Родина нахимичила

Студентов “призывают” прямо в постели

27 декабря 2004 в 00:00, просмотров: 728

Второкурсники химического факультета МГУ Женя Смолин и Аркадий Потеряев должны два года отслужить в Сухопутных войсках на Дальнем Востоке. О том, что они теперь солдаты, студенты узнали ровно в семь утра от двух милиционеров и подполковника, совершавших плановую облаву в общежитии.


— Мы же студенты, у нас отсрочка, — растерянно лепетали парни. Но их под конвоем сопроводили в объединенный военный комиссариат Раменского района ЗАО Москвы.

Механизм “забривания в солдаты” заработал с удивительной для армейской системы скоростью. В 7.30 ребята уже топтались в коридорах военкомата. В 9.00 Смолину и Потеряеву объявили, что они должны родине 500 рублей за уклонение от службы. К 12 часам дня студенты уже полностью прошли медосмотр! И врачи моментально выдали заключение. Аркадий Потеряев был признан негодным для службы (хотя в его приписном удостоверении стоит запись о том, что он снят с воинского учета еще в феврале 2002 года). Потеряева отпустили. А Женя Смолин продолжал доказывать, что по закону он призыву не подлежит.

— Нам не разрешили пользоваться даже мобильником, — рассказывает Смолин, — но я нашел укромный уголок и дозвонился до однокурсников, они привезли мне справку из учебного отдела, что я действительно учусь на втором курсе химфака. А подполковник Редько сказал мне, что я этой справкой “могу подтереться”, но он, мол, “сжалится надо мной и, так и быть, подошьет ее к делу”.

За ночь до облавы декану химического факультета пришел запрос-факс. Военный комиссар Раменского района ЗАО г. Москвы удивлялся, почему деканат до сих пор не предоставил военкомату сведения об отчислении и восстановлении студента 2-го курса Потеряева А.А. У нормального человека возникает вопрос: если не сообщали, то откуда военкомат так подробно знает об учебных перипетиях Потеряева А.А.?

В деканате тоже удивились. Все документы были направлены вовремя.

Отчислили друзей в 2003 году за то, что они поймали и наголо обрили парня, который ударил девушку. Но за тот год, что ребята не учились и по закону должны были быть призванными, военкомат ими не заинтересовался.

“Нужно будет, вызовем”, — сказали им тогда. Видимо, сейчас “нужно” стало позарез.

В военкомате Женю начали грузить, что он отчислен за нарушение устава университета и его восстановление для военных не в счет. “Ткнули пальцем в какой-то абзац и сказали, что я обязан служить”, — говорит Смолин.

И отправили на сборный пункт. Где Женю еще раз осмотрели медики. А потом даже подстригли, как новобранца.

В 11 часов вечера Смолину на призывном пункте выдали повестку: “Не подпишешь — прямо отсюда отправишься в казарму, — угрожали ему и другим призывникам. — Нам на вас наплевать, запрем тут и уйдем”.

Смолин подписал, что зачислен в команду №50. И его отпустили.

Напуганный неожиданной перспективой вместо реактивов держать в руках автомат, студент кинулся к адвокатам. Предварительное слушание его дела состоится еще до Нового года. Судья признал повестку недействительной, но Женя на всякий случай в общаге не появляется, ночуя где придется.

... В кабинете декана химического факультета снимали финальные сцены культового фильма “Офицеры”. Помните? “Есть такая профессия — Родину защищать...” Сейчас на химфаке актуальна другая формулировка: как защитить студентов от “родины в сапогах”?






Партнеры