Урок Aкаева

Президент Киргизии научил оппозицию демократии

31 марта 2005 в 00:00, просмотров: 700

В начале недели на центральной площади Улан-Батора собралось более тысячи демонстрантов из монгольской оппозиции. Они требовали разогнать “нелегитимный парламент” и уволить “коррумпированное правительство”. Пытались даже штурмовать Дом правительства. На резонный вопрос премьера: “Пошто буяните? Парламент был избран год назад, и никаких проблем не было” — толпа ответила гулом: “Хотим как в Киргизии”... “Оранжевый вирус” разносится по миру со стремительностью тайфуна. И не смешно ли — бывшее пространство “империи зла” опять стало примером для подражания.


Позавчера во время радиоэфира президент Киргизии Аскар Акаев сообщил, что готов пойти на переговоры с парламентом и даже намерен содействовать тому, чтобы грядущие президентские выборы в стране были легитимны и не выходили за рамки конституции. Его, сметенного революционной волной, волновал вопрос законности и стабильности будущей власти: чтобы никто не мог придраться и сказать, что будущие правители нелегитимны. Можно считать это “хорошей миной при плохой игре”, можно — “политическим инфантилизмом”... Но картина получается интересная — те самые “осколки империи”, которые в западном сознании до сей поры ассоциируются с “косностью и авторитаризмом”, преподносят миру который уже по счету “урок демократии”. Шеварднадзе, Кучма, Акаев — все эти “тираны народа” предпочли отдать власть (в большинстве случаев — законную) и положиться на сомнительное честное слово победителей, нежели попытаться удержать ее ценой крови.

Многие ли страны в мире могут похвастать подобным сверхдемократичным поведением правителей? В позапрошлом году в Венесуэле при смещении демократического президента погибли 10 человек, более 100 были ранены. Чем закончилась студенческая демонстрация на площади Тяньаньмэнь в Китае — тоже всем известно. Да что говорить: в Эстонии, только что принятой в ЕС, оборонная концепция предусматривает безоговорочное использование вооруженных сил “в случае внутренней нестабильности”.

С другой стороны, такое чувственное отношение “авторитарных правителей” к правам своих подопечных приводит к тому, что “демократическая оппозиция” готова пуститься во все тяжкие ради достижения цели. Революционеров соблюдение прав человека заботит в последнюю очередь. Ведь, как правило, за их спиной стоит западный мир и сам “оплот демократии” — США, выдающие “индульгенцию”. К слову, вопрос законности ситуации в Киргизии беспокоил только Феликса Кулова. Прочие оппозиционные лидеры были готовы обойти все “условности”, назначив и и.о. президента, и новые президентские выборы. Наверняка думали, что мировая общественность спишет им все “нестыковки” с законом — во имя высших демократических ценностей.

Потому говорить, что “добрая воля” Акаева — единственный правильный выход из ситуации, не приходится. Потенциальные революционеры скорее вынесут другой урок: все средства для смены власти хороши. А у пока законных правителей наверняка вызовет понимание напутствие Акаева: “Чтобы удержать власть — применяйте силу”.




    Партнеры