Летучий ГАИландец

13 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 514

Это раньше гаишники устраивали засаду на лихачей в придорожных кустах. Теперь они выше этого: новое транспортное средство скоро позволит им инспектировать местность с высоты птичьего полета. Корреспондент “МК” “объездил” дирижабль, который ГИБДД собирается запустить в небо над Москвой уже в конце этого года.


Мне всегда было интересно посмотреть, как дирижабль ведет себя на стоянке. Может быть, летает сам собой под потолком ангара? Или же шар ему предусмотрительно сдувают? “Крошка” “AU-12” чуть пританцовывал на привязи — его дынеобразная оболочка качалась из-за сквозняков, а стеклянная кабина покатывалась туда-сюда на единственном колесе.

— Когда хорошая погода, машину можно оставить на “мачте” — привязать к длинному штырю на аэродроме, — говорит Леонид Путинцев, летчик-испытатель, — и дирижабль будет спокойно кружить, несомый ветром. Прошу...

Дверь в “салон” открывается, как в купе. Хватаюсь за специальный поручень... Махина отвечает неуклюжими колыханиями. Но я все же занимаю место в одном из двух кресел, между которыми торчит джойстик для компьютерных игр. Может, все это аттракцион?

— Лучше пристегнись, а то когда пролетаешь над деревьями, рекой или домами, иногда начинается турбулентность. Заденешь за рычаг, и собьемся с курса... — предупреждает Путинцев.

— Я успею надеть парашют? — интересуюсь я — “второй летчик”.

— А мы пока не придумали, куда его положить, — признается Леонид. — Обычно пилоты на своих парашютах сидят — кресла там в виде чашек... А тут обыкновенные, как в автобусе. Ведь в наших дирижаблях только один пилот будет летчиком... Второй же пассажиром — инспектором ГИБДД. Да мы пока вообще не знаем, нужны ли нам будут парашюты? Даже если заглохнет двигатель, дирижабль сможет спокойно висеть в воздухе и двигаться по ветру. На это и рассчитано: зависаем над дорогой и следим за движением с верхотуры. И удобно, и экономично — топливо не расходуется. Уже и экстремалы освоили этот вид транспорта — зависают над аэродромом и прыгают с парашютом. Приземление тоже возможно, стоит выпустить часть гелия.

Одна из стен ангара вдруг начинает двигаться, открывая нам путь на аэродром. Два дюжих парня отвязывают дирижабль, хватаются за поручни, и мы трогаемся с места. В этот миг я проникаюсь горделивым чувством: в царские времена дирижабль был элитным видом транспорта. Зарезервировать билет на него было так же трудно, как сейчас записаться в космические туристы.

Леонид включает панель управления и налегает на железный рычаг сбоку от его кресла — винты размером в две огромные бочки со скрипом поворачиваются. А у меня рядом с креслом такой же... “Дирижабли рассчитаны на управление двумя пилотами. Однажды во время испытаний я пытался развернуть машину в воздухе — так налегал на рычаг, что сталь переломилась... Тут меня выручил второй летчик”.

Несколько метров проезжаем по взлетке аэродрома ЛИИ в городе Жуковском, и почва уходит из-под колес... Поднимаемся вместе с шаром, как пушинки. Уши не закладывает, в кресло не вжимает... Красота! Дирижабль призван парить над Москвой на высоте около тысячи метров, мы поднимаемся где-то на 200, мне кажется, земля движется медленно, хотя на датчике — 60 км в час. Внизу в это время распускаются зонтики наших помощников. Там начался дождь. Ой, а вдруг нас прибьет к земле?

— Видишь ли, ни дождь, ни снег нам не страшны. И купол не обледенеет — оболочка слишком гладкая, — успокаивает Путинцев. — Только сильный ветер не даст взлететь. А крупный град может пробить обшивку. Хотя во время Первой мировой были случаи, когда в шар попадали пули, и то аппарат снижался со скоростью парашюта.

Тут я замечаю над головой две ручки. Забавно: в летательном аппарате есть стоп-кран. А еще — огнетушитель. Представляю, как мы начинаем выпускать прямо в кабинке пушистую пену... “Да нет, это специальный огнеупорный заслон, он защитит двигатель от взрыва, — говорит летчик. — Камера, которую мы вмонтируем в кабину спереди, чтобы снимать сверху автомобильные “пробки”, будет также в защитном ящике”. Путинцев снова налегает на рычаг — снижаемся.

На земле нас “ловит” сотрудник ЛИИ — когда дирижабль касается земли, он цепляется за поручень и спокойно держит одной рукой махину размером с трехэтажный дом. “Сейчас разрабатываем якорь, который будет ввинчиваться в землю”.

Когда дирижабль закатывают обратно в ангар, вдруг слышится пронзительный свист — с таким звуковым сопровождением обычно выходит в узкое отверстие воздух.

— Видимо, в обшивке все-таки есть небольшая дырочка, — предполагает Путинцев. — Окончательно убедиться в этом можно двумя способами: натереть шар мыльной водой и посмотреть, где она пузырится, или наполнить его воздухом, заползти внутрь и посмотреть на свет. И еще, — радуется испытатель дирижаблей, — в Москве надо будет открыть специальные курсы водителей дирижаблей — ведь возрождается старая, забытая профессия!




Партнеры