Дело в шляпе

30 октября 2004 в 00:00, просмотров: 1289

Само их происхождение загадка, ибо родятся они без семян. Они и не животные, и не растения: в процессе обмена веществ они образуют мочевину, при этом напрочь лишены хлорофилла. Они живут семьями. Мало кому известно, что существуют гриб — мужчина и гриб — женщина, которые совсем не похожи друг на друга. Но есть в Москве ученый, который об этих загадочных созданиях знает все! В своем загородном доме под Каширой доцент медико-биологического факультета РГМУ Федор Карпов круглый год выращивает редчайшие виды грибов.

Букет из макарон

Около облепленного мокрыми желтыми листьями окна — кабачок. Из него, как из горшка, растопырив лопоухие шляпки, растут коричнево-бурые грибы.

— Вешенку в кабачке вырастил ради забавы, — говорит, улыбаясь, Федор Федорович Карпов. — Протер овощ спиртом, вырезал прокаленным стерильным ножом небольшое отверстие, поместил туда мицелий — грибницу вешенки и закрыл отверстие стерильной ватой. Через месяц выросли красавцы грибы.

До перестроечных времен доцент Карпов занимался разработкой электронных приборов для медиков. В период рыночных отношений стал изучать физические основы культивирования грибов медицинского назначения.

— Смотри, — говорит хозяин, растирая в руках сорванный с березы лист, — против атмосферных явлений у растений есть защитный восковой слой. У грибов такой защиты нет. Поэтому секрет выращивания грибов заключается в создании определенных физических атмосферных параметров. Физикой грибов я и занимаюсь.

Идем к небольшой тепличке. Внутри из прорезей полиэтиленовых мешков, набитых субстратом — соломой и отрубями, — гирляндами спускаются закрученные в бутоны винно-красные грибы.

— Это та же вешенка — только красного оттенка. Если к субстрату добавить лузгу подсолнечника, грибы будут иметь приятный привкус подсолнечного масла, — удивляет нас хозяин.

Любуемся съедобными грибами-цветами, а хозяин несет нам трехлитровую банку с еще одним букетом. Все пространство емкости заполнено причудливо изогнутыми стебельками, из стеклянного горлышка выглядывают многочисленные шляпки-шары. Федор Федорович ловко выхватывает из банки длинную ножку-нить и со словами: “Угощайтесь!” — отправляет ее в рот. Проглотив, объясняет:

— Это зимний опенок, в отличие от осеннего его можно есть в сыром виде. В Японии его называют “енокитаке” — “снежный гриб”, а еще — “гриб-макароны”. На Востоке ими торгуют — длинными пучками, напоминающими лапшу.

Чтобы вырастить “спагетти”, наш консультант треть стеклянной банки заполняет мицелием — грибницей — и питательным субстратом. Вскоре образуются плодовые тела — нити, напоминающие сыр “Рокфор”. Гриб тянется своими шляпками к кислороду, начинает вылезать из банки. Если при этом на горлышко емкости надеть высокий “воротник” из картона, ножка гриба вытянется в длинную съедобную макаронину.



“Мясной” зонтик

На искусно составленных небольших бревнышках, присыпанных землей, мы видим желто-коричневые грибы.

— Это шиитаке, на Востоке гриб №1. Видите, по всему грибу пятна более светлого цвета? — показывает хозяин. — Японцы считают, что у этого чудо-гриба окраска молодого оленя. Шиитаке — и еда, и лекарство. Мадонна объясняет упругость и свежесть своей кожи действием грибного чая из шиитаке. Дженет Хьюстон избавилась с помощью этого гриба от синдрома хронической усталости.

Ныне шиитаке стал практически “домашним” грибом. Засеянные мицелием — грибницей — деревянные пробки помещают в щели, проделанные в поленьях, и замазывают отверстия воском. Вскоре на обрубках бука и дуба проклевываются грибы.

В Америке перед Рождеством продаются “зараженные” грибницей чурбачки. Их можно купить и к Новому году вырастить дома для настольного букета и еды целебный гриб шиитаке.

Чтобы мы убедились, насколько шиитаке вкусный гриб, хозяин приглашает нас к столу. Кусочки гриба в ароматном супе напоминают… вкуснейших виноградных улиток. Федор Федорович, довольно потирая руки, замечает: “Витамина D в шиитаке больше, чем в печени трески. Столичные рестораны принимают этот гриб у специалистов по тысяче рублей за килограмм”.

