Кто с кем? Когда и зачем?

Выбор остается за читателями “МК”

13 мая 2005 в 00:00, просмотров: 212

Итак, мои дорогие, третья часть. По условиям нашей игры я должна выбрать один из вариантов, присланных читателями. Надо сказать, что выбрать было сложно.

Я выбрала тот, что предложила 4lama, 20 лет. 4lama@rambler.ru, Химки. Этому человеку и получать приз, хочу еще отметить igor1964, 13 лет, igor1964@rdcity.ru, Россия, Радужный. Он, правда, прислал всего одну строчку, но она мне понравилась. Очень прошу этих людей связаться с сотрудниками “МК” по электронной почте konkurs@mk.ru. Итак, мы имеем первых победителей. Ура! Едем дальше, пишу по вашей указке.

БРИТАНЕЦ КИТАЙСКОГО ПРОИЗВОДСТВА
(рабочее название)
Часть 3-я

…домой и открою альбом, где хранятся наши не столь уж и многочисленные семейные фото, и увижу, что снимок мирно хранится на одной из страниц.

Задыхаясь от жары, я поплелась в родные пенаты. Как назло, в вагоне не оказалось свободного места, была лишь узкая полоса дивана между двумя противными старухами, но мне без шансов втиснуться в крошечный просвет, поэтому приходится стоять. Не успела я привалиться к одной из дверей с надписью “Не прислоняться”, как к бабкам подскочила худенькая девочка в бейсболке с козырьком, закрывающим почти все лицо. Я, не имевшая с собой ни книги, ни газеты, от скуки стала наблюдать за подростком. Десятиклассница устроилась между двумя пенсионерками, вытащила из красивой сумочки довольно тяжелую книгу, начала было читать, потом вдруг сняла кепку.

Я ахнула. Открывшееся лицо принадлежало женщине значительно старше меня. Зависть захлестнула горло, а потом начала медленно затягивать петлю злобы. Бывают же такие счастливицы! Конечно, лицо выдает прожитые годы, зато фигура девичья, незнакомка может себе позволить надеть джинсы со стразами и розовую кофточку-стрейч. Мне же приходится париться в бесформенной хламиде, если я попытаюсь влезть в штаны из корабельной парусины, то стану похожа на адмиральский фрегат. Потом, наверное, на мой размер джинсов не производят, а уж обтягивающая блузка вообще недоступная вещь. Ну отчего жизнь так несправедлива? Одним все. Другим ничего. У худышки дорогая сумка, на пальце обручальное кольцо, она села на то сиденье, которое я увидела раньше нее, но в силу особенностей своего телосложения не сумела влезть в узкую щель. Нет, завтра же сяду на диету, на полный голод, сегодня покушаю как следует, в последний раз, наберусь сил, а с утра более ни крошки! Целый месяц буду пить пустую кипяченую воду, конечно, минералка без газа намного полезней, но мне она категорически не по карману.

Поезд несся сквозь темноту, я мерно покачивалась в вагоне, ощущая ноющую боль в правом плече. Чего я так разволновалась? Ей-богу, следует успокоиться и разобраться в произошедшем. Некто убил молодого парня, но я-то не имею ни малейшего отношения к происшествию, значит, бояться нечего. Бабка, соседка Никиты, просто слепая, вот и перепутала встреченную во дворе женщину с другой особой. Почему она назвала меня Танечкой? И, кстати, ей была известна и фамилия Сергеева! Подумаешь! Таня Сергеева! Сколько таких!

Слегка приободрившись, я добралась до дома, отперла дверь квартиры и, забыв снять туфли, быстро прошла в комнату, открыла самое нижнее отделение “стенки” и стала искать альбом. На полках накопилось много всего, в частности, тут стояли учебники по русскому языку и литературе, лежала подшивка журналов, коробка с шахматами... Но альбома, не слишком большого, в ярко-красной обложке, не нашлось.

