Виноватая виньетка

Стиль Большого театра взят из Интернета

14 марта 2005 в 00:00, просмотров: 234

...Залезь-ка на сайт Большого театра www.BOLSHOI.ru. Чем он открывается? Ну конечно: эмблемой. Перед вами — логотип с фасадом и надписью “Большой театр, 1776”, окруженный завитушками орнамента... Он же — на афишах, буклетиках — всюду, куда только падает глаз. Сие есть “фирменный стиль”, заказанный г-ном Иксановым (директором БТ) еще в 2003 году рекламщику, клипмейкеру, режиссеру и т.д. и т.п. Юрию Грымову.

И вот на днях выяснилось: “эксклюзивный стиль”, который г-н Грымов продал Большому, он взял... из Интернета.


Г-н Грымов стал модным до такой степени, что главный театр страны подрядил его в качестве “помощника директора по имиджевой политике” и поручил разработать гранд-стиль. Много бессонных ночей провел он, корпя над дизайном логотипа. Даже что-то сам говорил о 500 вариациях — ого! Перечеркивает, швыряет в корзину, рисует новый!.. И вот уж два года Большой вовсю пользует его логотип — ленточки, завитушки, и на ремонт закрывается до 2008-го, в желании воскреснуть тем же самым высоким “грымовским стилем”...

И все бы хорошо, если бы грымовские коллеги-дизайнеры совершенно случайно не наткнулись на “фирменный стиль” Большого в Интернете, на сайте www.aridi.com, где продают уже готовые изображения — всего за 99 долларов. Только на сайте картуш (этакое украшение в виде свитка или переплетенных листьев, в центр которого помещается фирменный знак) — цветной, а в стиле Большого — одноцветный. Но и это еще не вся хохма. Как выяснилось, и сайт пресловутый картуш позаимствовал — из книги, напечатанной в Нью-Йорке еще в 1947 году.

Как тут не снять трубку и не позвонить в Большой? Ведь еще год назад Анатолий Иксанов уверял нас на пресс-конференции, что Грымов — “серьезный и успешный рекламщик, настоящий режиссер, которому не надо объяснять, что такое театр!”.

— Мне непонятно, почему этот вопрос возникает сейчас, спустя столько времени после утверждения стиля, — сказала по телефону “МК” Екатерина Новикова, пресс-секретарь БТ, — руководство Большого театра не вмешивалось в технологический процесс; это не наше дело, но дело художников.

— Но позвольте: ведь картуш, который использован в вашем логотипе, на самом деле взят из Интернета!

— Ну и что вы хотите? А в музыке всего семь нот, и каждый композитор использует их на свой манер. А в алфавите 33 буквы, и вы тоже их пишете. Вам достаточно примеров?..

На этом связь оборвалась. Удрученный, я позвонил “помощнице Лизе”, через которую г-н Грымов общается с миром. Задал ей тот же вопрос: “Разве Большой не достоин того, чтобы для него рисовали полностью оригинальный стиль?” Лиза переспросила у Грымова. Затем ответила:

— У нас комментариев нет. Это прошедший этап. Был заказ от Большого. Грымов его выполнил. Никаких претензий со стороны театра не возникло. Наоборот, все остались очень довольны. Так чего же вы хотите?

Мы хотим правды, как всегда. Человеку поручили дело. Заплатили деньги. Большие. По русской геральдической традиции прошлых лет, на каждом (!) бланке художники вручную рисовали герб и картуш к нему с применением тиснения серебром и бронзой — во как. И уж, конечно, речи не могло быть, что кто-то у кого-то этот картуш позаимствует...

Теперь как анекдот вспоминаются слова г-на Иксанова, который когда-то заявил: “Готовый фирменный стиль — это отражение перемен, происходящих в театре”.




Партнеры