Пенелопа Kрус поиграла в Лару Kрофт

Как наши корреспонденты “Сахару” смотрели

9 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 169

На премьеру “Сахары” с Пенелопой Крус и Мэттью Макконахи заманивали верблюдами, танцами живота и Эвелиной Бледанс. Эвелина значилась первой в длинном списке VIPов, без которых вроде как уже и неприлично кино смотреть. То есть справа Бледанс, слева Рыжий, тогда поход в кино удался. В этот раз “Иванушек” было двое — Рыжий и Олег. С другой стороны, обещали Фандеру, а ее в толпе разглядеть не удалось. Получается, Олег-“Иванушка” засчитывается в замену Фандере. Итог — премьера удалась, как обычно.


Да, тяжело вести правильную светскую жизнь — голову сломаешь звезд считать и улыбаться, сделали вывод мы, пишущие про кино люди, Елена Ардабацкая и Мария Давтян. И решили обсудить все увиденное уже после сеанса, чтобы на время кино хоть отдохнуть от тяжелых будней журналиста.

— Слушай, как все-таки интересно живут люди! — начала Ардабацкая. — Вот Бледанс надвинула себе кепочку по самые очки в пол-лица и прошла, как Майкл Джексон в зал суда, чтоб никто якобы внимания не обратил. Ты представляешь, как она сама себя в этот момент чувствовала — настоящей звездой! Зато Андрею Панину не позавидуешь — без кепочки, без очков. Пришлось с народом фотографироваться и даже руки народные, которые норовят каждый раз за плечи обнять, не скидывать и — улыбаться. Пришел человек вроде кино посмотреть, а его, как того верблюда, что мерз перед кинотеатром, разглядывают и норовят по холке потрепать... Ну да ладно, кино-то тебе понравилось?

— Больше всего в этот вечер, конечно, мне понравился Андрей Панин, уныло гуляющий между верблюдов, — ответила Давтян. — Но и кино тоже ничего. Кстати, Панин в отличие от Бледанс оделся как раз по случаю. Ведь весь фильм красотка Крус расхаживает в драной майке и с перемазанной мордочкой. Панин в затрапезной курточке составил бы ей отличную компанию. А так бедняжке пришлось довольствоваться начинающим голливудским плейбоем Мэттью Макконахи. И это после Тома Круза!

— Ну, Макконахи в этой роли просто на коне, то есть на верблюде, как ты помнишь. Вообще, странное впечатление фильм производит: вроде все, что положено в приключенческом фильме, есть, но уже через полчаса начинаешь зевать и смотреть на часы. И так еще полтора часа. Мне кажется, просто слишком уж всего много и сразу на все похоже: и на Джеймса Бонда, и на цикл телефильмов “Необузданная Африка”, и почему-то на кучу наших фильмов. Знаешь, даже уже не смешно, когда ловишь себя на мысли: “А сейчас герой скажет: “Абдулла, выходи!” Особенно когда Макконахи с товарищем разбитый самолет в чудо-агрегат переделали и на нем по пустыне помчались. Ну прямо “Кин-Дза-Дза” какая-то!

— Зато как живенько все. Африка вроде большая, а за два часа экранного времени ребята успели нагадить везде. Тут постреляли, тут парочку спецназовцев злобного африканского князька утопили, тут восстановили справедливость, тут похоронили товарищей, тут нашли старый корабль, тут клад, тут старую пушечку. Красота! И в конце концов спасли Черный континент и весь мир от страшной напасти. Нет, не зря я два часа слушала, как соседи хрустят попкорном.

— И после такой вот “Сахары” некоторые умудряются кинуть камень в Кончаловского и эдак особо, по-образованному сморщась, через губу сообщить народу, что “Побег” весь некачественный, что сплошные нестыковочки в сценарии и никакой достоверности. Нет, ты мне скажи, почему одни и те же люди про “Сахару” говорят, что чуть ли не со времен “Индианы Джонса” не было такого размаха в приключенческом жанре, а от “Побега” требуют, чтобы в нем все по-настоящему? “Криминальной России”, что ли, пересмотрели? Знаешь, я все-таки, если выбирать между “Сахарой” и “Побегом”, выбираю наших. Ну не люблю я попкорна.

— А я за попкорн. Считаю, что если развлекаться — так на полную катушку, без всяких мыслей и поисков утраченного. Вот ребята в “Сахаре” сами повеселились, нам время помогли убить. А спроси меня, о чем фильм, — не вспомню. И считаю, что это прекрасно. А захочется о вечном — у меня дома видеотека большая.

— Ну, мне кажется, хоть что-то должно после любого фильма остаться. Кстати, я сейчас вот напряглась и вспомнила, что осталось после “Сахары”: первые 30 минут как раз не зеваешь, потому что кажется — игры в политкорректность закончились. Помнишь, белые — герои, негры — как злые дикие обезьяны. (Прости меня, Господи!) Да, и фразочку я себе в блокнотик одну записала: “Сначала наличные. Мы друзья — но не настолько”.




Партнеры