Главный учитель Москвы - в "МК"!

Стенограмма пресс-конференции в “МК” руководителя Департамента образования г. Москвы Любови Кезиной

1 марта 2005 в 00:00, просмотров: 156

16 февраля 2005 года, 16.00.


Ведущий пресс-конференции — Сергей Иванович Рогожкин — руководитель пресс-центра газеты “Московский комсомолец”.


С.И.Рогожкин: Добрый день, дорогие друзья. В анонсе газеты “Московский комсомолец” по поводу сегодняшней пресс-конференции было написано: “Кезина — к доске”, такой заголовок мы поставили. И претворяя встречу с Любовью Петровной Кезиной, я хочу сказать, что этот человек, который к доске выходит практически каждый день, где уроки проходят серьезнейшие. Решения проблемы приходится решать, наверное, нелегкие и непростые, но вместе с тем авторитет и уровень работы структур образования в городе велик. Мы рады приветствовать руководителя Департамента образования Москвы в редакции “МК”. Что для нас означает возможность услышать ответы на волнующие наших коллег вопросы. Любовь Петровна, как я полагаю, сделает небольшое вступление. Или сразу перейдем к вопросам?

Л.П.Кезина: Я очень люблю сразу отвечать на вопросы.

С.И.Рогожкин: Тогда милости просим, уважаемые коллеги, задавать ваши вопросы. Тем более, что регламент нашей пресс-конференции достаточно жесткий. Через час мы перейдем на “прямую линию” с читателями.

Вопрос журналиста: Поскольку предполагается новая реформа образования, разделяете ли вы мнение многих людей, что после ее принятия образование перестанет быть доступным и бесплатным? Для чего нужна эта реформа и какова ее цель? И какие изменения будут в единой тарифной сетке оплаты труда учителям?

Л.П.Кезина: Первое, о чем бы я хотела сказать, реформы как таковой не намечается в системе образования. Со сменой министра, с реорганизацией министерства вопросы, связанные с модернизацией системы образования продолжаются. Совсем недавно министерство выносило на заседание правительства вопрос о приоритетных направлениях в развитии образования России. Эти документы были одобрены. Предварительно они были рассмотрены на коллегии. Для Москвы мы ничего страшного там не нашли. Для нас вполне естественны те шаги, которые пытается предпринимать министерство. К примеру, там идет речь о пред школьном образовании. Я сразу сказала в министерстве, министру и сказала тем людям, которые готовили эту концепцию, что мне название “пред школьное образование” не нравится, надо искать другой термин. Почему это не страшно Москве? Мы три года тому назад, проанализировав контингент детей, которые приходят в первый класс, установили, что все дети приходят с разными стартовыми возможностями. Дети приходят из семьи одни, из детского сада другие. Есть дети, которые умеют читать, которые умеют писать, а есть дети, которые вообще ничего не умеют. Поэтому мы определили, что в Москве надо брать детей-пятилеток в детские сады и готовить их к школе. Что мы и сделали. В прошлом году у нас было 76% таких детей в детских садах. В этом году у нас уже 90% детей-пятилеток в детских садах. Причем, это детские сады, которые делают гибким режим пребывания ребенка. Ребенок может находиться неполный день в детском саду или наоборот неполную неделю. То есть как удобно родителям и как предусматривает программа. А, учитывая, что в Москве есть закон, два закона — развитие образования в Москве и закон об общем образовании, который предусматривает, что в московские школы можно принимать детей с шести лет, то это для нас очень важно, что ребенок, пройдя год подготовки к школе, приходит в школу подготовленным. Обучение детей с 6 лет не вызвало у москвичей никакого сопротивления, ни возражения. Тем более, что родителям дано право. Если вы считаете, что ваш ребенок не готов к школе с 6 лет, вы его не отдавайте в 6 лет. Вы его можете подержать дома, вы можете его отдать в школу в 7 лет. Если ребенок очень больной вы можете отдать его в 8 лет. Но вы знаете, что у нас для больных детей существует целая система образовательных учреждений. Если говорить о дальнейших приоритетных направлениях. Вопросы, связанные с профильным обучением. Я уже неоднократно говорила, что в Москве, во-первых, профильное обучение уже сложилось лет 12 назад, когда мы создали первые лицеи спрофилированные на ВУЗы. И у нас там совместно с вузом в этих лицеях идет обучение по программам, которые скоординированы и составлены совместно школой и ВУЗом. Мы взяли опыт Финляндии лет шесть тому назад и ввели в ряде школ эксперимент по созданию учениками своего индивидуального учебного плана. Задается ребятам базис, который обязательно надо изучать. Тот набор предметов, который должен быть обязателен. А затем ребенок в объеме учебной сетки, которая выделяется на неделю, набирает себе те предметы, которые ему нужны. Это тоже профильное обучение. Поэтому профильное обучение нас никак не пугает.

