Чужой праздник

Россия победила на “Евровидении”. Понарошку…

23 мая 2005 в 00:00, просмотров: 223

“Евровидение-2005” в Киеве успешно завершилось. В ночь с субботы на воскресенье его смотрела вся страна, болела за своих и голосовала за чужих. А чужие голосовали за нас. Корону победительницы, как и ожидалось, завоевала гречанка Елена Папаризу. У нас отлегло от сердца, ибо молдавские Zdob si Zdub сильно прибавили в прогнозах в последние часы перед финалом, а во время голосования некоторое время даже удерживали первое место. Нам же очень не хотелось в следующем году ехать в Кишинев — чего мы там не видали? Афины — это другое дело.

Мы также предсказывали не выше 16-го места Наталье Подольской. Но Наташа оказалась хитрее нас. Она взяла да заняла целое 15-е место. И это круче во сто раз, чем если бы она водрузилась на пьедестал вместо Папаризы. Гречанкам это не понять. А для Наташи честь и слава — занять спустя восемь лет именно то самое место, с которым триумфально вернулась с “Евровидения” на родину наша блистательная Примадонна Алла Пугачева. От Живой Легенды тогда совсем не убыло. Значит, не убудет и от “фабричной” дивы.

К тому же мадам Подольской все же удалось побывать на триумфальном месте. На генеральном прогоне, когда репетировали голосование, режиссеры (случайно или хохмы ради) взяли да и поставили Подольскую на первое место. Всем было очень весело.

Вечером в субботу на главный гиг “Евровидения” — финальный конкурс — съехалось пол-Европы, поэтому на подступах к Дворцу спорта и в самом помещении, радовавшем глаз праздничным убранством, бурлило мощное светское дефиле — пестрое на лица и наряды. Из лимузинов иногда вылезали очень неожиданные люди — например, Хуан Антонио Самаранч, бывший президент Международного олимпийского комитета. Впрочем, “Евровидение” — та же Олимпиада, только песенная. Вдруг возник в толпе кутюрье Жан-Поль Готье, веселый парадоксов друг. Что привело в Киев короля французской моды — непонятно, никаких заявлений он не делал, а просто юркнул в зал, из которого, надо сказать, вылетел как пробка минут через двадцать после начала концерта.

За три минуты до начала состязания негаданно уткнулись друг в друга наш посол на Украине Виктор Черномырдин и Филипп Киркоров. Обрадовались встрече как дети. Виктор Степанович тут же предложил королю ремейков местечко рядом с собой в VIP-партере. Филипп вежливо отказался и слинял на трибуны. “Пойду в народ, — сказал. А на трибунах уже пояснил: — Отсюда лучше видно и всего этого пафоса вокруг нет”.

Открывала шоу на правах прошлогодней победительницы Руслана. Ни один предыдущий конкурс “Евровидения” не был, наверное, так персонифицирован, как в Киеве. Поп-героиня, “повинная” в том, что форум европесни неожиданно приехал в украинскую столицу, стала не просто формальной хозяйкой праздника, а его подлинным символом. Так замкнулась логическая цепь событий, начатая в прошлом году украинским прорывом в Стамбуле на “Евровидении-2004” и продолженная “оранжевой революцией”. Руслана стала символом целого процесса и явилась на сцену чуть ли не в роли музыкальной Жанны Д’Арк.

— Я думаю, что, конечно, конкурс состоялся бы при любом раскладе — случилась бы революция или нет, — сказала Руслана в интервью “МК”, — но если бы прежний режим сумел сохранить власть после выборов, здесь бы, конечно, все было по-другому — другие лица, другой праздник. Меня бы здесь скорее всего не было…

Теперь же c плакатов “Welcome to Ukraine” в упор глядят на всех глаза Русланы — как зеркало украинской души и гостеприимства. Она колбасой носилась все дни по Киеву, непостижимым образом успевая выступить, появиться, сказать, спеть в десятках мест — от опен-эйров на майдане, где ежедневно проходили грандиозные концерты культурной программы, до вечеринок национальных делегаций, телешоу и пресс-конференций. Чудилось, что в Киеве живет несколько Руслан, как когда-то у нас — несколько “Миражей” или “Ласковых маев”.

