Стразы на грудь, перья на шею

“Петушиный” 1957 год кукарекал с итальянским акцентом — во всяком случае, если говорить о моде и дизайне

22 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 717

Официальные источники, след которых ведет куда-то на Восток, утверждают, что 2005 год будет не просто годом Петуха, а годом Петуха зеленого (по другим источникам — голубого) и деревянного. К звездным картам и анализам восточных мудрецов можно относиться скептически, однако некоторые факты иногда искренне удивляют — в частности, те, что относятся к моде...

1957

“Петушиный” 1957 год кукарекал с итальянским акцентом — во всяком случае, если говорить о моде и дизайне. К тому же Петух-1957 наверняка был женщиной и имел непосредственное отношение к кинематографу. Если в конце 40-х главными героями большого экрана были мужчины, то к концу 50-х его заполонили актрисы. У большинства из них были такие чувственные лица и пышные бюсты, что их коллеги-мужчины на таком слепящем фоне превратились в желторотых цыплят. В Италии шла “война бюстов” между Софи Лорен и Джиной Лоллобриджидой, Голливуд, в придачу к Мэрилин Монро, выпустил на ринг “свежего игрока” — Элизабет Тейлор, а французское кино делало ставку на Брижит Бардо. Была еще Одри Хепберн, которая, не участвуя в жесткой кинематографической “битве бюстов”, заняла при этом отдельный постамент с надписью “единственная и неповторимая”.

Все фасоны вечерних платьев копировались с больших экранов — ни в какую другую эпоху кинематограф не оказывал такого сильного влияния на женские гардеробы. Накануне 1957 года большинство женщин планеты, повыдергивав из модных журналов фотографии Софи или Джины и раздобыв отрезы яркого шифона в крупный тропический цветок, бежали к портнихам — шить платья (сочетание юбки с блузкой считалось недостойным настоящей модницы). Впрочем, и без фотографий было ясно, что от вечернего платья требуются три основные вещи: чтобы талия была — осиной, бедра — пышными и привлекательными, а бюст — еще более пышным и привлекательным. В принципе это был тот же стиль “нью-лук”, который изобрел после войны Кристиан Диор, только с более глубокими вырезами и укороченными юбками.

Американки из патриотических чувств продолжали копировать Мэрилин Монро: на их платьях было меньше цветов, зато больше блесток и бисера. Заокеанские портные увеличивали грудь на свой лад — при помощи “американской проймы”. Эффект получался весьма внушительным: бюст вырастал как минимум на размер. Самые состоятельные модницы перед Новым годом ехали в Париж — заказать туалет у Эльзы Скиапарелли, Кристобаля Баленсиаги и его бывшего ученика Юбера Живанши, который как раз создавал платья для кинематографической принцессы Одри Хепберн.

“Высшим пилотажем” считалось взгромоздиться накануне 1957 года на высоченные шпильки с острым носом — последнее изобретение итальянских обувщиков. Такие туфли могли себе позволить только дамочки, которые лето-1956 провели на модном и дорогущем курорте Капри, загорая в купальниках и платках от Эмилио Пуччи, а осень — в походах по парижским Домам Высокой моды. Остальные довольствовались лодочками на среднем каблуке какого-нибудь жизнерадостного цвета — розового, голубого или бирюзового. Черный цвет в гардеробы допускался крайне редко — женщина должна была цвести, как розовый куст, и притягивать внимание, как птичка колибри. Из аксессуаров в особом почете были тяжелые, почти цыганские серьги — как у итальянских секс-бомб Софи и Джины, застенчивые клипсы, как у Одри, или беззастенчиво крупные бриллианты, как у Элизабет Тейлор.