Я в задумчивости стала перебирать книги — очень хорошо помню, что фотографии хранились именно тут. У меня не многокилометровые апартаменты с неисчислимым количеством гардеробных комнат и кладовок, я обитаю в маленькой стандартной квартире, в таких живут тысячи москвичей. Чтобы поддерживать дома хоть какой-то порядок, приходится четко класть каждую вещь на свое место. Альбом всегда покоился внизу. Когда я видела его в последний раз? Ну-ка, Таня, вспоминай.

Я напрягла память. Мой муж умер внезапно, заболел чем-то непонятным и быстро ушел на тот свет. Когда спутник жизни долгие годы лечится, борется с недугом, наверное, воспринимаешь его смерть легче, но на меня несчастье обрушилось внезапно. В понедельник у Игоря заболела голова, во вторник он стал жаловаться на слабость, в среду потерял сознание и очутился в больнице. Потом короткий период обследований, во время которого врачи смогли понять лишь одно: Игорь болен. Не выяснив причину заразы и не установив диагноз, в конце концов доктора предположили — рак. Наверное, следовало забрать мужа из этой клиники, перевести в специализированный центр, я совсем было приготовилась к решительным действиям, но тут Игорь умер. Последний снимок, который я поместила в альбом, это фото гроба с телом Игоря.

После его смерти я не пересматривала снимки, мне было слишком тяжело смотреть на лицо улыбающегося Игоря. Значит, я не видела альбом довольно давно. Хотя нет, постойте-ка! Неделю тому назад ко мне прибежала соседка с просьбой дать для ее дочери книгу… Ну-ка, ну-ка… Оля позвонила в дверь и спросила:

— Есть у тебя словарь русского языка?

— Конечно, — ответила я.

— Одолжи на пару дней.

— Пожалуйста, — пожала я плечами, пошла в комнату, открыла шкаф, под руку подвернулся альбом, вытащила толстый серый том…

Стоп! Значит, недавно фотографии мирно покоились на полке. И куда они подевались?

Напрашивается лишь один ответ: их унесли. Кто? Зачем? И вообще, каким образом кто-то попал в мою квартиру? Впрочем, некоторые люди сейчас вспомнят, как иногда друзья, заходящие на огонек, уносили потихоньку серебряные ложки. Но ко мне никто не заглядывает. У меня нет подруг, я живу почти затворницей, даже Новый год встречала в полнейшем одиночестве. Воры! Меня ограбили!

Я плюхнулась в продавленное кресло и затрясла головой. Спокойно, Танюша, не следует паниковать. Что у тебя красть? А нечего! Золота, бриллиантов не имею, раритетных картин и антиквариата тоже, да что там говорить о ценностях, денег и тех нет. В кошельке остались последние рубли, на моей кухне нет баллонов с вареньем, в которых утоплены целлофановые мешочки, туго набитые долларами. Я нищая, живу в абсолютно не престижном месте, не имею работы, по сути, являюсь полным банкротом, ну зачем к такой особе лезть в квартиру?

Додумавшись до последней мысли, я кинулась к двери и принялась внимательно оглядывать снаружи замок. На скважине не нашлось царапин, если дверь вскрывали чужие люди, то они сделали это при помощи родных ключей. Значит, некто имеет связку…

Мне снова стало плохо, пальцы нашарили телефонную трубку.

— Да, — весело прочирикала Этти.

— Это я.

— Танюшка! Устроилась на работу?

— Да, — неожиданно соврала я.

— Ой, здорово! Куда? Расскажи скорей? Хороший оклад? — начала сыпать вопросами Этти.

Я никогда не лгала матери Игоря, более того, она моя единственная поддержка, человек, круглосуточно готовый прийти мне на помощь. Этти чем-то похожа на ребенка, она любит весь мир, восхищается окружающими и всегда говорит о людях лишь хорошие вещи. И еще у нее полным-полно знакомых. Я очень рада, что Этти считает меня родным человеком, очень ценю ее расположение и, честно говоря, совсем не поняла, зачем сейчас вдруг принялась лгать.

