Кинорубка

30 октября 2004 в 00:00, просмотров: 289

VI съезд Союза кинематографистов РФ закончился после полуночи, уже 29 октября. Председателя Союза кинематографистов России выбирали два раза. Выдвигали несколько кандидатур, среди которых были Эльдар Рязанов, Станислав Говорухин, Елена Цыплакова, Никита Михалков и еще несколько менее известных персон. Все, кроме двоих, взяли самоотводы. Первый раз выбирали тайным голосованием. За Никиту Михалкова — 64,5% (400 человек). За Елену Цыплакову — 35,5% (212 человек). По уставу СК РФ выбранным считается тот, за кого проголосовали 75% присутствующих.

Второй раз, когда большинство делегатов съезда покинули зал, произошло второе голосование. За Михалкова проголосовали 189 человек, против — 9. Оставшиеся поздравили Никиту Сергеевича с победой.

Чем запомнился съезд? Скандалами, криками и фразой Михалкова: “Имя мое, Никита, значит бесогон. И различаю я стук коготков в зале”.


А теперь слово самим кинематографистам. Вот как они специально для “МК” прокомментировали ситуацию. Все интервью, кроме Михалкова, даны перед “выборами” председателя СК РФ. Михалков говорил после.

Станислав Говорухин (режиссер, актер):

“Я отказался, потому что не хочется влезать в этот гадюшник, в этот клубок змей. Атмосфера, которая сейчас в Союзе кинематографистов, ужасна. Многих мастеров нет, потому что они из союза ушли — не хлопая дверью, а махнув рукой. Где молодежь? Где здесь те, кто сегодня делает кинематограф? Никого нет. Во-первых, их не очень-то и приглашали, во-вторых, они и сами не идут. Они молодые, им противен сам запах коммунальной кухни. А именно в жуткую коммуналку превратился Союз кинематографистов. И все, что здесь говорили — предыдущее правительство союза, все полная ерунда. Это либо зомбированные люди, либо подлецы. Все, до чего дотрагивался союз, все разрушалось: дома творчества в Болшеве, “Красная Пахра”, Киноцентр. Киноакадемия “Ника” еще сопротивляется, но будет уничтожена. Безусловно. Потому что такова логика войны — на уничтожение. Я поддался на секундную слабость, на уговоры, согласился с тем, чтобы меня тоже выдвигали на пост председателя СК РФ. Но когда предложили и Лену Цыплакову, я был счастлив отказаться от своего участия. У нее много энергии, она чистый и порядочный человек. Сегодня, в век безнравственности, хороший человек — это высшая профессия. Лена — честный человек, и вокруг нее обязательно должны сгруппироваться честные люди. Женщина на этом посту сделает гораздо больше. Женщинам я доверяю больше.

Ну как может Никита Михалков выдвигаться на третий срок, когда такая атмосфера? А выдвигается он потому, что не выдвинуться нельзя. Потому что первый же аудит, первая же проверка преподнесет нежелательные для него результаты. Разрушено все. Осталось разрушить Дом кино, а его обязательно теперь разрушат. И союз будет уничтожен. Через четыре года, когда на месте Дома кино возведут новый жилой дом или еще что-то, про союз уже никто и не вспомнит”.

Сергей Урсуляк (режиссер):

“Я считаю, все, что здесь происходит, очень вредно для творческого человека, потому что выбивает почву из-под ног. Есть такая история про Пастернака, который сказал одному великому артисту, который должен был играть Гамлета в переводе Пастернака и притом непорядочно себя вел. И Пастернак ему сказал: “Ты хочешь сыграть Гамлета? Чем ты будешь его играть?” Мне кажется, после таких съездов исчезает чем играть, чем снимать, чем жить. Правильнее здесь не находиться, но я решил для себя, что должен знать все “из первых рук”, то есть в “авторском исполнении”, и я это выдержал...

Я считаю, есть вещи важнее, чем борьба за Киноцентр. И нельзя сидеть дольше положенного. И даже если этого захотели б все, все равно надо уходить. К сожалению, наше сообщество часто предвосхищает процессы, происходящие в жизни. И боюсь, что так и произойдет. Но я все-таки хочу, чтобы в 2008 году произошла смена президента вне зависимости от того, нравится он мне или нет”.

Александр Атанесян (продюсер, режиссер):

“То, что сегодня мы увидели, это агония. Этих людей объединяют только вопросы собственности. Как только исчезнет Дом кино, исчезнет и Союз кинематографистов. Как в стране не правит закон, так и здесь не правит закон. Закон — это согласие всех подчиняться. А здесь несогласие подчиняться чему бы то ни было. Я пожимаю руки и Никите Михалкову, и Рустаму Ибрагимбекову. Но моя работа с Сергеем Параджановым научила меня отделять художника от человека. Как художникам я им пожимаю руки с удовольствием. Как людям — без удовольствия. Потому что они разрушали свою дружбу. Судить об имущественных проблемах Киноцентра я не готов, потому что лукавые документы предлагают и с той, и с другой стороны. Ни одной независимой экспертизы, ни одного независимого юриста. Понять ничего нельзя. Самое страшное, что я сам сейчас об этом говорю, будто у союза нет других вопросов. Понятие цели существования Союза кинематографистов полностью утрачено. Это, я думаю, является краеугольным камнем проблемы, которая сегодня существует. Если это творческий союз, то тогда вообще непонятно, что здесь происходит. Потому что действующие ныне режиссеры — Алексей Балабанов, Александр Рогожкин, Петр Буслов, Егор Кончаловский, Андрей Звягинцев, Александр Хлебников и Борис Попогребский, Алексей Сидоров, Валерий Тодоровский — где они? Люди, которые занимаются творчеством, которые создают успешные фильмы, которые отмечают фестивали, и их смотрят зрители, — их нет сегодня в зале. Им неинтересно. Если творческий союз не превратится в организацию, защищающую профессиональные интересы, он погибнет”.

Александр Баширов (актер, режиссер):

“Я считаю, коней на переправе не меняют. Я буду голосовать за Михалкова. Хотя, я думаю, я бы тоже был неплохим председателем. Жаль, не успел себя предложить”.

Никита Михалков (режиссер, актер):

“Преодолен раскол, пресечена попытка группы людей, которые кровно заинтересованы в том, чтобы продолжать править бал и распоряжаться собственностью и бесконтрольно существовать в союзе, диктуя свои условия. И я очень счастлив, что все-таки здоровые силы союза одержали победу, хотя очень трудно было все это вытерпеть просто, да еще и молчать. Но я совершенно точно знаю, что правда за нами, потому что мы никого не хотели ни обидеть, ни унизить. Никогда и никто из тех, кто со мной спорил, не расплачивался за это, как почему-то считали те, кто пытался нас задавить. Раскол преодолен, хотя многие видели, какие безобразные формы это порой принимало. Я благодарю Бога, что моей спортивной и творческой жизнью награжден терпением. И мы закончим всю борьбу за Киноцентр. Я убежден, что восторжествовала справедливость и я выполнил обещание, данное съезду и президенту”.



    Партнеры