Вопросы профессионального образования, о которых шел тоже предметный разговор на заседании правительства России. Москва первая из регионов пошла на реформирование системы профессионального образования и мы на заседании правительства Москвы обсудили целевую комплексную программу по реформированию профессиональных учреждений. Неделю назад мы обсудили проект закона о начальном и среднем профессиональном образовании, который мы будем выносить в Городскую Думу. Поэтому все эти вопросы предусмотрены. Таким образом, для нас ничего страшного в тех документах, которые были вынесены в Москве нет.

Второй вопрос был относительно единой тарифной сетки. Это вопрос серьезный. Сейчас стоит задача перед всеми отраслями и особенно бюджетными отраслями: создать свою отраслевую систему оплаты труда. Какой она будет, я вам сегодня сказать не могу. Потому, что над этим работали уже два года центральный комитет профсоюза на уровне России совместно с Министерством образования. Но тогда отказались от тех предложений, которые были, потому что предполагалось оставить фонд оплаты труда таким, каким он есть, не увеличивая фонд оплаты труда. А заработную плату увеличить в два раза, на что, естественно, этого фонда не хватало. Сейчас в Правительстве Москвы принято решение при руководителе социального комплекса Людмиле Ивановне Швецовой, создана рабочая группа. Куда входят все представители бюджетных отраслей. И идет наработка новой системы оплаты труда по каждой отрасли: по образованию, здравоохранению. Поэтому, я думаю, что этот разговор мы продолжим позже, когда будет уже что-то наработано.

Вопрос журналиста: Скажите, будут ли повышаться тарифы на муниципальные детские сады? Всем известно, что в Москве существует проблема устройства детей в детские сады. Скажите как она будет решаться? И поднимут ли оплату труда работникам детских садов?

Л.П.Кезина: Начну с конца. Во-первых, в системе образования не закрыт ни один детский сад. У нас около двух тысяч детских садов, наших городских детских садов. Причем, я должна подчеркнуть, не муниципальных, мы в органы самоуправления не отдавали детские сады. Москва, пожалуй, да еще Питер — это два региона, которые отставали на городском уровне государственные детские сады, не передав их в органы самоуправления. Те регионы, которые передали в органы самоуправления, практически потеряли детские сады, потому что финансирования нет. Потому что органы управления влиять на эти детские сады никак не могут. Детские сады закрываются. Это, как бы первый вопрос.

Почему у нас появилась очередность. Она появилась не в целом по Москве. Она появилась в отдельных районах Москвы, там где построены многоэтажные дома, там, где построены дома для молодых семей. Дома построили, предусмотрели, что переселят туда молодых, а вот, что у молодых могут со временем дети появиться, как-то никто не подумал и детский сад не построил. Поэтому в ряде районов Москвы есть напряженность и очередность с устройством детей. Это нам хорошо известно, это известно сейчас каждой префектуре. Все это проанализировали, все это положение знают. Почему же это еще произошло? Да потому что ведомственные сады, которых было ранее почти столько же, сколько и городских системы образования, практически закрыты. Мы получили из ведомств где-то 300 детских садов, не более. Все остальное либо продано, либо закрыто под офисы, либо они их куда-то еще дели. Но детские сады ведомственные практически прекратили свое существование. А, естественно, дети из ведомственных детских садов перешли все в городские детские сады.

