Разуй глаза, профессор Xиггинс!

“Моя прекрасная леди” в театре оперетты

2 июня 2005 в 00:00, просмотров: 195

“Московская оперетта” выпустила премьеру — знаменитый мюзикл Фредерика Лоу “Моя прекрасная леди”. Театр, который первым стал на своей сцене тиражировать мюзиклы по мировым технологическим схемам, использовал в новой постановке свой богатый опыт.


Трудно найти классический бродвейский мюзикл, который был бы более известен российской публике, чем “Моя прекрасная леди”. Написанный и сыгранный на Бродвее в 1956 году, он тут же попал на экран. Киноверсию с Одри Хепберн в главной роли видел и обожал весь советский народ. Интересно, что наша публика видела даже сценический вариант мюзикла — его привозил в Москву, Ленинград и Киев театр “Марк Хеллигер” в 1960 году. Менее чем через 10 лет после бродвейской премьеры “Леди” поставили сначала в Театре музкомедии в Ленинграде, а затем и в Московском театре оперетты. Элизу Дуллитл, естественно, играла Татьяна Шмыга.

И вот, спустя ровно сорок лет, “Леди” снова на сцене “Московской оперетты”. Это — обычный репертуарный спектакль. Его не будут играть блоками, как “Ромео и Джульетту” или “Нотр-Дам де Пари”. При его подготовке не проводили открытого кастинга — все занятые в нем актеры из труппы театра оперетты. И все-таки он явно вобрал в себя принципы, которые “Оперетта” отработала на своих мюзикловых проектах. Прежде всего, это техническое решение спектакля: звук и свет. Артисты поют, как и положено в мюзикле, с использованием микрофонов под живой оркестр. Звук выстроен и отлажен безупречно. С подобным качеством звукорежиссерской работы автор этих строк сталкивался лишь в театрах лондонского Вест-Энда. Столь же впечатляющ и свет, автор которого (кто бы сомневался!) мэтр театральной светотехники Дамир Исмагилов.

Особенность мюзикла — в огромном количестве разговорных сцен. Соотношение их с вокальными номерами примерно 70 на 30. А это значит, что от артистов потребовалось в большей степени их драматическое мастерство. И они его предъявили вполне убедительно. Режиссер Александр Горбань абсолютно правильно выбрал на главную роль Елену Зайцеву. Зайцева — лирическая героиня. Играя уличную цветочницу, она не кривляется и не уродует свою Элизу. Ей вполне удается плебейская “немосковская” манера речи, которую мы теперь в обилии слышим с экранов ТВ благодаря многочисленным реалити-шоу. Но при этом Зайцева остается в рамках театральной, а не уличной эстетики. И даже завопив: “Разуй глаза, профессор!”, она не теряет обаяния. А ее превращение в принцессу, которое в финале мы видим на экране в виде удачно придуманной фотосессии, очень нравится публике. Все актеры играют, достойно сочетая хороший вкус и острую характерность. Особенно хороши мужчины — профессор Хиггинс (В.Шляхтов), полковник Пиккеринг (Д.Твердохлебов) и, конечно, самый колоритный персонаж мюзикла Альфред Дуллитл (А.Голубев).

Декорации (А.Исаенко) решены остроумно и современно: сменяющиеся задники-занавеси с разными фотоизображениями и абсолютно свободное пространство сцены. Мизансцены иногда отсылают к кадрам любимого фильма — это сделано сознательно и ненавязчиво. И, пожалуй, единственное, чего можно пожелать музыкальному руководителю постановки маэстро Ходорченкову, — это подтянуть оркестр к уровню солистов. А так — успех налицо, даже по самым простым меркам опереточной стилистики: героиня переодевается шесть раз, роскошь туалетов (художник С.Синицина) растет к финальным поклонам, на которые г-жа Зайцева надевает специальное платье. Чего же больше?!




Партнеры