Слив — это по-нашему

22 ноября 2004 в 00:00, просмотров: 450

Как показала жизнь, ленинский постулат на тему кухарки, управляющей государством, — нечто из области фантастики. Зато простая уборщица может пустить по миру Уолл-стрит со всеми ее игроками. И заработать себе на достойную старость. Для этого требуется всего-то выудить из мусорной корзины секрет фирмы.

На Западе это называется “инсайдерской информацией”. В переводе на русский — чистой воды сливом. По оценкам экспертов, по меньшей мере половина нашего фондового рынка живет за счет инсайда.

И не надо думать, что это слишком далеко от народа. Сегодня на бирже крутятся пенсионные деньги. Люди несут деньги в ПИФы, чтобы спасти их от инфляции. Обидно будет из-за какой-нибудь ушлой уборщицы потерять надежду.

А такое более чем возможно: государство вот уже который год не хочет признавать инсайд преступлением.

Кукловоды рынка

Для начала определимся в терминах. Инсайдерская информация — это сведения служебного пользования, которые могут взорвать ситуацию на бирже так, что акции какой-нибудь компании вдруг резко упадут или, наоборот, прибавят в цене. Обладателем этой бесценной информации может быть простой следователь, краем уха услышавший про выемку документов или обыск в какой-нибудь известной компании. Или правительственный чиновник, принимающий решение об отзыве лицензии у проштрафившейся нефтяной компании.

Если он поделится сведениями с биржевыми спекулянтами до того, как о решении будет объявлено официально, те успеют продать акции по приемлемой цене. А после того, как они упадут на фоне плохих новостей, снова купят их. Заработав за короткий срок кучу денег и оставшись при своих бумагах. Естественно, “проболтавшийся” чиновник или силовик не останутся внакладе.

Подобные махинации в развитых странах считаются преступлением. В США закон, запрещающий зарабатывать на инсайдерской информации, был принят еще в 1933 году. Каждый слив инсайдерской информации в США оборачивается громким скандалом, за которым следит вся нация. Страсти кипят покруче, чем в мыльных операх. Еще бы — инсайдеры залезают в их карман! Любой среднестатистический американец чуть ли не с пеленок начинает зарабатывать на фондовом рынке. Прямо по формуле: “Я сижу, а денежки идут” — вложения в пенсионные, инвестиционные и прочие страховые фонды приносят ему столько же, сколько он мог бы получить за полмесяца на службе.



Живем без понятий

В России, может, и захотели бы наказать инсайдеров, да только понятия такого в законодательстве нет. Да и вряд ли скоро появится. Ведь закрытыми служебными сведениями кормятся буквально все. Больше того, раздобытая информация для наших биржевых игроков — предмет особой гордости. Они открыто хвастаются тем, что в других странах считается преступлением! Ситуация, когда инсайдера нельзя не то что наказать, а хотя бы назвать его имя, вполне устраивает чиновников. Кстати, в той же добропорядочной старушке Англии публичное обвинение будет похлеще тюремного срока — руки ни один бизнесмен не подаст.

Наш законопроект “Об инсайдерской информации” уже четыре года мурыжат в нижней палате парламента. “Наверху”, то есть в правительстве, ведут себя странно: то пообещают всяческую поддержку, то просят чуть-чуть повременить. Чего ждать-то? ПИФы вовсю агитируют зарабатывать с их помощью деньги на фондовом рынке. Это правильно: так живет весь мир. Но у нас, как всегда, найдется своя “изюминка”. Беда в том, что на бирже котируются лишь акции самых крупных, а значит, самых зависимых от настроения политиков компаний. Вчера ЮКОС был в грубом приближении впереди планеты всей, а завтра окажется банкротом. А вместе с ним и люди, которые вложились в акции. И не только в его: проблемы одной компании по цепочке отражаются на всем рынке.

Грустно, когда любой нечистый на руку чиновник ради собственной выгоды может если не обрушить рынок, то свести на нет все старания финансистов из тех же ПИФов. Но и это еще можно пережить: им-то мы несем деньги добровольно. А как быть с накопительной частью пенсии, которую отбирали у нас в пользу фондового рынка? И неважно, кто ею управляет: Внешэкономбанк от имени государства или частник — деньги все равно не пройдут мимо общей фондовой бочки. Которую так легко испортить ложкой дегтя.



С этим нельзя жить, но можно бороться

Причем даже велосипед изобретать не потребуется: перепиши законы “бывалых” стран, и все. Чем не пример американская комиссия по ценным бумагам? Во время антиинсайдерских “зачисток” она вправе даже устанавливать “прослушку” и наружное наблюдение за подозреваемыми. Сурово, конечно. Зато надолго отбивает охоту деньжат по-легкому срубить.

Нам о таких мерах можно и не мечтать. Впрочем, хватило бы и полумер. Например, людям, владеющим судьбоносной информацией (ими могут быть коммерсанты, сотрудники частных и государственных управляющих компаний и т.д.), стоило бы запретить играть на фондовом рынке. А то какой-то сам себе режиссер получается: сегодня придумают повод расшатать рынок, завтра состригут купоны. Также они не должны давать советы, какие акции стоит покупать, а какие — продавать. Понятно, что такие консультации дорогого стоят. В особенности для рынка. Естественно, о распространении конфиденциальных данных не может быть и речи.



Самые громкие разоблачения

Классика жанра — это всемирно известный спекулянт Джордж Сорос. В конце 80-х ему на блюдечке с голубой каемочкой преподнесли информацию о том, что один французский банк может быть куплен конкурентом. Сорос бросился скупать акции банка. Это было летом. А в декабре, когда тайное стало явным, сорвал крупный куш — 2,5 млн. долларов. Впрочем, суд заставил Сороса заплатить крупный штраф за “незаконное использование инсайда” — 2,2 млн. баксов. С учетом расходов на адвокатов выходит, что зря старался.

Инсайдеры пытались облапошить даже Романа Абрамовича. За две недели до покупки компании “Челси Вилладж”, которой принадлежит футбольный клуб, акции невероятным образом выросли на 40% (!). А за день до сделки на бирже случился форменный аншлаг: хозяева поменяли около 270 тысяч акций (в обычные дни — почти в 30 раз меньше). Это “случайное совпадение” не смогло не заинтересовать службу финансового контроля Лондонского Сити, которая тут же начала свое расследование.

Суперизвестной американской миллиардерше Марте Стюарт, которая долгое время была образцом для подражания всех штатовских домохозяек, инсайд поломал всю жизнь. У нее были акции вроде бы перспективной лекарственной корпорации, которой владел друг семьи. Перспектива, впрочем, оказалась не столь блестящей: суперсредство от рака, на которое они возлагали большие надежды, забраковало управление по контролю за качеством медикаментов США. За день до официального заявления чиновников дружок посоветовал Марте избавиться от пока еще ценных бумаг. Что та и сделала, выручив 225 тысяч долларов. По сравнению с ее состоянием — это капля в море. Но отвечать пришлось на полную катушку: дело “Марта Стюарт против США” стало показательным процессом.

Дело в том, что в 2001—2002 годах сознательные американские граждане получили удар под дых. Одна из крупнейших нефтяных компаний, акции которой были даже у бабушки Буша, обанкротилась из-за топорных финансовых махинаций. Миф о безупречности и непогрешимости всей системы, которая долгое время была эталоном для подражания, оказался развенчан. Инвесторы потеряли доверие и начали спасать “от жуликов” свои деньги. Чтобы не допустить обвала, нужен был “мальчик” для битья. Подвернулась девочка. Приговор — 5 лет. Многовато будет? Могло быть и 10.







Партнеры