Теперь следующий вопрос — что с оплатой труда? Я вам скажу как есть на сегодняшний день. Если родители платят 100 процентов за пребывание ребенка в детском саду, то эта сумма составляет 150 рублей в месяц. Питание ребенка в день стоит 50 рублей в детском саду. Вот и посудите, за что платят родители деньги, если они платят 100%. За три дня питания своего ребенка. А у нас еще ко всему прочему 15 категорий льготников, которые оплачивают 50% детского сада — это 75 рублей. Оплачивают 25 процентов от 150 рублей. И есть категория многодетных семей, которые не платят вообще ничего. Детский сад сегодня содержит ребенка и в месяц ребенок обходится государству — в четыре тысячи рублей. Практически дети в детских садах находятся сегодня бесплатно. Нам из бюджета образования, которое мы получаем на год на все буквально направления системы образования, приходится платить за детские сады, чтобы содержать детей больше 9 миллиардов рублей. Это естественно несправедливо. Как будет дальше решаться вопрос, я думаю, что он, конечно, будет решаться. Но мы не ставим сегодня вопрос в такой сложный период времени, когда идет проблема с монетизацией. Я думаю, что в этом году никакого увеличения за содержание детей в детских садах не будет. В то время, как я должна сказать, во многих регионах и в Московской области, и в Питере содержание ребенка уже оценено по-новому. Цены абсолютно новые.

Вопрос журналиста: Какие изменения произойдут с ЕГЭ по отношению с прошлым годом?

Л.П.Кезина: В прошлом году, как вы знаете, у нас ребята сдавали экзамены на добровольной основе по пяти предметам. Четыре предмета по естественно-математическому циклу и один русский язык. В этом году мы решили попробовать гуманитарные предметы. Поэтому мы будем вводить, сейчас идет организационный период, два предмета тоже на добровольной основе — русский язык и историю. Это связано со следующим. В приказе Министерства образования и науки в положении о Едином государственном экзамене сказано о том, что вузы выделяют 50% специальностей под ЕГЭ. Почему мы подошли так осторожно? Первоначально мы даже хотели дать возможность ребятам сдавать экзамены по всем предметам. Но когда вышел этот приказ, мы поняли, что мы детей поставим в очень сложное положение. На эти 50% специальностей ребята должны будут сдать ЕГЭ обязательно по всем предметам, которые входят в эти специальности. А если он не сдает в июне вместе со всеми ребятами этот экзамен, то он должен будет сдавать при поступлении в институт в июле обязательно в форме ЕГЭ этот экзамен. Мы решили не делать этого и дать возможность ребятам взять два предмета, но они должны быть готовы. Если они пойдут на те специальности, где есть русский язык и где есть история, они должны либо в июне сдать ЕГЭ, а если они не сдадут в июне, они должны будут его сдавать в июне как ЕГЭ.

Вопрос журналиста: Больше никаких изменений по предметам ЕГЭ в этом не будет?

Л.П.Кезина: Не будет. В прошлом году были естественно математические, в этом году гуманитарные, а что будет на будущий год мы поживем, увидим.

Вопрос журналиста: Как будет поступать выпускник школы в ВУЗы, на факультеты, которые требуют сертификат ЕГЭ, если он его не сдавал?

Л.П.Кезина: Он не сможет сдать документы, если в этих институтах, на этих специальностях, куда он определился есть эти предметы — история или русский язык. В Москве создана Государственная экзаменационная комиссия, которую возглавляет руководитель Департамента образования, то бишь я. В состав входят представители из школ и учителя, и методисты, преподаватели высших учебных заведений и он должен будет сдавать этот экзамен Государственной экзаменационной комиссии. И даже те ребята, которые приедут в Москву сдавать экзамены из других регионов и выберут эти специальности, где есть русский язык и история, они должны будут сдавать Государственной экзаменационной комиссии эти два предмета. Даже из других регионов.

Вопрос журналиста: Необходимо ли в школах вводить начальную военную подготовку как предмет?

