Живая бомба

20 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 668

Вчера корреспондент “МК” узнал о сенсационном результате генетической экспертизы, выполненной в рамках расследования теракта возле метро “Рижская” 31 августа с.г. Женщина-террористка, чьи останки были найдены на месте взрыва, оказалась совсем не Розой Нагаевой, как считалось до сих пор.

Напомним, что главной подозреваемой в совершении этого громкого теракта все это время числилась Роза Салмановна Нагаева, 1976 года рождения. На то были основания, ведь ее сестра, Аминат Нагаева, 24 августа с.г. взорвала самолет Москва—Волгоград. А за два дня до этого из Хасавюрта выехали на автобусе четыре женщины-смертницы: две сестры Нагаевы, Сацита Джебирханова (она взорвала самолет Москва—Сочи) и Марьям Табурова (бесследно исчезла).

Чтобы установить личность погибшей террористки, взяли образцы крови у одного из близких родственников Розы Нагаевой. Их сравнили с останками, найденными на месте взрыва. Кстати, сохранилось не так уж мало: две ноги, правая кисть и пальцы правой руки, фрагмент головы с густой шевелюрой, правая половина лица.

Выполнял исследование Российский центр судмедэкспертиз. И вот вчера Мосгорпрокуратура, ведущая следствие по теракту, получила официальное заключение. Категорически установлено, что останки не могут принадлежать Розе Нагаевой.

Разумеется, Роза Нагаева была не единственной подозреваемой. Теперь этот вариант отработан. Что дальше?

— После того как в распоряжении следствия некоторое время назад появились отрицательные предварительные результаты, оперативные службы начали определять следующую кандидатку. Сейчас в поле зрения находятся несколько подозреваемых, оперативная информация проверяется, отбираются наиболее вероятные кандидатуры, — сдержанно прокомментировали “МК” эту новость в прокуратуре.

Сразу возникает вопрос. Где же в таком случае находится сейчас настоящая Роза Нагаева, которая скорее всего тоже в августе доехала до Москвы? Вернулась в Чечню? Мертва? Или до сих пор скрывается где-то в Московском регионе, ожидая удобного момента для очередного теракта?

Кстати, оставшаяся часть головы террористки повреждена не слишком сильно и в принципе доступна для идентификации. Главное — знать, с чьими прижизненными фотоснимками ее теперь сравнивать. Но террористы, как правило, не фотографируются, выходя “на дело”, а свои старые снимки намеренно уничтожают. Так что единственное, что может помочь, — это оперативно-розыскная работа. Она будет проводиться до тех пор, пока личность смертницы не установят стопроцентно.

Не исключено, что теперь с помощью генетической экспертизы будут проверять, не принадлежат ли останки до сих пор не найденной спутнице сестер Нагаевых — Марьям Табуровой.




Партнеры