Чудо-Маша — уже не наша

Десятилетняя певица едет учиться в Ла Скала

15 января 2005 в 00:00, просмотров: 346

Когда-то ее представляли Машенькой. Теперь несолидно: только Мария. А лет ей всего 10... В шестилетнем возрасте эта Мария попала в Книгу рекордов Гиннесса как самая юная певица планеты. Слыша ее феноменальный голос, люди отказывались верить, что поет ребенок. Она стала самым узнаваемым человеком в родном Павлодаре (Казахстан), где мы и разыскали ее прошлым летом (“МК” от 18.08).

Сегодня Машенька последний день в Москве: вечерним рейсом отбывает в Милан. На пять лет. Ее пригласили учиться в самом престижном заведении Европы — в Высшей академии музыки, готовящей кадры для Ла Скала. За пару часов до самолета Маша пришла в “МК”.

...Она с интересом носится по редакции, заглядывая в каждую комнату. Вместе с нею — неизменно — папа Александр и мама Ольга Генриховна. Машенька энергична, скромна и улыбчива, но хоть бы кто знал, через сколько всего ей пришлось пройти до этой Италии...

“Я хочу петь красиво. Хочу, чтобы люди, когда я пою, подумали о доброте. Это так просто”, — говорит Маша Мудряк.

И так непросто одновременно. Миланцы не первые, кто заметил в девочке чудесный дар. Бывало так, что люди понимающие готовы были помочь последним, а бывало... приглашали петь чуть ли не в придорожный кабак. Или обещали дать денег на учебу, но с условием, что будут иметь процент со всех ее выступлений лет на пять вперед...

Ольга Генриховна:

— Посмотрите на мою девочку. Звездность никогда не станет для нее самоцелью. Обидно другое. Если бы вы знали, каким авторитетом пользуется для многих стран СНГ центральное телевидение России! Но именно по главным каналам активно показывают людей, у которых совсем нет голоса. А все остальные считают, что так и должно быть. К чему учиться музыке, когда и так можно выйти и чего-то изобразить? Отсюда начинается отношение к артисту как к обслуживающему персоналу...

...Машенька подходит к “стене славы “МК”. Так у нас принято: подойти, взять маркер, написать о главном. Сейчас Маша на пороге абсолютно новой жизни с тысячью и одной проблемой: как пойти в итальянскую школу, как быстро освоить три-четыре языка (обязательно петь без акцента!), снять квартиру по минимальной цене... Занятия для нее начнутся с 20-го, да и для других начались с 20-го, но сентября. Маша никак не могла въехать в Италию. По тамошнему законодательству не предусмотрено соответствующей визы. Да, есть студенческая. Но...

— Италия — страна строгих правил, — рассказывает Ольга Генриховна, — там четко прописано: возраст студента начинается с 14 лет. И ни в какую. Мы боялись, что нас из академии за это исключат. Уж все вмешались, чтобы нам помочь. Но... ничего не получалось.

— В конце концов слухи дошли до президента Назарбаева, — подключается Маша, — и он все сделал: мне дали визу!

— Уж не знаю как, — мама опять, — неужели с Берлускони договорился?

В свое время Назарбаев пообещал: “Если ты будешь достойно представлять Казахстан на мировом уровне, мы обязательно поможем с обучением”. Сказать, сколько Маше придется платить за год, не поворачивается язык. Но Маша уверена, что Назарбаев не бросает слов на ветер...

...Последний концерт на родине она дала 15 декабря. Туда был приглашен известный итальянский тенор Пьеро Джулиаччи. К нему подвели Машу, представили — вот-де чудо-ребенок. “А сколько тебе лет?” — первым делом спросил певец. Ну, 10. Тенор закачал головой: “О! Но! Но! Но!” Мол, этого не может быть. “Пикколо! Пикколо!” Маленькая очень. С тем и ушел...

Перед концертом была общая репетиция. Маша открывала действо, а потому пела первой. Кто же в полном потрясении и замешательстве аплодировал ей больше всех, кричал “брависсимо!”? Все он же — тенор Джулиаччи. Бросился к Маше, стал советовать, у кого в Италии лучше всего брать уроки...

— Маша, Оля! — обращаюсь к дорогим гостям. — А как голос начнет ломаться?

Ольга Генриховна (Маша только улыбается):

— Все случится под строгим надзором итальянских профессоров. Перелом вот-вот должен наступить. Вроде за лето ломка должна пройти. Быстрее, чем раньше предполагалось. Думали, что за год. В это время вообще нельзя будет петь.

— А то ведь как люди говорят: “Был такой Робертино Лоретти, а потом взял да сплыл...”

— Почему так говорят? Все зависит от маэстро, то есть от учителя. Одни погубят ученика, другие — вытянут. Наш маэстро Анатолий Гусев сразу предостерег: “Самое главное сейчас — не навредить голосу. Не перенапрягаться. Не поддаваться соблазнам якобы заманчивых контрактов...” Робертино Лоретти нещадно эксплуатировали, голос у него не успел окрепнуть. В этом состоянии ему надо было помолчать, но он не мог разорвать контракт...

— Еще говорят “голос может исчезнуть”.

— Ерунда. Он дальше только сильнее станет. Появится мощь, “мясо”. Как у Машеньки сейчас — уже очень красивый тембр прорисовывается. Профессионалы из Италии пророчат, что Маша станет самой молодой Джульеттой в истории театра: она будет петь в 15—16 лет, то есть наиболее приближенно к возрасту литературной Джульетты. Это небывалый случай.

...К этой девочке тянутся все. У нее не только редкий голос, но и дар понимать людей, помогать им. Как-то ее пригласили на концерт для детей, больных церебральным параличом. Пригласили не только ее, но и всех павлодарских звезд: придите, мол, спойте-станцуйте... Из всех пришла одна Маша. Дети плакали, слушая ее. Да и у самой Маши ком в горле стоял, когда один больной мальчик по имени Эдуард пел песню “Есть только миг между прошлым и будущим”. В финале дети окружили Машу, чтобы взять у нее автографы. И мальчик этот стоит в самом конце, не может к ней пробиться. Маша его увидела, подписала диск, он взял со словами: “Буду беречь его всю жизнь”.

— Я так хочу, чтобы у каждого ребенка были мама и папа, — говорит Машенька, — так хочу этого!

Пока еще Машенька. Пока не пересечет границу. А дальше...

На католическую Пасху ее уже ждут в Польше, в Познани. Лично епископ пригласил, вручив подарок от Папы Иоанна Павла II. Маша споет “Аве Марию” в кафедральном соборе... Дай бог тебе счастья, Маша-Мария!






Партнеры