Стриптиз по-каннски

Софи Марсо встала за кино грудью. Обнаженной

16 мая 2005 в 00:00, просмотров: 276

Канн не спит ни днем, ни ночью. Самое интересное, конечно, начинается с наступлением темноты. И это даже не многочисленные вечеринки, а премьеры фильмов. Во всяком случае, любители жареного, пришедшие на премьеру фильма Атома Эгояна, были вознаграждены. В лучших голливудских традициях с плечика Софи Марсо упала лямка платья, обнажив грудь. Итальянская газета Corriere della Sera посвятила этому событию целую серию фотографий — до, во время и после инцидента. Девушка же ничуть не смутилась, поправила платье и направилась в зал.


Ночная жизнь Канна набирает обороты. В минувшие выходные на Лазурном Берегу состоялись две важные вечеринки. На обе попасть было невозможно, и обе были прелюбопытнейшими. Начнем с серьезного — презентации нового проекта Чена Кайге “Обещание”. Для 200 гостей — в основном дистрибьюторов, уже купивших права на прокат ленты, — был арендован романтический замок. Гости проходили по красной дорожке, окруженной китайскими воинами. Внутри Кайге с супругой, босса Miramax’а Харви Вайнштейна и других гостей встречали лобстеры и прочие изыски средиземноморской кухни. 12-минутный ролик фильма — пока все, что есть на сегодняшний день. Права на прокат фильма куплены 15 странами, премьера намечена на март будущего года. В финале гостей развлекали игрой на арфе. Чтоб никто не думал, что пришел поесть…

Не менее изысканную вечеринку устроили Эва Герцигова и официальный спонсор фестиваля ювелирная марка Chopard. На пляже отеля “Карлтон” они устроили показ коллекции купальников от Герциговой. Ева в купальник не нарядилась, зато предложила всем желающим приобрести понравившуюся модель. Намекая, видимо, на то, что в “Карлтоне” есть отличный бассейн и было бы неплохо им воспользоваться.

ЭКСКЛЮЗИВ “МК”
Кевин Бейкон: “Меня не волнует общественное мнение”

В конкурсной программе был показан фильм Атома Эгояна “Где находится правда / Where the Truth Lies”. Главная интрига фильма заключена в расследовании, которое проводит молодая карьеристка-репортерша в 70-е годы. Ее цель — раскрыть убийство 15-летней давности, когда в номере двух шоу-звезд (Бейкон и Ферт), ведущих комедийное шоу, находят труп девушки.

От фильма ничего особенного не ожидали, но на общем фоне лента канадского Гарри Поттера — а Эгоян в круглых очках очень на него похож — выглядит неплохо. Сегодня она занимает почетное третье место. Но картина, что ни говори, не фестивальная — ничего, кроме занимательного детективного расследования, в ней нет. Зато есть вполне голливудский драйв и стиль — действие фильма происходит в 50-е и 70-е годы. О стиле, откровенных сценах и “Дневнике Бриджит Джонс” рассказали Кевин Бейкон и Колин Ферт в эксклюзивном интервью “МК”.

Кевина Бейкона называют актером мистического имиджа. Что поделать, он часто играет людей с двойным дном — “JFK”, “Несколько хороших парней”, “Аполлон 13”, “Дровосек”.

Колин Ферт в России знаменит ролью приятеля-растяпы толстушки Бриджит Джонс. Однако в его фильмографии есть и более достойные партии: в “Девушке с жемчужной сережкой”, “Влюбленном Шекспире”, “Английском пациенте”, “Вальмонте”.

— История, рассказанная в фильме, начинается в 50-е. Вам близко то время?

К.Б.: Да, это было действительно отличное время. Сейчас кажется, что в нем почти не было недостатков. Особенно хороши были женские платья. Очень сексуальные.

К.Ф.: Да, тогда к тебе запросто могла войти в номер сногсшибательная девушка из обслуживания номеров и принести пару бутылок шампанского. Сейчас все не так. В 0.00 все отправляются спать. А раньше куролесили до утра, это было время развлечений. В людях была особая притягательность, особенно у звезд. Тогда были только настоящие личности — Джеймс Дин (ему, кстати, посвящен фестиваль этого года. — Авт.), Мэрилин Монро. Если они пели — то пели, если танцевали — то так, что дух захватывало. Мы очень скоро поняли, что нам не нужно много гламура, нужно быть осторожнее со стилизацией. И мне кажется, мы с Кевином были весьма успешны и не выглядим моделями.

— В “Дневнике Бриджит Джонс” вы сыграли положительного персонажа, а Эгоян дал вам роль человека “с душком”. Как вы думаете, почему?

К.Ф.: Думаю, он хотел сыграть на контрасте. Хотя, честно говоря, я никогда не пытался разобраться в этом. Мне кажется, это хорошо, что мой персонаж даже немного шокирует. Было очень захватывающе, потому что наши персонажи — комики, это было интересно играть. Но в обычной жизни у них нет ничего веселого. На сцене они разыгрывают отличные гэги, а в жизни проводят 24 часа в сутки вместе, и уже там есть место и веселью, и ненависти.

— Для вас, мистер Бейкон, эта роль тоже не очень обычная…

К.Б.: Меня не очень волнует общественное мнение на мой счет. Мне интересно создавать новых персонажей, искать новые черты характера. А вам бы хотелось, чтобы я всегда играл положительных героев? Вот, это даже звучит смешно. Но с другой стороны, любой персонаж — это всегда сочетание плохого и хорошего. Ведь невозможно всегда эксплуатировать одну сторону человеческой натуры.

