Смерть “брата” оценена в $500 000

Мать Бодрова считает, что в гибели ее сына виновны власти

5 марта 2005 в 00:00, просмотров: 187

10 марта в Тверской суд Москвы будут поданы иски матерей погибших в Кармадонском ущелье Сергея Бодрова, а также Тимофея Носика — сына известного актера Владимира Носика. “Трагедия, которую мы пережили, должна быть наукой для государства и его структур по предотвращению повторения аналогичных ситуаций. Обращение с данным иском является нашим протестом против бездействия властей по защите жизни и здоровья людей, за что оно должно нести ответственность”, — говорится в исковом заявлении.


В результате схода ледника Колка 20 сентября 2002 г. погибли 20 человек, 105 до сих пор считаются без вести пропавшими.

Представлять интересы истиц будет адвокат Игорь Трунов. В качестве ответчиков выступят правительство России, федеральное казначейство, правительство Республики Северная Осетия-Алания, департамент финансов республики.

Валентина Бодрова требует возмещения морального ущерба в размере $500 тыс. в рублевом эквиваленте. Аналогичный иск на $400 тыс. подала мать Тимофея Носика Елена Зиничева.

— Меня часто обвиняют в том, что я делаю себе рекламу на горе других людей. Я уже устал отвечать на эти обвинения, — сказал в интервью “МК” адвокат Трунов. — Я уже давно не нуждаюсь в рекламе. Работы мне хватает и без этого. Семьи погибших актеров вышли на меня уже давно. Прежде чем подать иски, мы четыре месяца готовили юридическую базу, поскольку это прецедентное дело. Наши претензии основываются на Федеральном законе о защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также на Законе о гидрометеорологической службе. Нам удалось найти экспертов по пульсирующим ледникам, был сделан запрос в Институт географии РАН. И там нам подтвердили, что трагедию можно было предотвратить.

Это был уже четвертый сход ледника Колка. Первый раз он сошел в 1832 году, а затем в 1902-м и 1969-м. После третьего схода было принято решение о запрете строительства в Нижнем Кармадоне, а также отселении жителей из этого места. Но решение осталось только на бумаге. Более того, зная о подвижности ледника, соответствующие службы не проводили мониторинга его состояния, что привело к большому количеству жертв, когда возникла чрезвычайная ситуация. А метеостанция, которая в советские годы следила за ледником, была просто закрыта из-за отсутствия финансирования.

По данным Трунова, уже сейчас опасная для жизни территория опять заселяется на тех участках, где земля подсохла. И это опять никто не останавливает. А значит, возможна новая трагедия. “Ясно, что за несколько десятков лет люди забывают об опасности, но правительство обязано помнить!” — считает адвокат.

Иллюзий, что удастся получить столь крупные суммы из федерального бюджета, ни адвокат, ни истцы не питают. Для них главное не деньги, а сам факт выполнения законов. И это относится не только к кармадонской трагедии, но и к ежегодным разливам рек, во время которых гибнут люди, живущие в опасной зоне. Ответственность должны нести соответствующие федеральные и местные власти.

С этой точкой зрения соглашаются и другие юристы. А руководитель общественного центра “Антипроизвол” Сергей Замошкин сказал “МК”: “О перспективах этого иска судить очень сложно, т.к. неизвестно, с чем именно истцы и их представители обратились в суд. Если не касаться ни сути обращения, ни сумм исков, то можно сказать так: суд должен будет установить, были ли кем-то допущены нарушения и была ли причинная связь между этими нарушениями и гибелью съемочной группы. Но то, что люди пытаются найти правду именно в суде, всегда правильно. Именно суд и должен быть тем органом, который может и должен установить истину. И слава богу, что люди уже стали обращаться в суд”.

Почетный адвокат России Александр Морозов:

— Как правило, такие судебные иски выходят из уголовных дел, когда конкретно установлено, кто виновный. В таком случае, если виновные в трагедии лица действительно установлены или будут установлены судом, иск имеет перспективу. Утверждение же, что во всем, что происходит, виновато правительство и чиновники вообще, — довольно расплывчато. В этом случае, надо полагать, перспектив мало. Ведь есть же, в конце концов, и такое понятие, как форс-мажор. Да и вообще, так можно далеко зайти. В исках Трунова мне импонирует то, что он в первую очередь защищает именно права граждан и их интересы, тогда как обычно у нас отстаиваются интересы государства.




    Партнеры