Живые без мертвых

В Ногинске строят бизнес на костях

11 мая 2005 в 00:00, просмотров: 1852

— В Ногинске возводят жилье на костях, — голос в телефонной трубке дрожал от возмущения. — У нас в городе на месте старого кладбища строят многоэтажный дом на продажу, начали рыть котлован, выкопали груду костей, разбросали, и теперь черепами детишки играют в футбол. Разве это не святотатство?!

В народе это место называют “живые и мертвые”. Когда-то здесь располагалось старое городское кладбище. В начале 60-х годов его просто сровняли с землей — пригнали бульдозеры и стерли могилы, чтобы построить на освободившейся территории “хрущевские” пятиэтажки. Почему партийным функционерам для решения жилищных вопросов трудящихся понадобилась именно эта территория, и никакая другая — история, как говорится, умалчивает. Но только старожилы Ногинска до сих пор вспоминают: тех горожан, чьи родственники были погребены на кладбище и кого возмутило такое отношение к памяти предков, “люди из органов” строго предупредили. Мол, будете “выступать” — поедете на ПМЖ в Магадан. И горожане не возникали. Поохали, постонали, а со временем высадили на оставшейся части погоста деревья, разбили сквер.

Но, видно, старым костям не суждено было лежать спокойно в земле. Этой весной история повторилась. И вновь у “живых и мертвых” появился котлован, сотни черепов и костей выкинули на поверхность. Народ был в шоке. Что и говорить — бывший пролетарский город Ногинск, столица текстильщиков, теперь претендует на роль патриархального православного центра. Даже название хочет сменить на дореволюционное — Богородск. Но только один человек возмутился по-настоящему — местный предприниматель Александр Водотыкин, чей коттедж находится рядом со стройкой.

— Я взял два черепа, берцовую кость и пошел выяснять, кому пришла в голову дикая мысль строить десятиэтажный коммерческий дом на кладбище, — рассказывает Александр. — Первым делом — в городскую администрацию. Но туда меня не пустили. Наверное, все были сильно заняты подготовкой к Дню Победы и Пасхе, поэтому факт, что накануне этих святых праздников в центре города разбросаны кости умерших, их не смущал — дел по горло.

Водотыкин расценил такое отношение как плевок в лицо православной церкви, всем верующим. Пошел в один храм, в другой — жаловаться представителям духовной власти, что нет управы на светскую. Реакции — ноль.

— Что вы тут богохульствуете? — сказали ему отцы. — Не наше дело указывать мирской власти, как жить. Если она не может справиться с содержанием кладбищ, пускай передаст их церкви.

...Под оскорбительные проклятия старушек, которые принимают нас за покупателей квартир в еще не построенном доме, лезем в котлован. Зрелище не для слабонервных. Из-под осыпающегося грунта торчат доски гроба, они еще не сгнили, видна зеленая ткань с кисточками. Дальше, высотой с пятиэтажку, куча вырытой глины и земли, просто усеянная человеческими останками. В общем, картина Верещагина “Апофеоз войны”. Верхние черепа скатываются вниз на тропинку, ведущую к... детскому саду. Вход в него — буквально в 15 метрах от свалки с костями.

— Почему я должен водить детей в сад по трупам, как я им это должен объяснять? — спрашивает Александр.

...Между тем строители под шумок уже заложили фундамент, скоро начнут подрастать этажи. “Бедный Йорик”, — разве что произнесет прораб, найдя череп на месте будущего дома...




Партнеры