— Мистер Бейкон, как вы относитесь к откровенным сценам, которых в фильме очень много?

К.Б.: Если это делается ради смеха, то я отказываюсь. Это не вопрос религии, не вопрос морали. Это моя свободная воля.

— А что у вас с глазами в фильме? Они карие, а в жизни голубые…

К.Б.: Да, я был в линзах. Мне показалось, что темные глаза придадут моему персонажу таинственности. И мне уже говорили, что я в фильме на себя не похож: “Ты выглядишь как Кевин Бейкон, говоришь как Кевин Бейкон, но что-то не так”.

— Легко вам морочить людям голову...

К.Б.: О нет, я хороший мальчик.

— Чем вас соблазнил Эгоян, когда показал сценарий фильма?

К.Б.: Я никогда не боюсь начать делать что-то новое. Но в любом сценарии всегда заложен риск: понять, что получится, — невозможно. Для меня выбор роли — это всегда вопрос доверия. Настолько ли оно велико, чтобы я начал работу.

К.Ф.: Согласен. Еще важно, как режиссер объясняет. Не рассказывает, а объясняет твою роль.

— Импровизировали на площадке?

К.Ф.: Импровизация может быть великолепной. Но на площадке она удается лишь тогда, когда есть дисциплина. Ведь у меня есть сценарий, и я не хочу, чтобы парень наверху, управляющий светом, грохнулся, услышав мою неожиданную реплику. Перед камерой ты всегда должен соблюдать правила игры, если не хочешь вывести из строя оператора. Но в этом фильме нам были созданы все условия для импровизации.

— Мистер Ферт, а в какой стадии ваша работа с братьями Коэнами?

К.Ф.: Пока мы только обсуждали фильм. Коэны сейчас снимают другую картину, и, когда они ее закончат, думаю, мы будет вместе работать. Мне бы этого хотелось, они очень интересные люди.

— Колин, вы собираетесь продолжать сагу о Бриджит Джонс?

Кевин Бейкон отвечает не задумываясь: Да, я с удовольствием!

Колин Ферт: А я лучше научусь вставлять линзы!

КОНКУРС
Михаэль Ханеке: “Интеллектуал не может решить своих проблем”

Ханеке с фильмом “Скрытый / Hidden” занял первое место в списке предпочтений критики. Австрийский режиссер, давно живущий и снимающий во Франции, уже в восьмой раз в Канне. Шансы получить “Золотую пальмовую ветвь” в этом году у него неплохие, тем более что картина этого достойна. Режиссер рассказывает историю семьи, которой кто-то подбрасывает видеокассеты с записью их будничной жизни. В поисках нарушителя буржуазного однообразия своей жизни отец семейства (Даниэль Отой) — интеллектуал, литератор, уважаемый и серьезный человек — возвращается в свое прошлое, которое хотел бы забыть. Комплекс вины по отношению к людям, которых он обидел в далеком детстве, вышел на поверхность в солидном возрасте. Но для Ханеке эта история — повод рассказать о вечном комплексе интеллектуалов, о невозможности решить проблемы при помощи интеллекта. Как всегда, Ханеке раскрывает проблему до самого дна, причем добивается своего минимальными средствами.

На пресс-конференции, посвященной картине, группа была в полном составе: Ханеке, Отой и его партнерша, совершенно обворожительная Жюльетт Бинош. На вопрос, что его больше всего привлекло в “Скрытом”, Отой ответил: “То, что Жюльетт сыграла мою жену”. Но вопросы журналистов были, конечно, обращены к режиссеру.

— Герой фильма вспоминает историю своего детства, когда по его вине приемного сына выходцев из Алжира, погибших по время парижских беспорядков 1961 года, отправляют в приют. Арабский вопрос стал главным в картине?

— Я очень боялся этого вопроса, но от него никуда не уйти. Тема выходцев из Алжира — не нова, но, на мой взгляд, она далеко не главная в картине. Это очень личная история о вине и ее последствиях. Хотя вы, безусловно, правы. Главный герой в финале принимает снотворное и ложится спать, чтобы забыть все произошедшее. Мы поступаем так же — даем миллион евро третьим странам и считаем, что наша совесть чиста.

— Человек, который совершал такие странные поступки — посылал кассеты, уродливые рисунки, — должен быть сумасшедшим. Но в фильме нет ни одного героя, которого можно было бы назвать умалишенным…

— Меня не очень интересовало, кто из героев фильма болен. Я вообще не задавал себе такой вопрос. Возможно, у того, кто посылал кассеты, есть некие проблемы, но его вряд ли можно назвать сумасшедшим. Если вы помните — последняя сцена фильма снята напротив школы, где на лестнице стоят, сидят школьники — молодые люди. Мне хотелось бы, чтобы она символизировала открытый взгляд на мир. Я же не могу дать вам путеводитель по фильму, каждый сам делает свою интерпретацию.

— Главный герой картины — интеллектуал, его дом завален книгами, тем не менее интеллект не помог ему решить проблему.

— Думаю, что таких людей много. Я тоже интеллектуал, но наша беда в том, что мы не знаем, как справиться с эмоциями.




    Партнеры