Мы для вас поакаем, вы для нас поокаете

11 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 139

...Плечи широкие, голос зычный. И штучный тоже — певец Владимир Девятов, коему в следующем году — 50, в своем жанре чуть ли не единственный мужик-народник из профессионалов. Остальные — барышни: Бабкина, Зыкина, Кадышева... Оптимизма много, радости ноль: плохо идет народная песня, не удается с нею до молодняка достучаться.

Но разве он будет сидеть сложа руки? Пока суд да дело, успел учредить новый проект “Фолк-группа ЯR-марка”, теперь же с удовольствием прокатает его по России-матушке, ибо премьера в “России”, что давеча была, такой шор вызвала!

— Поймите! — восклицает Владимир Сергеевич. — Музыка и сценография абсолютно отличаются от того, что я делал пусть даже два года назад! Это прорыв! Мы долго вынашивали идею более модного звучания, чего и добились!

— Сами?

— Не только. Вот есть перед вами народная песня. Ей 100 или 200 лет. Что с ней делать? Изменять слова и мотивы не надо: это прошедший сквозь сито времени 100-% хит. Сколько этих песен писалось — тысячи! А дошли — единицы. Нет, других хитов нам не надо. Но важно продумать трактовку! В этом есть смысл нашего проекта: добиться, чтобы народная песня заняла достойное место в системе шоу-бизнеса.

— Но ведь этим уже занимаются...

— Да, есть несколько коллективов в этой области (например, “Иван Купала”), но они лишь берут записи бабушек и трактуют через компьютер более интересно и динамично. Мы же пошли дальше: добились собственной сценографии, иллюстрирующей песню. И проект мы назвали по-особому — “Яр-марка”. Дело в том, что “яр” по-русски, согласно словарю Даля, — это “крутизна”. То есть получается “крутая марка”.

— Кто стал вокалистом?

— Мы решили объединить ребят 20—25 лет со всей страны. Дело в том, что в каждой географической области своя специфика пения. Москвичи “акают”, вологодцы “окают”... И мы в пении это глубинное объединяем в единое. У нас это все перемешалось. Два месяца отбирали людей в ансамбль, добивались характерных российских морд. А танец нам ставил балетмейстер Коля Андросов: тоже микшировал народность с современностью...

— Что, в кокошниках выходят?

— Нет, кокошники исключены. Кожанка... Все это выльется в большую программу, которую закончим к марту следующего года. Пока идет сбор отдельных номеров. Нам надо — повторял и буду это повторять — достучаться до большей части населения, до молодежи. Все 16 телевизионных каналов у нас молчат о народной песне. И причина этого в том, что все “народники” никогда не были объединены. Ведь смысл появления попсы следующий: собрались в начале 90-х умные ребята — Лисовский, Крутой, другие. И сказали: давайте сформируем этакий рыночек и будем бизнес делать. Появилась идея, появились идеологи, появились деньги, и пошло-поехало. Все направления, кроме народного, имеют развитие. И причина вовсе не в том, что кто-то там кому-то вставляет палки в колеса. Нет, просто не существует единения. Я как человек, закончивший Гнесинку, могу сказать: я учился и знаю всех певиц-народниц. Этих девчонок объединить было невозможно. Каждая пыталась тянуть одеяло на себя и протаскивать свои идеи. Не было кулака. Но мы — под эгидой моего Центра русской культуры и искусства — написали бумагу на имя Юрия Лужкова, чтобы нам на одном из каналов предоставили эфирное время. И все певицы подписали эту бумагу, хотя с каждой пришлось объясняться по полтора часа, что это не лично для меня нужно.

— Чувствую, вы всегда находите любопытные решения...

— Конечно, например, аранжировку мы долго искали нужную для цикла песен. Но нам помогли аранжировщики, некогда работавшие с “Тату”. Эти музыканты очень высокого класса, они обработали даже классические оперные партии, там “Сердце красавицы”...

— Ну, скажем, Бабкина и так работает с эстрадными звездами.

— Так это обыкновенный пиар-ход. Ведь и Паваротти работает с эстрадой. Речь не об этом. Главное, чтобы зацепить душу, чтобы это нравилось. Надо поднимать авторитет жанра. Мы приехали однажды на Байконур. Выходим — в зале десятиклассники сидят. Они нас поначалу вообще никак не принимали. Но после 2—3 песен стали с нами же петь. А потом пришли за кулисы и начали восторгаться: “мы ваще в экстазе”, “клёво” и так далее. Если человек в России родился — не важно, какой он национальности — он все равно знает эти вещи. Он с ними родился, жил и будет жить. Вот мы и хотим расшевелить эту струнку.




Партнеры