Перед парикмахерами накануне 1957 года стояла одна основная задача: подстричь волосы примерно до середины шеи и уложить их крутыми волнами — именно такую прическу носили самые известные обитательницы большого экрана. По этой причине специальный состав для химической завивки расходовался тоннами. То же самое можно было сказать и о краске для волос: к началу 60-х химическая промышленность подарила дамам массу возможностей радикально изменить облик за каких-то полчаса. Волосы можно было покрасить в золотисто-рыжий, пепельно-серебристый или, например, в цвет “шампань”. Женщины своих возможностей не упускали: американки поголовно красились в блондинок, итальянки — в ярких шатенок или жгучих брюнеток.

Итак, типичная модница, поднимавшая бокал шампанского в новогоднюю ночь 1957 года, выглядела примерно так: шифоновое платье в цветочек, глубокий треугольный вырез на груди, лиф со сборками, затянутая талия, несколько нижних юбок, туфли на максимально высоком каблуке, средней длины волнистые волосы, крупные серьги и яркая помада.

1969

К 1969 году году Петух запел хрипловатым голосом блюзы и рок-н-роллы — видимо, предваряя музыкальный фестиваль в Вудстоке. Самой стильной женщиной эпохи хиппи была вовсе не “красавица, спортсменка и комсомолка”, а ненавидящая собственное лицо и тело наркоманка и алкоголичка певица Дженис Джоплин. Впрочем, несмотря на безусловные физические недостатки, для многих Дженис была эталоном стиля: она носила клешеные джинсы, бесформенные рубахи ярких расцветок, вязаные шали и жилеты и множество украшений в восточном стиле. Примерно в такой экипировке встречали Новый год многие студентки, симпатизировавшие идеям “свободы и всеобщего братства”, экспериментировавшие с наркотиками и сбегавшие от родителей в путешествия по Непалу или Индии. Их благопристойные и богатые сверстницы брали за образец платья и костюмы от самого успешного дизайнера 60-х — Ива Сен-Лорана. К слову, Лоран в то время тоже переживал что-то вроде “хипповского периода” и увлекся этнической темой. Он предложил модницам платья и рубашки в стиле “сафари”, массивные “африканские” украшения и прозрачные блузки со страусовыми перьями. В общем, даже состоятельные дамы, позволявшие себе покупку платья в известном парижском Доме, поневоле становились похожими на хиппи. С той лишь разницей, что от них пахло дорогими духами (Chanel №5), а их прозрачные шифоновые блузки стоили раз в двадцать больше, чем блузки “уличных хиппушек”, привезенные с непальских рынков.

Девушки среднего класса, далекие как от идей хиппи, так и от Домов Высокой моды, накануне 1969 года терялись в догадках. В моде, как и в головах хиппи, царила демократия. К примеру, впервые за многие годы были популярны одновременно три длины — и мини, и миди, и макси. Многие, поломав головы над вопросом, “какую же юбку надеть”, в конце концов встретили Новый год в брючных костюмах — еще одним “хитом” конца 60-х — начала 70-х. Брючные костюмы, в свою очередь, породили моду на стиль “унисекс”: отличить на новогодней вечеринке-1969 девушку от юноши было совсем не простой задачей. И первые, и вторые носили длинные волосы или прически “гарсон” и широкие брюки с яркими рубашками в восточном стиле. Высшим шиком считалось, когда парень с девушкой приходили на вечеринку в совершенно одинаковых костюмах. Тенденцию “двое из ларца одинаковы с лица” породили Джон Леннон и Йоко Оно, снявшиеся для одного из журналов в “сшитых под копирку” белых брюках и сорочках.

Что касается причесок, канун 1969 года оказался не самым продуктивным периодом для представителей парикмахерского ремесла: салоны были наполовину пустыми. А все потому, что женщин с короткими волосами можно было пересчитать по пальцам. Хиппующая молодежь предпочитала длинные волнистые волосы, их буржуазные сверстницы — длинные прямые: их носили распущенными или собирали в конский хвост.

