Пирамиды построены до потопа

4 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 453

Книга выдающегося исследователя древних цивилизаций Грэма Хэнкока “Следы богов” стала бестселлером последнего десятилетия. Он доказательно представил многие знаменитые памятники как наследие предыдущей цивилизации, достижения которой в познании мира были значительно выше наших.

Среди этих памятников выделяются — не только размерами, но и потенциалом в развитии познания — великие египетские пирамиды.

Отрадно, что работы в этом направлении ведет и наш соотечественник Дмитрий Павлов — физик и предприниматель (я уже писал о нем в статье “Форточка в N-мерное пространство” в январе прошлого года). Нынешней весной он предпринял очередную экспедицию в Египет (о предыдущей, проведенной под эгидой нашей газеты, мы подробно информировали в марте-апреле прошлого года).

Недавние находки и догадки укрепили исследователя в мысли, что самым колоссальным на Земле сооружениям не 4500, как принято думать, а многие тысячи лет, и начали их возводить отнюдь не предки египтян, но цивилизация, гораздо более нас информированная об устройстве Вселенной.


— Дмитрий Геннадьевич, мысли о значительно большей древности сооружений, относимых эллинами к первому чуду света, высказывали многие. Но серьезные историки — египтологи, археологи, культурологи — даже не удостаивают комментариями эти псевдонаучные предположения. Неужели вам, кандидату наук и перспективно работающему физику, не дают покоя лавры чудаков-“пирамидологов”, которым посвящены лишь иронические сноски в классических трудах по пирамидам?

— Ну, во-первых, кто из историков серьезен, покажет история. Во-вторых, любой нормальный исследователь меньше всего озабочен лаврами — его влечет приближение к истине, что, поверьте, куда соблазнительней любых лавров. В-третьих — и это, пожалуй, главное, — у меня появились доказательства моего, согласен, странного на первый взгляд утверждения о многотысячелетней истории пирамид.

— Давайте с новых доказательств и начнем.

— В последней поездке в Египет, куда я отправился с двумя геофизиками, вооруженными сейсмографическими приборами, мы работали преимущественно на пирамиде в Медуме, которую приписывают то фараону Хуни, то Снофру, отцу Хеопса. Внешне она отличается от других гигантских пирамид отсутствием вершины и наличием одной ступени. В отличие от всемирно знаменитых пирамид в долине Гизе или возле села Саккара медумская пирамида малопосещаема, малоизучена и редко воспроизводится в литературе — скорее всего потому, что она ощутимо удалена от Каира и к ней более хлопотно добираться.

Так вот, именно эта, “периферийная из великих” пирамида отчетливо демонстрирует своими камнями двухэтапность строительства. Причем второй, более поздний этап как раз и относился к эпохе великих фараонов III—IV династий.

— То, что вы сейчас сказали, не просто сенсация, а попытка переворота в науке о пирамидах. Если, конечно, для него имеются аргументы.

— Вот они, на фотографиях, которые мы сделали. Смотрите, нисходящий лаз примерно посередине имеет уступ. Выше него стены и потолок гладкие, а вот за ним выщербленные. Причем граница двух этапов строительства не горизонтальна, но вертикальна. Что согласуется с догадкой А.Васильева, которую мы с вами проверяли в ходе прошлогодней экспедиции: “ядро” каждой большой пирамиды — скальное. Только отличие моего предположения от сделанного А.Васильевым — эти “ядра” не природные, а рукотворные и выстроены разумными существами (из осторожности пока не называю их людьми) за несколько тысячелетий до эпохи великих фараонов Древнего царства.

— Хорошо, двухэтапность строительства медумской пирамиды очевидна. Но почему бы нам не предположить, что “ядро” древние египтяне возводили для фараона Хуни (или Снофру — это сейчас несущественно), а “обстройку” делали гораздо поздней, чуть ли не в Средние века или даже после эпохи Просвещения?

— Есть один обнаруженный нами факт, который не позволяет расположить два периода строительства на оси времени так, как предлагаете вы. Это довольно толстый — 2—3 миллиметра — слой соли на более глубоких, то есть древних поверхностях внутри пирамиды. На фотографиях эта соль хорошо видна. Она-то и стала причиной выщербленностей “ядра”.