Л.П.Кезина: Я по поводу начальной военной подготовки говорила уже давным-давно, сколько я работаю, все 18 лет я говорю свое отношение к начальной военной подготовке. Я считаю, что Сергей Миронов непродуманно говорит об этом. Наверное, это пожелание руководителей государства ввести этот предмет — начальную военную подготовку. Но если они хотят, чтобы из начальной военной подготовки получился настоящий предмет и ребята изучали военное дело, надо прежде всего подготовить кадры для преподавания. Сегодня, я говорю со всей ответственностью, преподавателей военного дела в школах нет. У нас есть раздел — основы военного дела — на таком предмете, как “Основы безопасности жизнедеятельности” и преподают это женщины. Как вы понимаете, это просто компрометировать военное дело. Поэтому, прежде чем делать такие заявления, на мой взгляд, надо очень четко разобраться с тем, — а кто будет вести этот предмет? Это первое. Второе — где взять средства для того, чтобы организовать материальную базу, на которой будут обучать детей военному делу. Это должны быть тиры, полосы препятствия, это должно быть пневматическое оружие и т. д., много всего. На это денег ни в одном бюджете не заложено.

Вопрос журналиста: Прокомментируйте пожалуйста ситуацию с передачей школ РАО городу? Как будет происходить оплата учителям, кто будет им платить?

Л.П.Кезина: Распоряжения правительства о передаче академических школ в субъекты Федерации до сих пор нет.

То, что касается оплаты труда. Они от нас не могут получать, потому что нам они не переданы и у нас в бюджете они на заложены. Они не получают средства и от Российской академии образования. Поэтому второй месяц на энтузиазме, на общественных началах работают те академические школы, которые предполагалось передать в субъекты Федерации, в том числе в Питер, в Москву, Московскую область и т. д. Такого распоряжения правительства нет. Есть еще один момент, когда из ведения Министерства образования и науки в Москву переданы 16 техникумов, из Роспечати передан один колледж. Это примерно 8,5 тысяч учащихся и не передано ни копейки денег. Деньги изъяты у Министерства образования Министерством финансов. И Министерство финансов эти деньги не передало в субъекты Федерации. Поэтому сейчас Москва бьется над тем, чтобы изыскать средства для того, чтобы финансирования эти 17 средних специальных учебных заведений. Вы же понимаете, что бюджет сформирован, что взять эти деньги просто неоткуда, а Министерство финансов поступило настолько неразумно, что оно пустило в безденежное плавание образовательные учреждения. Кстати, это не только Москве- это сделано по всей России.

Вопрос журналиста: Как на сегодня обстоят дела с безопасностью школ?

Л.П.Кезина: Все школы сегодня находятся под охраной, создана система безопасности. Сегодня очень активно префектуры выделяют средства. Выделены средства также из бюджета города на то, чтобы в школах установлены были заборы, чтобы школы были ограждены, на то, чтобы в школах были тревожные кнопки, кнопки вызова милиции. Но ЧОПы финансируются за счет средств родителей. Потому что в бюджете таких денег нет. Нам выделяют деньги на охрану тех учреждений, где находятся дети-сироты, это школы интернаты, это детские дома. Там, где находятся больные дети и там, где находятся дети в детских садах круглосуточно, т. е. детей, которых отдают на неделю в детские сады. На эти учреждения деньги из бюджета выделены. На остальные ЧОПы родители собирают деньги. Отработана система охраны наших образовательных учреждений. Конкретный пример. Сегодня ночью в школах Митина работала бригада с собачкой, которая проверила все 24 школы за ночь. Потому что вечером в 21.30 какая-то взрослая женщина позвонила в управу, в милицию о том, что все школы Митино заминированы и начнут взрываться. Поэтому сразу же в эти школы выехали бригады, сразу же все школы были проверены и к утру эти школы могли спокойно принять всех детей.

Вопрос журналиста: Сохранятся ли преимущества у медалистов при поступлении в ВУЗы?

Л.П.Кезина: Останутся все правила, связанные с медалистами, какие были.

Вопрос журналиста: Почему решили сократить предметы для поступления в ВУЗ с 5-ти до 2-х?