Прихлебывая чай из молотого шиитаке, наш хозяин замечает: “Грибы — пища тяжелая. Каждая их клетка, как тело насекомого, покрыта плотной хитиновой оболочкой. Лучший способ извлечь из гриба питательные вещества — размолоть сушеный гриб в муку и добавлять этот порошок в различные блюда или заваривать грибной чай”.

Уже много лет Федор Федорович ведет занятия в школе грибоводства. Ныне в его силах создать климатические условия для выращивания абсолютно всех искусственно культивируемых в мире грибов — даже для такого капризного гриба, как лакированный трутовик.

— Этот гриб не едят, он предназначен для настоев, — объясняет Карпов. — Известно, что в Китае Мао Цзэдун и его четыре жены ежедневно употребляли настой из лакированного трутовика. На Востоке давно известно, что он действует и как женьшень, и как виагра одновременно.

Выращивать этот самый целебный в мире гриб можно только по особой технологии с соблюдением полной стерильности — под ультрафиолетовыми лампами, где все поверхности обрабатываются хлоркой. Федор Федорович сетует, что в Подмосковье его выращивают только два грибовода, да еще один специалист в Саратове.

В завершение экскурсии ученый показывает нам выращенный им на березовом пне раскидистый коралловый гриб, напоминающий рога миниатюрного оленя. Видим мы в соседней тепличке и знаменитый пестрый зонтик, поднявшийся на специально привезенном компосте из лошадиного навоза. Шляпка у высокого гриба — с большую сковородку. “По вкусу пестрый зонтик напоминает телятину”, — интригует Карпов.



Храбрый мухомор

— Почему не удается вырастить на грядке белые грибы, как шампиньоны? — интересуемся мы у ученого.

— Заметьте, названия многих грибов четко связаны с названиями деревьев: подосиновик, подберезовик, дубовик. Их грибница оплетает мелкие корни деревьев белым пушистым чехлом. Таким образом, грибы-“нахлебники” питаются готовыми органическими веществами. Грибы внедряются в корневые волоски дуба, березы, осины. Вырастить их без этих деревьев нереально. Известен только один случай, когда белый гриб вырос в… фикусе у одной бабушки. Кадка с растением стояла у нее в сенях.

А вот укоренившееся мнение, что нельзя собирать грибы вдоль автомобильных трасс, Карпов считает несостоятельным: “Сейчас уже не выпускается этилированный бензин, который содержит свинец”.

Даже к ядовитым грибам у Федора Федоровича особое отношение. Один из видов он, например, собирает, сушит и использует как приправу к мясным блюдам. Ученый считает, что при сушке ядовитые азотсодержащие вещества — алкалоиды — разрушаются, а соус из этих грибов имеет ни с чем не сравнимый аромат.

По мнению Карпова, смертельно можно отравиться только бледной поганкой и красным паутинником. Первая действует на печень, второй — на почки. Бледная поганка очень похожа на сыроежку.

Красный паутинник растет на Кавказе, в горах. “Первые признаки отравления после его употребления наступают только через 10 дней, а смерть — через месяц, — говорит Карпов. — Согласно легенде, Владимир Ильич Ленин был отравлен красным паутинником”.

А вот человек, отведавший красного мухомора, чувствует лишь сильное нервное возбуждение, у него возникают галлюцинации, прилив храбрости. “Известно, что настои из красного мухомора употребляли шаманы и средневековые завоеватели-викинги, — продолжает рассказывать ученый. — Через 4 часа они начинали маяться животами, у них случался понос. Поэтому викинги, отведав мухоморов, не чувствуя боли, разили без устали противника зажатыми в обеих руках мечами только несколько часов, потом же чинно рассаживались по кустам”.

На кафедру в медицинский институт, где работает Федор Федорович Карпов, частенько звонят “предприниматели” с вопросами, можно ли наладить производство галлюциногенных грибов. Всякий раз ученый смеется: “Нужно было им дать телефон ФСБ”.

Между прочим, это только для нас грибы — деликатес и лекарство. Сами-то они выбрасываются из подземной грибницы на поверхность лишь с одной целью — размножения.





Партнеры