Один следователь на ЭЗТМе не воин

В подмосковной Электростали предприятия ставит “на счетчик” псевдоадвокат

29 апреля 2005 в 00:00, просмотров: 1022

В великом и могучем русском языке к мелодичному слову “стан” найдется не много определений. Первым делом представляется гибкий и нежный девичий стан. Еще мы знаем про полевые станы, где колхозники в страду молотят хлеб. А если порыться в поэзии, то у Сергея Есенина прочитаем, что он “навек за туманы и росы полюбил у березки стан. И ее золотистые косы, и холщовый ее сарафан...”

В общем, сплошная лирика. Однако подобные стереотипы всегда возмущали работников Электростальского завода тяжелого машиностроения (ЭЗТМ), по сути дела единственного в России, выпускающего... трубопрокатные станы. Ни в СМИ, ни тем более в поэзии они до сих пор не воспеты.

Впрочем, этот заговор молчания не говорит о том, что продукция предприятия никому не нужна. Уже больше года здесь идет следствие по двум уголовным делам. Не исключено, что уникальный завод пытались (и до сих пор пытаются!) искусственно обанкротить, а затем продать по частям — так сказать, оптом и в розницу.


В апреле прошлого года руководство этого предприятия получило сразу два иска из Арбитражного суда Московской области. Их суть не только удивила, но и озадачила нового гендиректора ОАО “ЭЗТМ” (им он стал в конце января 2004 г.) Владимира Зарудного. Оказывается, при прежнем гендиректоре Сергее Потыкалове на благо завода не покладая рук трудился адвокат Борис Авдеев. Который якобы не раз и не два выводил предприятие из запутаннейших юридических коллизий.

А вот завод... За все труды его тяжкие завод не заплатил ему ни копейки. По двум искам адвокат требовал возмещения долгов: так, самую малость — 18 млн. 300 тыс. руб.! Для акционерного общества, которое в те времена переживало глубокий кризис, денежки были нешуточные. Для защиты от этого адвоката акционеры привлекли целую группу адвокатов. Это было много дешевле, чем платить по счетам г-ну Авдееву.

* * *

В этой истории трудно понять, кто злоумышленник, а кто его несчастная жертва. С одной стороны, Борис Авдеев представлял себя как квалифицированный адвокат, закончивший, между прочим, Московскую государственную юридическую академию и даже имеющий собственную маленькую коллегию адвокатов, зарегистрированную в большой адвокатской палате Воронежской области.

Однако, как показали результаты проверок (и “МК” располагает этими документами), г-н Авдеев ни дня не учился в юракадемии. Зарегистрирован он в воронежской палате незаконно, поскольку был зарегистрирован в Московском регионе.

По всему получается, что тогдашний гендиректор ЭЗТМа Сергей Потыкалов — невинная овечка, доверившаяся такому адвокату. Но не будем торопиться с выводами. Как показали результаты все той же проверки, договор за №01/34-Н-203-Д об услугах “адвоката” предприятие (понимай Потыкалов) заключило, уже когда многим стало ясно, что в кресло гендиректора сядет совсем другой человек. Контракт, видимо, подписывался “на коленке” — он не прошел всех согласований, обычно устанавливаемых на предприятии: с юридической службой завода, с финансовым отделом и отделом цен.

Да и вряд ли такие согласования были бы получены. За пустяковую даже для студента-первокурсника работу (как-то: “представлять интересы предприятия в суде”, “подготовить иск в Арбитражный суд” и пр., и пр., и пр.) предприятие с легкостью необыкновенной готово было уплатить своему защитнику гонорар на общую сумму 45 млн. руб. плюс брало на себя расходы по 20 тыс. руб. за каждое дело и еще гарантировало Авдееву компенсационную выплату в размере 32,5 млн. руб. Итого — около 80 млн. рубчиков! За что?! Однако господин Авдеев с такими условиями был согласен.

— Подобные работы я могла бы выполнить сама, причем за ту зарплату, которую получаю на предприятии, — поясняет юрист завода Любовь Семенушенкова. — Странно, что за них прежнее руководство решило заплатить миллионы рублей. Дела, которые намеревался выигрывать адвокат, в нашу пользу были решены еще в 2002 г., за сроком давности налоговики не могли предъявлять нам претензии.

Тем не менее г-н Авдеев намеревался получить около 80 “лимонов” — почти 50% годового фонда зарплаты. Если бы такую сумму предприятие отвалило “защитнику”, оно враз бы обанкротилось и большинство работяг уже сегодня оказались на улице.

* * *

Как мы уже сказали, власть на заводе переменилась в январе 2004 г., когда предприятие напоминало то самое разбитое корыто из сказки Пушкина. По итогам 2003 г. объем продукции тут составил 620 млн. руб., задолженность перед Мосэнерго, Мосрегионгазом и по зарплате рабочим приближалась к 60 миллионам. Еще немного, еще чуть-чуть — и ОАО пошло бы с молотка.

