Ни война, ни мир

В Приднестровье из любой искры может возгореться пламя

12 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 186

На грани очень хрупкого мира находится сейчас Приднестровье — маленький кусочек плодородной земли между Одессой и Кишиневом. С августа прошлого года регион пребывает в блокаде: молдавская сторона сделала все, чтобы разрушить приднестровскую экономику. И если бы не Украина, чуть-чуть ослабившая для соседей таможенные правила, да не российские военные, удерживающие враждующие стороны от начала боевых действий, Приднестровье уже полыхало бы в огне кровопролитной войны…

“Почему Россия отвернулась от нас?” — спрашивали журналиста “МК” в городах и селах. А ответить нечего: три революции в когда-то родных республиках Россия уже проморгала. Не хватает еще дождаться кровавой резни в Молдове...

В блокадном кольце

Плохо быть непризнанными. Тут тебя притесняют, отсюда гонят, туда не пускают. Невозможно ни привезти товар, ни вывезти свою продукцию. Но Приднестровье держится, крепится и при этом умудряется неплохо выглядеть.

Тирасполь — столица, приятная во всех отношениях. Он широк, выбелен, подкрашен. Невысокие деревья невероятно причудливой формы, с толстыми стволами и свисающими вниз кронами. Многочисленные кафешки, заманивающие слишком низкими (для россиянина) ценами, уютным интерьером, живой музыкой, хорошей кухней. Небольшие колхозные рынки, где товар не залеживается. Ассортимент, конечно, не чета московскому, но, учитывая блокадное состояние региона, — даже очень неплох. Приезжие, как водится, налегают на местные конфеты да коньячную продукцию знаменитого завода “Квинт”.

Эту алкогольно-кондитерскую красоту, и другие товары приднестровцы гнали в Россию и далее через Украину, ведь Молдавия ничего вывозить не позволяла. Жители “осадной земли” свободно выезжали на Украину по торговым делам и даже на отдых на море — благо от Тирасполя до Одессы каких-то 100 км. Украинские погранцы не зверствуют. Документы в порядке — проезжай. Нет — разворачивайся.

Так, наверное, и действовала бы обоюдополезная лазейка, пока не сменилась на Украине власть. Не успел новый президент толком обустроиться в новом кресле, как уже отворачивается от “младшего брата”. Глава таможенной службы Украины Владимир Скомаровский уже встречался со своим молдавским коллегой Николаем Вылку. Зачем? Чтобы обустроить границу по-новому, а значит, “затянуть поясок” Приднестровью. К тому же Виктор Ющенко обещает привлечь к разрешению приднестровского конфликта США и Евросоюз. Молдова таким заявлениям только радуется. Для нее главное, чтобы близко не было России.

Горячая точка

Молдавское село Дороцкое, расположенное фактически на территории Приднестровья, — самая знаменитая “горячая точка” региона. Здесь постоянно вспыхивают те самые “искры”, из которых может возгореться пламя.

К примеру, прошлой осенью здесь возник конфликт всего лишь из-за того, что приднестровцы попытались заменить старый шлагбаум КПП на новый. Узнав о “строительстве”, в Дороцкое явились около 30 молдавских полицейских и местных жителей человек семьдесят. Возникла потасовка. К месту инцидента подтянулся приднестровский спецназ. Явился даже молдавский министр реинтеграции!

Ситуация разрядилась только с появлением миротворцев высшего командного звена: старших военачальников со стороны России, Приднестровья и Молдовы. И наблюдателя от Украины. Российский военачальник — главный гарант мира — полковник Анатолий Зверев вынес тогда вердикт: все работы прекратить, новый шлагбаум убрать, старый вернуть на место.