— Работа прекрасная, я буду преподавать русский язык в загородной школе, жить там же, мне дают бесплатную квартиру около гимназии. Уезжать надо завтра, более того, я могу сдать свою квартиру!

— Великолепно! — закричала Этти. — Вау! Я всегда говорила, что жизнь наладится. Действуй! Только на забудь дать мне свой новый адрес, приеду на выходные, посмотрю, как ты устроилась. Послушай, в той, новой квартире занавески есть? Может, я сошью, а? На антресолях лежит кусок ткани...

Мне стало слегка не по себе. В этом высказывании вся Этти, ну почему бы сейчас честно не признаться:

— Прости, но я тебя обманула, не самом деле все у меня ужасно.

Ведь Этти сразу придет на помощь! А еще у нее аритмия, нарушение сердечного ритма, возникшее после смерти Игоря. Этти разнервничается, ей станет плохо... Нет уж, нужно действовать самой.

— Этти, — быстро сказала я, — не помнишь, сколько было связок ключей от замка моей квартиры?

— С чего бы мне знать такое?

— Но ведь Игорь до свадьбы жил тут один, а ты помогала ему по хозяйству, — напомнила я.

— Действительно, — протянула свекровь, — один. Точно. Одна связка была у меня, вторая у Игорька, а когда вы поженились, я отдала свои ключи тебе.

— Странно.

— Что? — мигом насторожилась Этти.

— Обычно ключей к замку прилагается больше, три-четыре, но никак не два.

— Знаешь, — вздохнула Этти, — замок ставили давно, может, Игорь потерял часть дубликатов, извини, не припомню. А зачем тебе это?

Я не успела ответить.

— Послушай! — вдруг закричала Этти, — я сообразила! У Игоря есть приятель Миша, они вместе в армии служили, потом перезванивались, и в конце концов он заявился в гости.

— Да, — прошептала я, — помню.

— Так Игорь ему запасные ключи давал.

— Точно?

— Совершенно.

— Откуда ты знаешь?

Этти вздохнула.

— На несчастье, мне память, как у слона, досталась. Очень хорошо помню, как я позвонила Игорьку, а ответил незнакомый голос.

— Вы кто? — удивилась Этти, а мужчина спокойно пояснил:

— Меня зовут Миша, я в гости приехал, ни Игоря, ни Тани дома нет.

— Передайте, что я звонила, — попросила Этти.

— Не смогу, сейчас уезжаю, а Игорь с женой поздно придут. Мы не увидимся.

— Как же так, — заволновалась Этти, — а кто дверь закроет?

— Я. Мне Игорь запасные ключи дал, — ответил Миша.

В момент разговора свекровь не усмотрела в информации ничего особенного, но сегодня с жаром вопила:

— Лишь сейчас мне в голову пришло! Если Миша запер квартиру и уехал, то ключи он увез с собой. Ты позвони ему, насколько я помню, он из Подмосковья, вернет связку, если, конечно, не потерял.

— Где же номер взять? — уныло спросила я.

— В телефонной книжке, — мигом посоветовала Этти.

Оставалось лишь удивляться, почему столь простое решение проблемы не пришло мне в голову.

Я уже говорила, что мы с Игорем были не особо общительны, никаких шумных сборищ в нашем доме не случалось. Телефонная книжка у нас была общей, я до сих пор пользуюсь ею. Лежит она на кухне, на подоконнике, поэтому сейчас я сразу отыскала темно-синий блокнот. Глаза побежали по записям, у Игоря был четкий, крупный почерк, это мечта учителя — иметь в классе детей, именно так пишущих буквы: аккуратно, с правильным наклоном, но, увы, обычно тетради испещрены каракулями. Я листала слегка замусоленные бумажки, телефонов у нас немного. Я очень скоро наткнулась на нужный — Подаркин Михаил. Это он! Отчего я решила, что вижу координаты друга Игоря? Ну, во-первых, в книжке больше не нашлось ни одного имени Миша, и во-вторых, я вспомнила, как приятель, войдя в нашу квартиру, открыл сумку и начал вытаскивать подарки.

