Ай да “Аида”

Новосибирский театр потрясет “Золотую маску”

7 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 204

“Аида” Новосибирского театра оперы и балета — главная сенсация театрального фестиваля “Золотая маска” — будет представлена сегодня, 7 апреля, на сцене Кремлевского дворца. Приезд самого дорогостоящего оперного спектакля постсоветской театральной эпохи обошелся фестивалю почти в две трети его бюджета.

И если он получит “Маску” (в чем мало кто сомневается), то Новосибирск во второй раз подряд окажется кузницей лучших оперных постановок России.


В прошлом году Новосибирская опера ударила по меломанам “Жизнью с идиотом” Шнитке—Ерофеева. Оперой настолько жесткой и скандальной как по форме, так и по содержанию, что по сравнению с ней “Дети Розенталя” скромны и невинны как ангелы. “Жизнь с идиотом” тогда была признана лучшей оперой России, что, конечно, весьма символично. Теперь на этот статус претендует “Аида”, которую считают фаворитом фестиваля. Не потому, что она реально лучше, чем “Летучий голландец” Большого театра или “Диалоги кармелиток” “Геликона”. Главное, что она дороже и больше. Больше — в смысле числа участников: в спектакле занято порядка двух тысяч человек, что уже само по себе нечто экстраординарное. К тем, кто жаждет увидеть на сцене египетские пирамиды, слонов, жрецов, а также пленных эфиопов и эфиопок, — просьба заблаговременно запастись туром в Хургаду: ничего этого в новосибирской “Аиде” нет. Зато есть военизированная массовка в костюмах “a la militair”. Возникает вопрос: что же съело, как стало известно из неофициальных источников, целых восемь миллионов из двенадцати, составляющих бюджет “Маски”? Ответ: война. Ибо именно ужасы войны и есть те абстрактно-современные реалии, в которые постановщики поместили сюжет оперы Верди. А передислоцировать в Москву гигантскую армию — дело нешуточное.

Режиссер спектакля Дмитрий Черняков, хорошо знакомый любителям театра “масконосец”, — не только обладатель яркого дарования и бурной фантазии, но и, что очень важно, художник, прекрасно осведомленный о том, что делается в его профессии. Возможно, поэтому тем, кто осведомлен так же, как и он сам, некоторые его находки не будут в новинку. Впрочем, важен не прием (их не так-то много в режиссуре), а художественный результат, которого режиссер достигал в соавторстве с чрезвычайно интересной личностью — дирижером Теодором Курентзисом. В свои неполные 32 года маэстро успел сделать очень много: работал в оркестрах Темирканова, Спивакова, ставил спектакль в “Геликоне”. Курентзис столь же нестандартен в интерпретациях, сколь нетривиален в общении. Его “Аида” — не о войне, а о любви. В контексте войны, разумеется.

“Аида” номинирована по шести номинациям: работа режиссера, работа художника (как обычно, в обеих ипостасях выступает Дмитрий Черняков), работа дирижера (Теодор Курентзис), две актерские работы (Олег Видемон и Ирина Макарова) и весь спектакль.




    Партнеры