— Но отчего вы датируете соль “царем Горохом”?

— Она могла проникнуть на стены сооружения только под действием капиллярных сил из подпочвенных вод, когда климат в этом регионе был значительно более влажным, чем сегодня и все 4500 лет, что мы отводим истории Египта.

— Справедливости ради отмечу, что американский геолог Роберт Шох по следам водной эрозии на теле Сфинкса в долине Гизе определил его возраст более семи тысяч лет — именно до той поры климат в Египте был влажным. Но почему мы не встречаем соли во внутренних пустотах других пирамид, хотя бы Хеопса, Микерина и “розовой” в Дашуре, которые год назад мы вместе посетили?

— Они стоят на более возвышенных местах, и капиллярные силы не способны поднять соль на столь большую высоту. В Медуме геологическая ситуация разительно отличается от Гизе, Саккары и Дашура: здесь солончаки подступают очень близко к пирамиде.

Другое подтверждение моей версии: погребальная камера медумской пирамиды вырублена грубей, чем нисходящий лаз. С точки зрения логики погребения фараона, логики всей культуры Древнего Египта это абсурдно: погребальная камера — центральное помещение грандиозного сооружения, ради нее-то оно и возводилось. Но беда строителей в Медуме заключалась в том, что так называемая погребальная камера оказалась ниже уровня подпочвенных вод, и солевая атака на камни в этом месте была более активной.

Третий аргумент: высота медумского лаза примерно на полметра больше, чем во всех других пирамидах. Лишние полметра высоты лаза — это лишние титанические усилия, дополнительные годы строительства. К тому же египтяне свято чтили канон, и если отступали от него, то лишь в силу исключительных обстоятельств. Которые как раз и появились в Медуме: огромное количество мусора, производимого отбиванием соляной “шубы”, требовало, по-видимому, увеличить сечение лаза.

Четвертый аргумент. Следов сравнительно недавней реставрации (последних трех столетий, когда у просвещенного человечества пробудился интерес к пирамидам) на медумском памятнике нет, а вот на стенах погребальной камеры хорошо заметны следы работы древних реставраторов. Это заделка неровностей между камнями раствором — в точности как на нижних ярусах пирамиды Хефрена, что мы вместе с вами год назад обнаружили и о чем вы подробно писали в репортажах из нашей экспедиции.

— Но не логичней ли предположить, что эти заделки между блоками сработаны, к примеру, арабами в Средние века?

— Нет, потому что обнаруженные в медумской пирамиде куски древнего раствора изъедены солью, которая, как мы уже обсудили, могла подняться из земли не позднее семи тысяч лет назад.

И, наконец, пятый аргумент. Нисходящий лаз имеет надлом, то есть угол наклона лаза к горизонту внезапно меняется. Ничего подобного в других пирамидах нет. Причем этот надлом пришелся как раз на границу двух слоев, то есть двух этапов строительства. Значит, строителей двух этих этапов разделяло весьма продолжительное время — никак не меньше нескольких тысячелетий — ведь у древних египтян, как известно, канон не менялся долгими веками.

— Какие же археологические сюрпризы обещает нам эта, как оказалось, интереснейшая из великих пирамид?

— Главный сюрприз уже преподнесли египетские власти: к камням медумской пирамиды прибита табличка. На ней извещается, что желающие производить на данной пирамиде археологические раскопки могут свободно это осуществить, заплатив в музейную кассу две с половиной тысячи долларов.

— Это посильная для вас сумма?

— Вполне. Ради столь стремительного приближения к истине таких денег не жалко. Тем более что сейсмографический прибор наших геофизиков указал на большую асимметричную пустоту в пирамиде. Правда, заманчиво просверлить легитимную дырку в найденном месте и запустить в пустоту мини-видеокамеру?

— Да это не уступает по дерзости роботу Хантенбринка, запущенному в “вентиляционный лаз” пирамиды Хеопса!