— Ну, зачем ты тратился, — укорил его Игорь.

— Фамилию свою оправдываю, — засмеялся Миша, — не зря же она мне досталась!

Я схватила трубку, потыкала пальцем в кнопки и стала слушать мерные гудки. С каждой секундой радостное оживление таяло. Сколько времени я не виделась с Мишей? Он посетил нас примерно за год до смерти мужа… Да уж, за этот срок он мог поменять квартиру, вообще уехать из России, умереть, в конце концов. Оцепенев, я прижимала к уху пищащую трубку. И вдруг меня осенило: Миша-то не москвич. Игорь, правда, забыл мне сказать, в каком городе живет его друг. Но дело сейчас не в названии местечка, а в том, что я просто набрала цифры, их в номере семь, то есть сейчас я соединюсь со столичной квартирой или учреждением. Чтобы позвонить человеку, находящемуся за пределами Москвы, надо сначала набрать “8”, потом код… Нет, найти Мишу невозможно, потому что...

— Алло, — рявкнул сердитый голос, — ну кто там целый час трезвонит, а? Ясно же, коли не беру трубку, то не могу подойти!

— Можно Мишу, — машинально спросила я.

— Слушаю.

— Подаркина Михаила, — уточнила я, ожидая услышать нечто типа: “Не туда попала, аккуратней набирай номер, дура”.

— Сказал же, слушаю!

— Вы Михаил??!

— Верно.

— Подаркин!!

— Девушка, — со вздохом протянул невидимый собеседник, — в принципе, я понимаю вашу радость, но не могли бы вы все же объяснить, зачем я вам понадобился. Для начала представьтесь.

— Таня.

— Очень мило.

— Сергеева.

— Замечательно.

— Жена вашего покойного друга Игоря. Господи, неужели вы в Москве? Скажите скорей, куда вы подевали ключи от нашей квартиры? — затараторила я.

В трубке повисло молчание, потом Миша недоуменно воскликнул:

— Татьяна? Ну, здрассти. Где ж мне быть, как не в Москве?

— Но вы же приезжали к нам в гости!

— Верно, а что, столичные жители друг к другу не ходят?

— Жили у нас почти неделю.

— Точно.

— Зачем же было селиться у приятеля, если у вас своя жилплощадь имеется? — недоуменно воскликнула я.

Миша кашлянул.

— Я окно менял, стеклопакеты ставил и полы лачил, ночевать в доме было нельзя, вот и попросился к Игорю.

— Ясно, — протянула я, — только муж говорил, что вы из другого города.

— Наверно, вы не так его поняли, — засмеялся Миша, — впрочем, я живу в отдаленном районе, Игорь все шутил: “Скажи, время у тебя московское? Просто провинция, совсем на столицу не похоже”.

— Ага, — закричала я, — а где мои ключи?

— Наверное, в сумке.

— Ой, гляньте.

— Не получится.

— Почему?

— Ну каким образом я могу заглянуть в вашу сумку?

— В мою?

— Вы спросили: где мои ключи? Вот я и напомнил про торбу, — откровенно наглым тоном заявил Миша.

Внезапно к горлу подкатил горький комок. Встречаются на свете особи, умеющие изощренно издеваться над другими людьми. Вроде они обращаются вежливо, употребляют слова “пожалуйста”, “извините”, “будьте любезны”, но у вас отчего-то создается ощущение униженности и полнейшего морального дискомфорта. Очевидно, Подаркин из этой породы, мне трудно беседовать с этим индивидуумом. Но делать нечего, пока Миша мне кажется единственным человеком, способным пролить свет на непонятные события.

— Понимаете, мы давали вам связку, ну... тогда... давно, — замямлила я, — где она?