Первым делом новая команда разобралась с системой заказов, по которой работала с покупателями. Она строилась на взаимозачетах, а проще говоря, в этой сфере процветало банальное воровство. С потребителями стали заключать прямые договора, без посредников. Это позволило направить денежные потоки на предприятие.

Так, шаг за шагом, экономика и пошла в гору. Уже в прошлом году ЭЗТМ увеличил объем производства в два раза (рост 178% — самый высокий в машиностроении России), средняя зарплата у рабочих увеличилась с 4200 до 10500 руб., а гендиректор предприятия Владимир Зарудный в 2004 г. был признан лучшим менеджером России. В ближайшие годы предприятие ожидает серьезная реконструкция, составлен перспективный план развития на 15 лет.

Понятно, что идти на поводу у разных аферистов здесь не собираются.

— Меня смутили большие суммы, которые мы якобы должны уплатить Авдееву, — рассказывает Владимир Семенович. — Почти три миллиона долларов! Это чистейшей воды мошенничество, в адвокатской практике даже по очень сложным делам нет таких расценок. К тому же, когда я принимал предприятие, в переданных документах никаких договоров на оказание юридических услуг с Авдеевым не было — ни в бухгалтерии, ни в других подразделениях. Я думаю, их “вбросили” задним числом, чтобы “зайти на завод” и начать процедуру банкротства. Хорошо, мы вовремя обратились в следственные органы, привлекли серьезную адвокатскую контору. Выяснили, что он не имел права заниматься адвокатской деятельностью после того, как был исключен из реестра адвокатов.

Справедливость, таким образом, восторжествовала. Арбитражный суд отказал истцу в его требовании. Более того, возбуждены два уголовных дела: по ст. 201, часть 1 — о незаконном изъятии из собственности ОАО “ЭЗТМ” столовой; а также по признакам преступления статей 30 и 159, часть 1 — о хищении денежных средств предприятия путем мошенничества.

Однако точку в этой истории ставить рано. На заводе считают, что продажа за бесценок столовой (причем в виде векселей сомнительной фирмы, никаких “живых денег” ЭЗТМ за нее не получил!) — это пробный шар в банкротстве и последующей распродаже завода.

Столовая, которая кормила заводских рабочих, находится чуть ли не в центре города. В Электростали, где земля на вес золота, обзавестись собственным зданием — большая удача. Его можно перепрофилировать под любые цели и выкачивать денежки из нового доходного бизнеса. Вот почему в “прихватизации” столовой участвовали многие фирмы, в том числе и из Москвы.

Воистину аппетит приходит во время еды. В распоряжении “МК” имеется справка о том, какие дополнительные объекты прежний гендиректор готовил к продаже: производственный корпус из 11 пролетов с оборудованием, кранами, авто- и железнодорожными подъездами; производственно-бытовой корпус из трех пролетов с оборудованием и встроенными офисными помещениями — всего 12 подразделений, без которых нормальная работа предприятия просто немыслима.

Возможно, эту цель и ставят перед собой “заинтересованные” лица с приставкой “экс”. Ведь завод — уникальное производство не только в России. Свою продукцию — прокатные станы — он поставляет в 40 стран мира. А оборудование под выпуск труб (от водопроводных до газовых магистральных) на 80% made in Электросталь!

Но “фокус” со столовой не удался. Руководство ЭЗТМа намерено вернуть ее в лоно своей собственности. Как уже вернуло несколько складских помещений: сделки по их продаже (что характерно, тоже за бесценок!) удалось признать недействительными. “С какой стати на нашей территории должны работать другие фирмы? — говорит Владимир Зарудный. — Нам самим нужны площади под развитие!”

Правда, хеппи-энда в этой истории пока не видно. Конфликтом на ЭЗТМе занимается всего один следователь следственного отдела местного УВД, который по определению не успевает изучить все аспекты. Ведь уголовные дела, как щупальца спрута, расползлись по разным регионам: в Москву и Воронеж — где был зарегистрирован адвокатом Борис Авдеев.

А один следователь на ЭЗТМе — не воин. Не исключено, что следственный отдел возьмет и прикроет уголовные дела, посчитает их бесперспективными. Срок их рассмотрения заканчивается в первых числах мая.

Акционеры предприятия ходатайствуют о переводе дел в область: в прокуратуру или ГУВД. Чтоб там независимо провели объективное расследование. Иначе история обязательно повторится — если не в Электростали, то в любом другом подмосковном или российском городе.

Кто знает, сколько дельцов гуляет по стране? Самое обидное, что такие “услуги” стоят для нас с вами ну очень дорого...




    Партнеры