— С той лишь разницей, что работы мюнхенского инженера остановлены, уже второй раз, Департаментом древностей Египта.

— Пирамида Хеопса еще в 1995 году ошеломила меня огромным куском скалы на западной стене камеры царицы. Пирамида Хефрена год назад подарила нам с вами остатки древнего раствора и очевидные следы скального основания. Это все новые факты, ранее науке неизвестные. Можно ли, на ваш обновленный взгляд, ожидать дальнейших “подарков” от больших пирамид?

— Прежде всего от двух пирамид Снофру в Дашуре — “розовой” и “ломаной”. Вы помните, конечно, окрестности этих сооружений, усыпанные морской галькой, и следы карьеров для выработки известняковых блоков возле пирамид. Во время последней поездки я более тщательно обследовал эти места. И заметил неоднородность галечного покрова.

В карьере возле “розовой” пирамиды гальки мало: видно, ее там просто не было совсем, но за прошедшие после строительных работ века немного насыпалось сверху. По моей беглой оценке, в ямах гальки примерно раз в 10 меньше, чем на каменистом плато Дашура.

Немного к востоку сохранились следы другого, более крупного карьера. Так вот, в нем гальки несколько больше — примерно раза в два меньше, чем на поверхности. Значит, он гораздо древнее: климат был влажным, движение пород более активным, вот и сыпалось по склону больше гальки, чем в более поздние, “сухие” века.

Мысль моя заключается в том, что галька — наследие мезозойского моря, плескавшегося миллионы лет назад на месте нынешнего Египта, — распределена по поверхности плато в среднем равномерно. Плотность ее распределения может служить параметром для датировки различных уровней выработки известняка.

Отсчетом может быть еще одна каменоломня в Дашуре — вблизи полуразрушенной пирамиды Аменемхета III, построенной из кирпича-сырца в эпоху Среднего царства. А дата ее строительства определяется по многочисленным осколкам керамики, современным возведению пирамиды. Плотность покрытия галькой этого горизонта может быть взята за отправную точку. Так мы вычислим возраст карьеров вблизи двух гораздо более древних пирамид Снофру.

— Нечто наподобие хронологической шкалы, построенной по годичным кольцам деревьев?

— Да, идея аналогична. Правда, осуществление ее может быть более трудоемким. Зато мы имеем шанс оценить даты выработки мягкого известняка для пирамид Снофру. Это, конечно, будут даты более позднего, второго этапа строительства, потому что под мягким известняком “розовой” и “ломаной” пирамид наверняка обнаружится “ядро” из более плотного, качественного известняка, привезенного скорее всего с восточного берега Нила, как и для пирамид в Гизе. Если эта догадка подтвердится, обе дашурские пирамиды окажутся такими же двухэтапными, как пирамида в Медуме.

— И что же в конце концов все эти исследования покажут?

— Одно изменение датировки “ядер” — по существу, первоначальных пирамид — изменит взгляд на историю не только Египта, но всей нашей цивилизации. Тогда мысль о том, что нам предшествовала более развитая цивилизация, станет бесспорной.

— И для чего же она возводила грандиозные каменные сооружения — тоже для упокоения своих вождей-богов?

— Не думаю. Готов предположить два варианта. Первый: жившие на Земле до нас оставили нам геометрический образ устройства Вселенной, который я склонен прочесть как символ четырехмерного времени — по таким представлениям, пространства как такового во Вселенной вообще нет. Оно — лишь следствие взгляда со стороны, при котором три временных измерения превращаются в три пространственных. Этот пока мало известный физикам взгляд на геометрию обобщает геометрии Евклида, Лобачевского, Римана, Минковского, Эйнштейна.

Второй вариант: в древнейших, скрытых “фараоновой” обстройкой пирамидах могли помещаться исследовательские лаборатории, экранированные от внешних физических полей. Вряд ли сохранилось научное оборудование той высокоразвитой цивилизации — камеры-то во всех пирамидах пусты. Но стены тех лабораторий, хоть и замаскированные древними египтянами, остались.

— Будем надеяться, ваши новые экспедиции в Египет обещают новые открытия.



Партнеры