— Кто?

— Кольцо с ключами!

— Чьими?

— Моими.

— Так у вас, наверное.

— Да нет, пожалуйста, вспомните. Мне очень надо...

— Никак в толк не возьму, чего вы от меня хотите!

Я вновь попыталась прояснить ситуацию, но Подаркин или прикидывался идиотом, или на самом деле был таковым. В конце концов меня охватило сначала отчаяние, а потом злость.

— Как тебе не стыдно, — не выдержала я, — Игорь считал тебя лучшим другом, а ты, мало того что не позвонил мне ни разу после его кончины, так еще сейчас издеваешься…

Слезы подкатили к глазам. Железные пальцы перехватили горло, и я внезапно стала кричать полусвязные фразы:

— Никита… труп… Ключи... фотография... Гри. Да я сейчас пойду и повешусь! Вот прямо немедленно! Хватит, надоело! Никому я не нужна...

Рука швырнула трубку о стену. Веер осколков брызнул в разные стороны, на секунду в комнате словно пропал воздух, потом хлынул снова, теплый, густой, как кисель, вязкий, липкий. Мне стало душно, в виски будто вонзился толстый гвоздь. Понимая, что сейчас хлопнусь в обморок, я добрела до дивана, упала на продавленные подушки и внезапно провалилась в сон.

— Эй, Тань, вставай, — донесся из темноты приятный баритон, — ну, открывай глазки.

Я попыталась вырваться из объятий Морфея, невероятная радость накрыла меня волной. Значит, мне привиделся страшный, дурной сон! Игорь жив, сейчас он приехал домой и нашел вместо горячего ужина дрыхнущую жену.

— Милый, — вырвалось из груди, — господи, как я по тебе соскучилась.

В ту же секунду я села, открыла глаза и увидела высокого стройного блондина с картинно-красивым лицом, просто ожившая картинка из глянцевого журнала, а не нормальный мужик.

— Где Игорь? — растерянно спросила я.

Незнакомец ухмыльнулся.

— Хмм, его давно нет. Ты ведь Таня?

— Да, — безнадежно ответила я.

Значит, все случившееся не сон! И тут снова появился страх.

— Вы кто? Как попали сюда? Хотите меня изнасиловать?

Красавец засмеялся.

— Ты забыла запереть входную дверь. Звонил, звонил, потом толкнул створку, а она открыта… Напугала меня до одури! Неужели не узнала? Ведь мы виделись, правда, давно. Я Миша Подаркин. Можешь не переживать насчет изнасилования, не в моих привычках нападать на баб. К тому же таких, как ты, уж извини. Я люблю стройных и молодых. Ты почему к телефону не подходила? Обзвонился весь, пришлось ехать!

— Трубка разбилась, — тихо ответила я и заплакала.

Подаркин дернул меня за плечо.

— Хорош сопли лить, живо говори, в чем дело! Думаю, я сумею решить твои проблемы.

Я не принадлежу к людям, которые любят прилюдно демонстрировать душевные раны. Мне, человеку стыдливому, легче пройти обнаженной от дома до метро, чем говорить о своих внутренних переживаниях. И еще всю жизнь я была абсолютно одинока, короткий период брака с Игорем не успел дать мне ощущение защищенности, не так уж долго я была семейной дамой. Фразу — “Думаю, я сумею решить твои проблемы” — ни от кого не слышала. Я привыкла переживать трудности одна. Зная теперь об особенностях моего характера, вы, наверное, очень удивитесь, когда услышите, что я схватила полузнакомого Мишу за руку и выложила ему все, что случилось со мной за последнее время. Впрочем, я сама была потрясена собственной болтливостью.

Миша оказался замечательным слушателем. Он ни разу не перебил меня. Дождался, пока фонтан моего красноречия иссяк, и лишь потом сказал:

— Я москвич.

— Ага.

— И не служил с Игорем в армии.