Л.П.Кезина: Пять было в прошлом году. А почему с пяти? Я в этом году вообще 12 предметов хотела дать. Дать возможность всем ребятам попробовать себя. А потом, когда я внимательно положение посмотрела и думаю зачем я ребят буду загонять в такую сложную ситуацию. И я приняла решение – два экзамена. Во-первых, здесь добровольная основа. Вы идете сдавать экзамены, выбрали вуз - там нет ни истории, ни русского языка. Зачем вам ЕГЭ? Сосед ваш пошел в вуз, где на специальность, которую он выбрал есть история. Значит, он историю должен сдать в форме ЕГЭ. А если бы мы ввели все 12 предметов, то вы понимаете, что теория вероятности, что все эти предметы были бы в этих 50% специальностей. И тогда бы всем ребятам пришлось бы сдавать ЕГЭ. Тогда получилась бы обязаловка, а мы обязаловки не хотим. Мы хотим добровольно, чтобы ребята чувствовали себя спокойно.

Вопрос журналиста: Как обстоит ситуация в регионах по сдаче ЕГЭ?

Л.П.Кезина: Сегодня практически во всех регионах, за исключением десяти- 79 регионов, которые принимают экзамены в форме ЕГЭ. 16 регионов, которые принимают по всем предметам ЕГЭ и которые настаивают на том, чтобы в России был введен Единый государственный экзамен, как обязательный по всем предметам, для всех. Но министр у нас разумный, он считает, что этого делать не следует. Потому что разные регионы, разные ребята, разные возможности. Я уж не говорю о том, что это очень дорогостоящее мероприятие, нужно очень много денег для того, чтобы провести ЕГЭ. Поэтому все, что связано с ЕГЭ очень внимательно сейчас обсуждается в министерстве. Завтра Болотов, как руководитель службы надзора собирает ученых секретарей вузов, собирает проректоров для того, чтобы обсудить с ними вопросы, связанные с введением ЕГЭ. Сейчас идет очень тщательная отработка механизма и технологии сдачи ЕГЭ.

Вопрос журналиста: Получены ли в полном объеме деньги для финансирования Москвой негосударственных школ?

Л.П.Кезина: Чтобы финансировать негосударственные школы, деньги должны прежде всего прийти к нам, а они к нам не пришли. Но для того, чтобы не бросить ребят на произвол судьбы, наши окружные управления на территории которых находятся негосударственные школы, изыскивают деньги и статьи “прочие расходы” и перечисляют эти деньги тем негосударственным учреждениям, которые аккредитованы.

Вопрос журналиста: Будет ли повышена заработная плата низкооплачиваемым бюджетным работникам? Когда это произойдет?

Л.П.Кезина: Бюджетники в Москве все низкооплачиваемые — и врачи, и медсестры, и в школах преподаватели и воспитатели в детских садах, и технический персонал, который работает в наших образовательных учреждениях. Принято решение о том, чтобы всем работающим в бюджетных организациях в этом году было произведено повышение оплаты труда. То что касается системы образования, то нам фонд оплаты труда в этом году увеличат на 45 процентов. То есть мы получим к своему фонду оплаты труда 45 процентов и в зависимости от того, какой у учителя стаж, какая категория, учителям повысят надбавки.

Вопрос журналиста: Из российского или городского бюджета?

Л.П.Кезина: Это городской. Это то, что делает Юрий Михайлович Лужков, то, что делает Правительство Москвы.

Вопрос журналиста: Уже известно в каких числах?

Л.П.Кезина: Сегодня есть несколько чисел: и 1 июля, и 1 сентября. Называть бы число я не хотела, чтобы мы неправильно сориентировали Ваших читателей. Но то, что Лужков сейчас дал поручение и Департамент финансов вместе с Департаментом экономической политики и развития прорабатывает эту систему, просчитывает деньги и с какого числа это можно сделать. Вы же понимаете, что сохранение льгот, которые были сделаны в Москве в результате монетизации, они потребовали огромного количества денег из бюджета, чтобы поддержать всех наших ветеранов.

Вопрос журналиста: Была информация, о том, что в одном из детских садов произошел пожар по вине охранников. Вы можете подтвердить ил опровергнуть такую информацию?

