Унесенные крышей

Что стоит дом недостроить?

20 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 247

“Хорошие люди, только их испортил квартирный вопрос”, — писал незабвенный классик. История “квартирного вопроса” вечна, как мир, и повторяется в разных интерпретациях из года в год. От современных ситуаций, в которые попадают многочисленные желающие купить новые квартиры в Подмосковье, можно просто озвереть. “Строители” кидают людей не в каком-то отдельно взятом городе, а по всей области. Когда-то потенциальные новоселы вложили свои кровно заработанные в строительство домов и стали ждать вожделенную квартиру. Все еще ждут...

Первый звонок в редакцию раздался из Красногорска, с криком души: “Помогите!” Здесь людей, как они считают, обманули несколько раз.

17 мая 2000 года был заключен договор №272 между Управлением строительства №1, выступившим заказчиком, ЗАО ИСПК “Стройсервис”, ставшим инвестором, и администрацией Красногорского района о финансировании и строительстве объекта — жилого дома в поселке Нахабино. Заказчик, согласно договору, вносит объем незавершенного строительства объекта, права на земельный участок для строительства, осуществляет проектные работы и сдает объект в эксплуатацию. Инвестор вносит денежные средства, необходимые для завершения строительства объекта. Выполняет функции генподрядчика по строительству объекта и вместе с заказчиком сдает его в эксплуатацию. Администрация оказывает содействие в получении новых и пролонгировании действующих согласований и решений административных органов, необходимых для строительства и ввода объекта в эксплуатацию. Срок сдачи дома — III квартал 2001 года.

— В 2001 году мы вложили деньги в дома в поселке Нахабино и стали соинвесторами подрядчика, — говорит Галина Оглоблина, вложившая деньги в двухкомнатную квартиру. — Участие в этом договоре Красногорской администрации было гарантией для нас, что все будет хорошо. Но в указанный в договоре срок мы никакого жилья не увидели.

Соинвесторы начали обивать пороги чиновников с просьбами о помощи. В итоге часть дома сдали в эксплуатацию, единое здание, возводимое в виде буквы “Г”, разделили надвое. И закончили строительство одной половины здания за счет, как они думают, будущих жильцов другой. Последних же назвали дольщиками второй очереди и пообещали, что все у них будет. Но позже. Для этого только надо подписать письмо, чтобы строителям выделили еще одну площадку под дом.

— Нам пообещали, что деньги новых желающих получить крышу над головой пойдут на достройку вашего дома, мы поверили, — жалуется Галина Оглоблина. — Говорят, что Красногорская администрация выделила новую стройплощадку. Но и в этот раз дом не достроили — не на что. Теперь нам предлагают заплатить еще по $150—300 за квадратный метр, чтобы закончить стройку. Поскольку, как оказалось, средств нет, о нашем существовании и каких-то там правах никто не знал, и наше жилье собирались перепродать другим людям. Мы обратились в Красногорский городской суд, и он 9 июня 2004 года наложил арест на эту жилую площадь и запретил инвестору проводить сделки с ней. Но строительство до сих пор стоит на мертвой точке.

— Может, хоть после публикации у них проснется совесть, — взывают пострадавшая Галина Оглоблина и ее коллеги по несчастью. — Мы всего лишь хотим жить в своих квартирах, которые получить уже и не надеемся.

В 2001 году Галина Оглоблина и ее будущие соседи по дому вложили по $300—380 за метр, а сейчас с них хотят получить еще столько же. Где взять пенсионерке еще 10 тысяч долларов за двухкомнатную квартиру? Пайщики за это время все перезнакомились, сроднились, некоторые семьи снимают жилье, кто-то живет у родственников. Есть москвичи, которые отказались от очереди на квартиру в столице, их субсидии перешли в область, и где они? “Нас постоянно обманывают”, — с какой-то обреченностью констатируют люди.

Дольщики из Нахабина уже не знают, что предпринять, чтобы получить свои квартиры. Обращение в газету — их последняя надежда. Банальная, как кажется, история, но, как оказалось, не единственная.

— В ноябре 2003 года, — рассказал Сергей Ватажицын, желающий жить в Щербинке, — я заключил договор №СМР-2003/3264Д о привлечении финансовых средств в строительство жилого дома с инвестором ЗАО “Стройметресурс” и стал, таким образом, соинвестором. Срок сдачи дома в эксплуатацию — IV квартал 2004 года — может быть увеличен, но не более чем на один квартал. Стройка стоит. В моем же доме пока два этажа вместо семнадцати. Даже если возобновят стройку сейчас, то сдадут дом не раньше конца 2006 года.

Заждавшиеся соинвесторы этой компании даже создали свой сайт в Интернете, где и жалуются друг другу. Вроде бы нашлись новые инвесторы, которые обещают завершить строительство. Непонятно одно: какой интерес у этих инвесторов, ведь квартиры уже давно проданы? Люди боятся, что их долгожданное жилье перепродадут новым хозяевам.

— Нам удалось встретиться, — рассказал Сергей, — с руководителем этого ЗАО Александром Тихоновым и добиться от него обещания оформить наши договоры в регистрационной палате, может, хоть это поможет нам сохранить свои квартиры.

Все пострадавшие квартирные пайщики доведены до отчаяния — испортил их “квартирный вопрос”. Все спрашивают одно и то же: “Что сделать простым гражданам, чтобы их права были защищены не на бумаге, а реально?” И все готовы выходить на митинги и перекрывать дороги, чтобы хоть кто-то наконец их услышал и защитил от дикого строительного бизнеса.




Партнеры