— Но муж говорил…

— Я брат Дины.

— Кого? — не поняла я.

— Дины, — повторил Миша, — первой жены Игоря.

— Чушь! Игорь до меня не имел супруги, мы оба вступили в брак впервые.

— Нет, — спокойно ответил Миша, — Игорь прожил с Диной три года, а разошлись потому, что она хотела ребенка, но рожать боялась, вдруг выйдет похожий на брата.

— На вас?

— Нет, на родственника Игоря, Антона.

У меня закружилась голова.

— Ничего не понимаю! Игорь один ребенок в семье! Этти никогда не упоминала ни о каких братьях.

— Ясное дело, ей не хочется говорить, сейчас, правда, к такому нормально относятся, но раньше... Вот она и сдала сына в детдом, а он потом явился, на Динку налетел, сестра испугалась. Понимаешь, он негр! В смысле, чернокожий.

Я вытаращила глаза. Миша сумасшедший. Какая жена! Какой брат?! Вот мне повезло, попала я из огня да в полымя. Надо срочно…


Сегодня, уважаемые читатели, вам нужно выбрать один из трех предложенных вариантов и сообщить его номер в редакцию “Московского комсомольца” до 12 часов дня 20 мая (см. правила). Итак, варианты от Дарьи Донцовой:

1. Таня, уверенная, что к ней пришел сумасшедший, вызовет “скорую помощь” и попытается отдать Мишу в руки медицине.

2. Все-таки поверит Михаилу и начнет вытягивать из него подробности.

3. Выгонит Подаркина вон и бросится к Этти с расспросами.

Напоминаю вам, что автор специально допустил в тексте некоторые неточности. Вам, чтобы увидеть их, потребуется внимательно прочитать все части, начиная с первой. Не спешите делать выводы, дождитесь последней главы, вполне вероятно, что кое-какие нелепицы разъяснятся в конце. Тому, кто найдет все нестыковки, суперприз от меня.

Всем удачи. Я люблю вас. Дарья Донцова.


Правила участия в проекте “Народный детектив. Закрути роман с Дарьей Донцовой!”:

1.В проекте “Народный детектив. Закрути роман с Донцовой!” предусмотрено шесть сюжетных поворотов.

2.Читатели получают возможность выбирать варианты, предложенные Дарьей Донцовой, и предлагать свои варианты развития сюжета.

3.Читатели, предложившие самые интересные варианты развития событий и/или угадавшие все ключевые повороты сюжета, становятся победителями.

4.Победители станут обладателями ценных призов и подарков от газеты “Московский комсомолец”.

КАК ВЫБРАТЬ ПОНРАВИВШИЙСЯ ВАРИАНТ:

Зайди на специальную страницу сайта www.mk.ru и познакомься с предложенными вариантами.

Или читай “МК”.

Выбери понравившийся тебе вариант, указав его порядковый номер одним из способов:

• на странице сайта www.mk.ru;

• по телефону 8-095-256-61-10;

• sms-сообщением по номеру: 8-903-100-52-53

• электронным письмом по адресу: konkurs@mk.ru

• по почте: 123995 Москва, Ул. 1905 года, дом 7. С пометкой “Закрути роман с Дарьей Донцовой”.

КАК ПРЕДЛОЖИТЬ СВОЙ ВАРИАНТ ПРОДОЛЖЕНИЯ РОМАНА:

• зайди на специальную страницу сайта www.mk.ru и следуй инструкциям;

• или позвони по телефону 256-61-10, оставь на автоответчике информацию о себе (Ф.И.О., возраст, телефон, адрес) и свое продолжение романа (не более 50 слов);

• или отправь свое продолжение романа (не более 50 слов), информацию о себе (Ф.И.О., возраст, телефон, адрес) по электронному адресу: konkurs@mk.ru

• по почте: 123995 Москва, Ул. 1905 года, дом 7. С пометкой “Закрути роман с Дарьей Донцовой”.






    Партнеры