— Я по натуре — живчик, — сказала она нам. — Хотя действительно трудно. Я уже не помню, когда высыпалась. Иногда прихожу домой и падаю с ног. Честно сказать, я очень рада, что эта безумная гонка длиною в год наконец заканчивается. Теперь я смогу из фигуры-символа вновь стать просто певицей и заниматься только музыкой. Мне надо выпускать новый альбом. Его ждут во всей Европе, и издатели в Лондоне уже тормошат меня…

На финале “Евровидения” она выходила на сцену три раза и в конце с братьями Кличко объявила победителя. “Все! Это — ее звездный час. Скоро ее забудут”, — прошипел вдруг Филипп Киркоров.

Забудут не забудут, но совершенно очевидно, что после Русланы добрая половина участников нынешнего “Евровидения” бросилась что есть силы колотить в барабаны, трубить в экзотические рожки и выплясывать этнические танцы. Иногда это принимало максимально аутентичный характер (как у австрияков), иногда превращалось в примодненные штучки (как у венгров, румын и сербов), иногда принимало весьма альтернативный вид (как у молдаван Zdob si Zdub). Поводов для разговоров об открытиях и прорывах было немного, но упорство и азарт, с которыми артисты делали свое дело, возможно, продлят моду на этнику в течение еще нескольких лет.

Выступления людей с гитарами стали самой шумной и самой неожиданной частью конкурса. Глобальная мода на рок неожиданным образом прорвалась и в тихую поп-заводь “Евровидения” и принесла если не шторм, то, по крайней мере, волнение. Норвежцы Wig Wam, эстонские швейцарки Vanilla Ninja, немка Gracia звучали и выглядели будто инопланетные гости из галактики “Гластонберри”. Европублике все это неожиданно понравились. Вполне возможно, что начался закономерный процесс. Домохозяйки, которым принято адресовать сей конкурс, ныне жуют не только мармеладную попсу. Тем, кому 35, росли и на ранних записях Bon Jovi, поэтому гитар не боятся.

Впрочем, не пострадала и традиционная сторона “Евровидения” — яркие женщины с картинными жестами и большими амбициями. Дивы — по-научному. Одна из них и победила, словно предвидя свой триумф даже заносчивым названием номера “My Number One” — “Мой номер первый”.

Артур ГАСПАРЯН, Илья ЛЕГОСТАЕВ, Киев.


Елена ПРЕКРАСНАЯ
Еще недавно греческие СМИ травили победительницу “Евровидения”

Вспышки выстрелов из ракетниц и взрывы петард озарили ночное небо над Афинами, когда стало известно, что победительницей конкурса “Евровидение-2005” стала греческая певица Елена Папаризу. Происходившее напоминало радостную истерию, которая охватила всю страну в прошлом году, когда Греция выиграла чемпионат мира по футболу.


Каждый в Греции знает: певец в Элладе больше, чем певец. Они здесь — национальные кумиры, идолы, которым поклоняются даже больше, чем звездам футбола или кино. Ни в одном другом городе Европы нет такого количества гигантских афиш и плакатов, на которых изображены громадные портреты любимых исполнителей. Только в Афинах насчитывается сотни ночных клубов, где любимые певцы и певицы каждые выходные поют вживую “под бузуки” — национальный инструмент, напоминающий нашу балалайку.

Уже накануне конкурса в Киеве вся греческая печать в один голос твердила, что она ждет только победы. Министр туризма Димитрис Аврамопулос провозгласил Папаризу “Лицом Греции”, ей авансом дали высшую музыкальную награду страны “Арион”, а для конкурса она как бы невзначай выбрала песню под характерным названием “Мой номер — первый!”.

