Партийный кулачок

22 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 267

Уважаемый Владимир Владимирович!

Вы — коммунист, это ясно. И не важно, где ваш партбилет: сожгли, как деятель культуры, закопали, как партизан, храните в сейфе. Главное — что в душе.

Президент — политическая фигура №1. Он не может быть вне политики. А она — партийна. Вы же голосуете. И, надеюсь, от души, не лицемерите. И, надеюсь, — голосуете не за ЛДПР, СПС и т.п.

За “ЕдРо”? Вы открыто за них агитировали (за это на вас другие партии даже в суд подавали). Выходит, вы за “ЕдРо”. Но ведь у них никакой идеи вообще нету. Идейных в таких партиях не бывает. И, значит, это группировка, а не партия.

Помните, в школе учили Маяковского:

Если в партию сгрудились малые —

Сдайся, враг, замри и ляг!

Партия — это рука миллионнолапая,

Сжатая в один громящий кулак.

У Маяковского, конечно, “миллионнопалая”, но “лапая” в некотором смысле точнее. Сгрудить этих малых в кулак — легко. Сгрудить их в умную голову — невозможно. Вот вы Думу сгрудили, а придумать она ничего не может, даже не пытается. Да и кулак-то из них...

Вы — один, а занимаетесь созданием двух партий, а то и трех. “ЕдРо” — ваше, “Родина” — ваша (и сделана в Кремле, и поддержала вас, своего создателя-кормильца; Рогозин с перепугу готов был убить Глазьева, когда тот выдвинулся в президенты). Теперь, говорят, создаете что-то либерально-правое.

Уважаемый Владимир Владимирович, как может один человек создавать несколько партий? Это же не фирмы.

Хотите сделать одну партию с двумя-тремя псевдонимами (кличками)? Это Ельцин делал: партию Черномырдина и партию Рыбкина; но все сбежались туда, где бюджет (идейных-то не было).

Партия — это политические убеждения. Если вы убежденный коммунист, вы не можете создавать либералов — это было бы лицемерием или болезнью. Если у человека разные убеждения, он шизофреник.

“ЕдРо” — дело другое. Там нет ни идей, ни убеждений. Там только голый, циничный интерес: власть — деньги — власть.

Создавая разные партии, вы, выходит, действуете как финансовый игрок, биржевик — по принципу не держать все свои яйца в одной корзине. Но этот циничный принцип (правильный в бизнесе) не годен для политики. (Наши олигархи на том и погорели: путали партии с банками. Давали и “Яблоку”, и коммунистам, и СПС, и черт его знает кому.) Вряд ли есть американский бизнесмен, субсидирующий и Буша, и Керри.

* * *

Помните, став премьер-министром, наследником престола, вы пришли на коллегию ФСБ (КГБ). Вас встретили аплодисменты. А вы, будучи среди своих, расслабились, забыли про телекамеры и объявили: мол, внедрение завершено!

Грянула овация, радость без предела... Это очень честно вы сказали. Очень откровенно. (Хотя наивные думали, что вы шутите.)

Внедрение — слово архиважное. Оно говорит о проникновении в самую сердцевину врага с помощью притворства. Внедрился — это прикинулся, чтобы сочли своим, допустили к руководству.

Штирлиц внедрился в СС по самое не могу. Он талантливо прикинулся фашистом, но фашистом он же не стал. Он сохранил верность (до слез) Кремлю и Лубянке. То есть Сталину и Берии.

Так и вы. То, что вы сохранили верность Лубянке, видно из того, что именно своих сослуживцев вы расставили всюду: они командуют Министерством обороны, МВД, контролем над наркотиками, губерниями и республиками...

Но все они — ваши товарищи не только по КГБ, но и по КПСС. Это ведь почти синонимы были во времена Брежнева—Андропова. Сохранить верность КГБ — значит, остаться настоящим советским коммунистом.

Потом вы внедрились к Собчаку, наверное, стали членом его какой-то демократической партии. Быть вице-мэром Питера при крайне политизированном Собчаке и не изображать политическое единомыслие было невозможно. Извините что нарушу хронологию. Меня в ноябре 1999-го, когда вы были премьером, пытались шантажировать Собчак и его жена. Он, чтобы создать впечатление своего могущества, показывая пальцем вверх (где у чиновников всегда не Бог, а начальник), сказал:

— Это же я подобрал на панели безработного Штирлица.

Он намекал на то, что вы ему всем обязаны. Я слушал и думал: “Интересно, стоит ли козырять такими рассказами про панель и Штирлица?”



* * *

Потом вас взяли в Москву — в партию приватизации, тенниса и залоговых аукционов. Она тогда называлась “Наш дом — Россия” (фракцию власти в Думе возглавлял Рыжков-младший, теперь глубоко внедрившийся в демократы).

Но вы — человек цельный. И, значит, всё это были разные внедрения, разные маски.

Вы не один. Вся “Единая Россия” — маски. И “Родина”, и вся эта жирная верхушка, называющая себя “политической элитой”. Но если серьезно, то из них такие же бойцы за народное счастье, как из...

В хрущевские времена, когда у людей забрали скотину и сливочное масло исчезло, появился анекдот. Пригласил Никита Хрущев академиков и велел делать масло из г.... Через год терпение его кончилось, вызывает академиков:

— Ну?!

— Дело движется, Никита Сергеевич! Успех несомненный! Почти готово.

— Да-а?!

— Да! Уже мажется, но еще воняет.

Помните плакаты советских времен — групповые портреты членов Политбюро ЦК КПСС? Уж не знаю, как у вас в КГБ, а у нас на гражданке не было ни одного человека, у которого эти лица вызывали симпатию. “До чего тупые рожи!” — вот общая реакция.

И сегодня — глядишь на правительство...

У нас всё зависит от личности, а не от Конституции. Вот почему так важно понять, кто вы.

Сталин и Берия были по убеждениям палачи, людоеды. А Конституция была супердемократическая, все свободы. Но в жизни... За опоздание на работу — 10 лет, за анекдот... Своими глазами читал (в руках держал) документ: список врагов народа, а на полях — резолюция красным карандашом: “Судить и приговорить к высшей мере. И.Сталин”.

Здорово, правда? О его жестокости мы знаем. Но вот это “судить и приговорить” — он даже не понимал смысла слова “судить”. Для него это значило правильно оформить убийство.



* * *

Кулак — да. Лапы жадные — да. Головы? А зачем? Голова только мешает. В ней гнездятся страх, непрошеные мысли о смерти, и с перепоя она болит, и во рту помойка.

Партия у нас (у вас) одна. И это правильно. И больше не надо. Когда в советские времена глупый иностранец спрашивал: “Почему у вас одна партия?” — мы отвечали:

— Потому что вторую нам не прокормить.








Партнеры