Л.П.Кезина: У меня таких данных нет, что по вине охранников. У меня есть данные, что неделю назад у нас был пожар в детском саду в Юго-Западном округе. Но там заискрилась проводка, там было замыкание. Причем, в присутствии воспитателей, которые видели возгорание этой проводки на первом этаже в группе. Детей быстро вывели в близлежащую школу, вызвали пожарные наряды. Пожарных приехало 15 нарядов, хотя работал один наряд. Но все, что связано с детьми, они как бы усиливают свое внимание. За субботу и воскресенье детский сад был отремонтирован, приведен в порядок и в понедельник принял детей. А все это произошло в пятницу. О том, что по вине охранников у меня нет ни одного случая.

Вы мне назовите этот детский сад, я проверю, потому что это пока голословные утверждения, для меня это неизвестно. Хотя я получаю все донесения. О том, какой ребенок сбит на улице, какой ребенок погиб в результате того, что у него было серьезное заболевание в больнице.

Вашей информации у меня не было. Противопожарная безопасность в детских садах, также как и в школах, обеспечена. Я могу сказать, что у нас было также возгорание в школе-интернате №110, недели три тому назад. Когда загорелся чердак, прошло расследование. Ни самому интернату, ни к окружному управлению вопросов не было. Потому что сработали датчики, сработала охрана — вызвала пожарных. Вывели всех детей организованно в другую школу-интернат, никто не пострадал. Я разговаривала с Климкиным, начальником пожарного управления, который написал на имя Лужкова служебную записку. Он даже просил отметить людей за то, что там были приняты все меры. А привнесли пожар люди, которые пролезли с улицы по противопожарной лестнице на чердак. Сегодня очень четко все противопожарные мероприятия выполняются учреждениями. Все под контролем Госпожнадзора, все проверяется, все смотрится. Для нас это очень важно все, что связано с безопасностью детей.

С.И.Рогожкин: Как нигде в Москве сейчас школам становится тесно. Новые магистрали, новое строительство, детям все труднее и труднее безопасно добраться до школы. Не могли бы вы рассказать ваше понимание этой проблемы и помогает ли Департаменту образования город для того, чтобы решать эти “больные” темы?

Л.П.Кезина: То, что касается школы, которые выходят на проезжую часть, то, как правило, перед ними делают лежачего полицейского. Школы, которые выходят на проезжую часть оборудованы видео наблюдением, а там, где не оборудовано, заканчивается эта работа. С тем, чтобы видеть все, что происходит вокруг школы. С ГИБДД работа тесная. Месячники проводятся, они проводятся в течение учебного года и накануне учебного года. Здесь вина в чем: разбирая случаи, которые происходят с нашими детьми, попавшими под колеса автомобилей, мы все больше и чаще убеждаемся в том, что за рулем находятся водители в нетрезвом состоянии, которые, мало того, что собьют ребенка, они еще уезжают с места происшествия. То, что касается стесненности наших школ. Это относится к Центральному округу. В других округах такой стесненности нет, только центральная часть города. Но все, что касается строительства жилых домов, любого строительства на территории города все согласовывается с Управой, согласовывается с префектурой, с Департаментом образования. Мы на это можем влиять и влияем часто, отменяя иногда задумки тех, кто хочет либо построить гаражи на территории наших спортивных площадок. Иногда эта война растягивается на несколько лет. Но здесь и родители, и педагогический коллектив, и сами управленцы стоят на страже детей.

Вопрос журналиста: Будет ли в школах введен предмет Православия? Или же это будет другой дополнительный предмет или факультатив?

Л.П.Кезина: В Москве православия в школах нет. Мы стоим на том, чтобы дать детям изучение истории традиционных религий как православия, так и других религий. Мы сейчас тесно работаем с академиком Чубаряном, который готовит учебник по этому направлению. Есть школы, которые уже в факультативной форме проводят эту работу. На наш взгляд, это правильный подход когда ребята должны знать, что такое ислам, историю ислама, что такое православия, историю православия, что такое иудаизм, его историю и т. д. Мы движемся в этом направлении.

С.И.Рогожкин: Поблагодарим Любовь Петровну за замечательные ответы, внушающие уверенность в том, что все будет не так уж и плохо.

Л.П.Кезина: В Москве, действительно не все так плохо. С вашей помощью будет еще лучше.




Партнеры