pоссии

30 октября 2004 в 00:00, просмотров: 357

Главу МВД Нургалиева, главу ФСБ Патрушева и генпрокурора Устинова депутаты ждали в гости два месяца. Вообще-то некоторым хотелось послушать их после Беслана...

Что ждет басаевского дядю?

Выступая вчера перед депутатами Госдумы, генпрокурор Владимир Устинов предложил, мягко говоря, необычный способ борьбы с терроризмом: “Контрзахват заложников” — сказал он, имея в виду, что государство должно брать в заложники родственников террористов. “Не надо строить дипломатическую мину!” — грозно произнес он.

Захватывать в заложники родственников террористов или нет? Во время Беслана на эту тему горячо спорили. Но, что самое интересное, во время Беслана эти самые родственники фактически уже были в заложниках. В начале марта были арестованы все мужчины, жившие в доме у “министра обороны Ичкерии” Хамбиева в селе Беной. На следующий день один из его родственников “сдал” Хамбиева, его даже уговорили не открывать стрельбу...

По данным Los Angeles Times, во время захвата заложников в Беслане в Ханкале держали 40 родственников боевиков. А по информации “МК” мать террориста Ходова привозили в Беслан. Она пыталась уговорить сына сдаться...

Как использовать родных террористов в случае теракта? Возможно участие в переговорах, уговорах, как это было с матерью Ходова в Беслане. Возможен арест “по подозрению в соучастии”, как это практикуется в Израиле. В любом случае мера, предложенная генпрокурором, уже действует в том или ином виде...

Руководители правоохранительных органов рассказывали, как после терактов в августе — начале сентября они все, что можно, усилили и поставили под контроль. Но безопасность объектов, которые могут потенциально привлечь внимание террористов, по-прежнему под большим вопросом. Тот же Устинов поведал печальную историю о том, как на Астраханский газоперерабатывающий завод, где хранятся миллиарды кубометров газа, беспрепятственно проникли осуществлявшие эксперимент оперативники: они “заминировали” скважину, целой группой проникли к водоочистным сооружениям и что-то там обстреляли из гранатомета.

Глава ФСБ сообщил, что за этот год совместными усилиями его ведомства и МВД было предотвращено более 200 терактов, “могущих вызвать серьезный общественный резонанс”. Правда, из 80 смертниц, которые подготовлены на рубежом для направления в Россию, обезврежена лишь часть. “У некоторых из тех, кто остался необезвреженным, — с сожалением в голосе продолжил г-н Патрушев, — до семи документов, удостоверяющих личность, и их поймать трудно, потому что неизвестно, какими маршрутами они могут проникнуть в Россию...”

Что же предложили депутатам в качестве мер по повышению эффективности борьбы с терроризмом?

Генпрокурор Устинов по-простому заявил: если у нас война, то действовать надо по принципу “кто к нам с мечом придет, от меча и погибнет”. Нужны чрезвычайные меры, “неприемлемые в других условиях и по другим преступлениям”. Во-первых, следует ввести упрощенную систему судопроизводства — прокуратуре мешает процедура, обязательная в уголовном законодательстве, требующая санкции суда на применение такой меры пресечения, как арест.

“Если мы задержим родственников террористов и покажем, что мы такое можем с ними сделать, то это поможет нам спасти людей”, — объяснил генпрокурор свою идею про “контрзахват заложников”. Вопрос депутатов — а что делать с захваченными родственниками, если на террористов эта мера не подействует? — остался без ответа.

Николай Патрушев считает необходимым отменить суд присяжных по преступлениям террористического характера и увеличить по ним срок давности. Еще он вместе с министром внутренних дел обещают создать антитеррористический комитет с подразделениями в каждом регионе...

Многие депутаты были разочарованы. “Мы не услышали ничего о том, как сделать, чтобы грузовики со взрывчаткой не ездили беспрепятственно по дорогам России”, — говорили они. Идея генпрокурора про “контрзахват заложников” вызвала недоумение: “Если следовать логике Генпрокуратуры, то государство станет само террористическим”, — сказал член Комитета по безопасности Геннадий Гудков.


P.S. Вчера депутаты утверждали план своей работы на ноябрь-декабрь. Ни одного антитеррористического закона, о которых так много говорилось сразу после Беслана, в этом плане нет.


ЦИТАТА ДНЯ

Александр МИХАЙЛОВ, генерал-майор ФСБ запаса, в интервью “МК”:

“Когда в Буденновске Сергей Степашин вел переговоры с Ширвани Басаевым, братом Шамиля, он его спросил: “Что мы должны сделать, чтобы вы ушли?” Ширвани ответил: “Приведите сюда всю мою семью и расстреливайте по одному человеку через каждые 10 минут. Тогда вы своего добьетесь”. — “Но мы не можем на это пойти”, — сказал Степашин. “Тогда вы проиграли...”



Партнеры