Все правильно. Гусей лучше не дразнить…

Но конфликты все равно продолжаются. “Представители Молдавии предприняли в среду, 6 апреля, попытку силового захвата приднестровского таможенно-пограничного поста в районе села Дороцкое”, — сообщили в минувшую субботу информагентства. “На сегодняшний день существуют факты, однозначно указывающие на то, что Молдавия сознательно ведет дело к новому конфликту. Подтверждается первоначальная версия приднестровских экспертов о наличии заранее разработанного “сценария”, — полагают представители приднестровской стороны.

…Приднестровские села — что-то особенное. И привлекают взор они прежде всего своей капитальностью, основательностью постройки. Дома — как грибы-боровички, спрятались за высоким забором, выставив напоказ только крыши да половинки окошек.

Молдавские села другие. Здесь домишки, крытые черепицей, жмутся друг к другу. Люди живут на краю нищеты: дома не отапливаются, пенсии мизерные, перебои с газоснабжением, растущие цены на продукты первой необходимости...

На деревенских улицах — ни души. Лишь изредка увидишь селянина, приложившего козырьком руку ко лбу и всматривающегося в проезжающие мимо машины. Видно, силится разглядеть-разгадать — свои ли приехали, чужие?

А приехали в Дороцкое чужие. Аж “с самой Москвы”.

К нам подходит высокий мужчина и жалуется, что приднестровские таможенники его, честного крестьянина Семена Папука, нещадно обирают:

— Я живу в Перите — это Молдова. У меня и на стороне Молдовы земля — 280 га, и в Приднестровье — 120 га. Чтобы с одной стороны на другую урожай доставить, семь мешков лука отдаю — тогда разрешают везти товар. Я считаю, что нужно убрать все посты, забыть распри, ведь здесь всегда была между людьми дружба. Я в стороне от политики, но поневоле в нее втянут…

— А почему вас приднестровцы-то не пропускают?

— Говорят, что Молдова вроде бы им устроила блокаду, поэтому и они нас не пропускают — в отместку. Мы страдаем от внутриусобицы наших “королей”. У каждой стороны уже свои законы. Там понимают по-одному, здесь по-другому.

По—видимому, выставленные Приднестровьем по границе с Молдовой таможенные и пограничные посты, на которые жаловался нам крестьянин, стали ответом молдаванам: “Вы не даете спокойно жить нашим людям, мы не дадим спокойно жить вашим. Хотите официальные границы — платите официальные таможенные сборы”.

Миссия выполнима

Президент Приднестровья Игорь Смирнов считает российскую миротворческую миссию по эффективности не имеющей аналогов. Молдавские же политики все громче утверждают, что сегодняшний формат миротворческого сотрудничества устарел. Официальный Кишинев ранее неоднократно озвучивал свое намерение заменить российских миротворцев на западных.

Зона безопасности в Приднестровье — это участок до 230 км в длину и до 20 км в ширину — буфер между двумя конфликтующими сторонами. Журналистов здесь возят на автобусе с военными номерами, поэтому никто и нигде нас не тормозит. Пока мы, наверное, раз пятый за день не проехали по мосту через Днестр из Тирасполя в Бендеры (два самых крупных города Приднестровья).

Подступы к Бендерам — по сей день зона повышенного внимания. На самом бойком месте — российский миротворческий пост. Полосатые бетонные блоки сужают дорогу до минимума. Вывеска на трех языках — русском, румынском и молдавском — доводит до сведения правила поведения в зоне ответственности совместных сил по поддержанию мира. Возле нее — очень серьезный старший лейтенант с автоматом и висящей на груди каской с надписью “МС” — миротворческие силы.

Он-то и тормозит наш “пазик” — видимо, вызвал подозрение примелькавшийся за день транспорт. Миротворец представляется: “Старший поста старший лейтенант Оленин”. И просит водителя предъявить документы. Мы объясняем, что приехали посмотреть, как работают наши миротворцы. Нас ведут в вагончики. Печь СВЧ, холодильник, стойка с боевым оружием. Жить можно. Ребята дежурят по трое суток, потом возвращаются в свой батальон.