Предчувствие греческого триумфа носилось в воздухе. Все вспоминали 2001 год, когда Елена Папаризу впервые выступила на “Евровидении” в составе группы “Антик” и завоевала почетное третье место. А в прошлом году представитель Греции Сакис Рувас оказался тоже третьим, хотя ему все предсказывали победу. Отсюда и появилась песня “Мой номер — первый!”.

Успех гречанки наголову разбил попытки тех, кто пытался превратить песенный конкурс в Киеве в некое политическое шоу. Никто не обратил внимания ни на оранжевые шарфики норвежцев, ни на “Гимн майдана”, который старательно исполнила украинская группа из Ивано-Франковска. При чем тут политика? Ведь даже Турция, отношения с которой у греков отнюдь нельзя назвать сердечными, дала греческой певице высшую оценку.

— Браво, Турция! — в восторге кричал после объявления такого результата ведущий трансляции на греческом телевидении. — Мы этого не забудем!

Высший балл дали Папаризу и албанцы.

Однако путь к музыкальному Олимпу у 23-летней Папаризу отнюдь не был усыпан розами. Она родилась в Стокгольме, в семье греческих иммигрантов, позже вернулась на родину и профессионально занялась музыкой. Однако поначалу ее творчество восприняли в штыки: когда певица стала петь на английском, то греческие газеты пренебрежительно окрестили ее “бастардом”. Но все это в прошлом: еще недавно изгой, сегодня Елена — национальная гордость.

— В чем же секрет вашего успеха на “Евровидении”? — спросили ее греческие журналисты.

— Хорошая песня, впечатляющая хореография, динамичное исполнение, помощь коллег и эффективный промоушн-тур, — как заправский менеджер отчеканила Елена заученную фразу.



Владимир МАЛЫШЕВ, собкор “МК” в Афинах.


ТЕМ ВРЕМЕНЕМ В “ОСТАНКИНО”...

На этот раз Первый канал решил отойти от привычного режима трансляции “Евровидения” с двумя включениями из студии в “Останкино” — до и после конкурса. Возможно, это было связано с выходкой Отара Кушанашвили, однажды выдавшего в прямой эфир нецензурность. Однако и предварительный телемост Москва—Киев оставил за кадром массу любопытного.


Шутка вечера

Диалог Надежды Бабкиной и Иосифа Пригожина:

Бабкина (Малахову): — А почему не пригласили Филиппа Киркорова?

Пригожин: — Так он же в Киеве.

Бабкина: — Чего делает?

Пригожин: — Переживает.

Бабкина: — За кого?

Пригожин: — Как за кого? За себя, конечно.


Конфуз вечера

Наблюдая за перепалкой режиссера трансляции и группой поддержки, которая на репетиции включения ну никак не хотела кричать “бодры” бодрее, а “веселы” веселее — то есть размахивать российскими триколорами что есть силы, — Надежда Бабкина не выдержала: “Мальчики-девочки, ну че вы, ей-богу: две минуты патриотизма, и все в бар. Жириновский угощает — правда, Владимир Вольфыч?” Лидера думской фракции явно смутил нездоровый ажиотаж молодежи, вызванный спичем фолк-певицы: он поморщился, но согласно кивнул головой. Однако только запись была закончена, поспешил ретироваться из студии.


Опыт вечера

А точнее, полное отсутствие оного продемонстрировали родители и маленький братишка Натальи Подольской. На репетиции включения семья так живо включилась в беседу с ведущим Андреем Малаховым, настолько старательно чеканила свои сценарные реплики. А потом долго удивлялась тому, что придется все это повторить еще раз.


Сюрприз вечера

“Шоколадный заяц” Пьер Нарцисс, похоже, окончательно помирился со своей подружкой. Во всяком случае, интернациональная парочка перемещалась по студии исключительно держась за ручку. Европесня, как оказалось, не только строить, но и жить помогает.



Дмитрий МЕЛЬМАН.




    Партнеры