Фемиду избавят от страхов

С помощью штатных психологов

17 января 2005 в 00:00, просмотров: 219

Судья в России больше, чем судья. И нагрузка у него ого-го, и моральная ответственность, и стрессовых ситуаций хватает. А ведь в их руках — судьбы людей. Как же уберечь нервные клетки служителей Фемиды? “Надо, чтобы в каждом суде был штатный психолог, а кандидатов в судьи досконально проверять на психологическую устойчивость”, — решили в Судебном департаменте Верховного суда РФ.

Уже в первой половине 2005 г. в Госдуму может быть внесен проект поправок к Закону “О статусе судей”, предполагающий “введение психологического обеспечения профессиональной деятельности служителей Фемиды”.


Прокомментировать эти нововведения “МК” попросил гендиректора Судебного департамента при Верховном суде РФ Александра ГУСЕВА.

— Александр Владимирович, чем вызваны новшества, которые предлагает Судебный департамент?

— Ни для кого не секрет, что работа судьи сопряжена с постоянным стрессом. Это, во-первых, огромная ответственность в принятии судебных решений. Во-вторых, часто после вынесения приговоров звучат угрозы в адрес как самих судей, так и членов их семей. Все это становится причиной серьезных профессиональных заболеваний. В связи с этим Совет судей РФ еще в 1997 г. принял представленную психологами программу “Медико-психологическое сопровождение, профилактика психотравмирующего воздействия факторов профессионального стресса и восстановление здоровья судей”. К тому времени в Архангельской области, где решили, так сказать, испытать эту программу, обследовали состояние здоровья судей и выявили наиболее разрушительные факторы. Уже тогда стало ясно, что суды необходимо обеспечивать собственной психологической службой. Судьям необходимо создать условия для разгрузки, консультаций психоаналитика, а иногда и экстренной психологической помощи. Впоследствии опыт Архангельска стал внедряться на территории других областей России. В 2002 г. к программе подключился и Судебный департамент РФ. Тогда она была дополнена Постановлением “О психологическом обеспечении судебной деятельности и использовании методов психодиагностического обследования личности кандидата на должность судьи”.

— То есть теперь все кандидаты на пост судьи будут подвергаться психологическому “рентгену”?

— Хочу сразу же пояснить: пока программа имеет статус эксперимента. Он проводится в 61 субъекте Российской Федерации. Только после рассмотрения Советом судей РФ результатов опыта и признания его эффективным Судебный департамент сможет обратиться к Верховному суду РФ с просьбой поддержать инициативу и внести предложение о дополнении в законы. Сейчас же никто не может насильно заставить кандидата проходить тестирование. Все кандидаты дают письменное согласие на тестирование. И за 9 месяцев 2004 г. из 1974 человек отказались 211. Это их право. Кстати, Амурская область и Ставропольский край вообще отказались от проведения эксперимента.

— Говорят, вы и на детекторе лжи проверяете своих кандидатов?

— На самом деле детектор лжи применяется только в одной области России. И это тоже всего лишь эксперимент. Кстати, был один интересный случай. Кандидат, давший согласие на тестирование на полиграфе, заволновался, отвечая на вопрос, имеются ли у него близкие родственники-осужденные. Последующая тщательная проверка показала, что претендент на должность служителя Фемиды скрыл, что его родной брат отбывает наказание в колонии. Кандидату отказали. Хотя, если бы он сразу честно сознался, скорее всего это бы не стало препятствием.

— А какие еще недопустимые для судьи качества помогает выявлять психологическое тестирование?

— Тесты разработаны так, что они выявят неуравновешенных людей, корыстных, нечестных.

— Кто разрабатывал методики?

— Методики все еще разрабатываются. В этом-то как раз и состоит основная цель эксперимента. А опираемся мы на опыт ведущих медицинских институтов страны, методики ФСБ, МВД, МЧС. Ведь в этих структурах при приеме на работу применяются подобные проверки психологических качеств претендентов. Наша задача — выбирать лучших и достойнейших. В этом залог доверия к правосудию.

— С кандидатами все понятно. А что с действующими судьями?

— Сейчас пока еще не готова правовая база для создания собственной психологической помощи, штатных единиц психологов суда нет. Но, опять же в рамках эксперимента, многие регионы принимают на работу специалистов по трудовому соглашению. Как правило, это психолог и его помощник. Есть уже опыт Ульяновского, Липецкого и других областных судов. Там действуют специальные комнаты психологической разгрузки прямо в здании суда. В них создана соответственная обстановка: окрашены стены в цвета, способствующие расслаблению, кабинеты оснащены видео- и аудиоаппаратурой. Психолог может проконсультировать индивидуально не только судью, но и любого участника процесса. Ведь вопреки мнению, что из суда выходят половина довольных, половина — недовольных, все еще хуже. Выходят все недовольные: те, кого осудили, считают, что много дали, а потерпевшие — что мало. И для многих участие в процессе является огромной психологической нагрузкой, которую жизненно важно вовремя снять. И лучше с помощью квалифицированного специалиста.

— Часто ли возникает необходимость в экстренной помощи судьям?

— Иногда угрозы от осужденных начинают звучать еще в зале суда, сразу после вынесения приговора. А 60% судей — это женщины. Многие из них одни воспитывают ребенка. Бывают ситуации, когда судья очень расстроен, а ему еще вести другой процесс...

— В задачу психологов будет входить работа с профессиональными страхами судей? Ведь им очень часто угрожают.

— И не только угрожают. В Воронеже отсидевший уголовник убил судью за “несправедливое” решение. После такого бывают случаи даже коллективного страха. Например, в одном из судов в Московской области все судьи ждут друг друга после работы и вместе идут домой, потому что боятся ходить поодиночке. А что уж говорить о тех, кто постоянно получает угрозы! В одном из северных регионов судья вынесла решение о мере пресечения работникам милиции. Ее так запугали, что сейчас она не может работать: взяла отпуск. Во всех этих случаях просто необходима помощь психолога. Хотя это и не панацея. Необходимо обеспечить надежную защиту судьям и их семьям.

— Как скоро собственная психологическая служба заработает во всех судах России?

— При одобрении результатов эксперимента Советом судей и поддержке Судебного департамента РФ Верховным судом РФ законодательную инициативу могут утвердить к концу этого года.


Справка “МК”. Предполагается, что в судах помимо психологов появятся еще и целые реабилитационные комплексы, где будут установлены специальные массажные кресла, телевизоры, видеомагнитофоны и даже будут построены... сауны. Кроме того, судьям предложат так называемую арт-терапию — снятие стресса с помощью рисования.






Партнеры