Главное в их работе — не допустить проникновения вооруженных лиц, провоза боеприпасов, оружия, взрывчатых и нервно-паралитических веществ в зону безопасности. На совместных постах машины досматривают именно российские миротворцы.

В это время проезжает груженая фура-иномарка. Я удивляюсь, почему ее не останавливают:

— Она уже раз пятнадцатый проезжает за три дня, мы ее уже смотрели. Семечки возит.

Главными качествами у миротворцев считаются сдержанность, тактичность и умение быстро принимать решения. Последнее качество очень пригодилось одному солдату с этого поста. На его глазах девушка прыгнула с моста в Днестр. А он, хоть и чуден при тихой погоде, как и его собрат Днепр, тоже довольно широк и глубок. Девчонка хотела покончить жизнь самоубийством по случаю безответной любви. Российский миротворец в чем был — в берцах, с автоматом и в каске — так и сиганул следом. Спас бедолагу…

“Вы все можете!”

Командует ОГРВ генерал-майор Борис Сергеев. Он-то и рассказал о трудностях, с которыми приходится сталкиваться российским военным в блокадном Приднестровье:

— Обстановка в регионе довольно напряженная. Появились проблемы с отправкой из Тирасполя имущества наших военных, уезжающих в Россию, — молдавская сторона блокирует перевозки...

Молдова настаивает на том, чтобы наши военно-транспортные самолеты прибывали вначале в Кишинев, там проходили пограничный и таможенный контроль, затем летели в Тирасполь, выгружались здесь и вновь в Кишинев вылетали... В общем, морока. Поэтому уже три года самолеты сюда не летают. Приходится все возить автотранспортом.

— Уже четыре года к нам не поступают молодые офицеры, поэтому катастрофически не хватает командиров взводов. Прапорщиков ставим на эти должности. А должны быть лейтенанты и старлеи, — говорит генерал Сергеев. — Нет новой техники, все со времен СССР. Вертолеты наши сейчас не летают — парк устарел. Правда, обещают вскоре их заменить.

…Людей в группировке мало, оттого-то нагрузки колоссальные. Видимо, поэтому здесь создали центр психологической помощи и реабилитации. В классе аутотренинга, больше похожем на обычную казарму, ежедневно проводятся занятия с заступающими в караул. По часу под легкую музыку бойцам дается установка на повышение бдительности и повышение жизнеспособности организма, снижение усталости... Фактически это гипноз. Звучит умиротворяющая музычка, и голос исполняющего обязанности внештатного психолога оперативной группы подполковника Вячеслава Гундоки произносит:

“Вы все можете. Вы можете выполнить эту задачу и в этот раз, выполнить с достоинством, с успехом. Никакого страха, никакой боязни. Вы можете все, абсолютно все. Вы уверены в себе, уверены в своих силах. Отдыхайте, отдыхайте…”

Эх, если б можно было уложить так рядышком двух президентов — Воронина от Молдовы и Смирнова от Приднестровья, — включить видавший виды магнитофон и дать установку: “Уж сядьте наконец за стол переговоров да придите к единому мирному результату. Не допустите, господа президенты, второй войны на ваших живописных просторах. Не проливайте невинную кровь… Вы — люди мирные, вы — люди мирные…”


СПРАВКА МК:

После распада СССР Приднестровье, где преобладает русскоязычное население, отделилось от Молдовы, взявшей курс на сближение с Румынией. Начался вооруженный конфликт, в котором погибли более двух тысяч человек. Перемирие было достигнуто исключительно с помощью российской 14-й армии под командованием Александра Лебедя.


СПРАВКА МК:

Оперативная группа российских войск (ОГРВ) в Приднестровском регионе Республики Молдова состоит из отдельной мотострелковой бригады, зенитно-ракетного полка, полка связи и авиагруппы. Личного состава примерно 1300 человек. В их число входят и миротворцы.



Партнеры