Не в особом почете была и косметика — хиппи вообще не задумывались, насколько хорошо или плохо они выглядят, а хорошо воспитанные отличницы не позволяли себе слишком увлекаться макияжем. Впрочем, и первые, и вторые в продолжение восточной темы рисовали себе “цыганские глаза”.

Первого января 1969 года самые модные девушки были одеты: в клешеные джинсы или яркие клешеные брюки, прозрачную рубаху из шифона в восточном стиле, обувь на платформе. Их волосы свободно струились по спине или были собраны в конский хвост, а на груди красовалось несколько нитей ярких бус и амулетов на веревках в этническом духе.

2005

На первый взгляд, мода 2005 года не имеет ничего общего с тенденциями “дружественных” “петушиных” 1957 или 1969 годов. Но при желании всегда можно обнаружить таинственную связь между восточной астрологией и модой.

1. Как и 1957 год, грядущий год 2005-й многие девушки будут встречать в пышных и многослойных, как петушиный хвост, юбках: когда из-под верхней юбки выглядывает несколько нижних — из более тонкой ткани. Конечно, это уже не те платья-колокольчики, которые носили Софи Лорен или Одри Хепберн. Юбки образца 2004—2005 гг. асимметричные, сложные и куда более смелые (сверху — твид и атлас, снизу — плиссированный шелк). Но идея — согласитесь, все та же.

2. Блузка к пышной юбке полагается женственная и открытая — с глубоким вырезом на груди и обнажающая плечи и руки. Она не обязательно должна быть яркой и в цветочек, как в конце 50-х, но на ней непременно должна присутствовать брошка в форме цветка. Еще одно непонятное пересечение моды и восточной астрологии: сейчас невероятно актуальны топики и блузки, украшенные яркими “зернышками”-стразами и перьями.

3. Крупные броские серьги-подвески в “цыганском стиле” можно одновременно рассматривать и как дань “итало-французскому” 1957 году, и хиппующему 1969-му. Такие серьги с фальшивыми “изумрудами”, “рубинами” и “желтыми бриллиантами” накануне Нового года “улетают”, как елочные игрушки и мишура. А все потому, что практически на всех показах были точно такие же. Поэтому, если вам крупные серьги к лицу, — покупайте не раздумывая!

4. Меховые накидки и горжетки вернулись к нам из 30-х годов: их полагается носить с вечерними платьями или пальто. Впрочем, мех — это не слишком “по-петушиному”. Другое дело — боа из перьев, которое в эпоху фокстротов и свинга было неизбежным атрибутом на модных вечеринках. Сейчас боа тоже более чем актуально — по крайней мере в новогоднюю ночь. Покупать его следует в театральных магазинах, а носить — с легкими атласными платьями.

5. Давно уже в моде не наблюдалось такого победного шествия зеленого и бирюзового цветов, как этой зимой. Если учесть “натуральный окрас” Петуха образца 2005 года, надеть 31 декабря платье цвета июльской травы, изумруда, морской волны или майской зелени будет более чем логично. Предпочтительные ткани — шифон, шелк, атлас.

Еще два актуальных цвета — винно-красный и золотистый. Кстати, если вы считаете, что золотой цвет не имеет никакого отношения к петушиному году, рекомендуем вспомнить “Сказку о золотом петушке”.

6. Еще один странный виток наблюдается в области причесок и макияжа. Самая актуальная прическа зимой этого года — конский хвост, который приличные барышни сооружали накануне 1969 года! Другой вариант — маленькая аккуратная головка или “голливудские локоны” на волосах чуть ниже плеч. Что касается макияжа, одна из модных тенденций — “цыганские глаза” и бледные губы.

7. Сумочки и туфли усыпаны стразами и сверкают, как звезды на южном небе. Самое приятное, что обилие блесток не считается “дурным вкусом”. Во-первых — это модно, а во-вторых — все-таки год Петуха. А Петух-2005 однозначно любит клевать только блестящие зернышки.






Партнеры