Дорога Сталина

Письма президенту

3 июня 2005 в 00:00, просмотров: 275

Владимир Владимирович, помните фамилию судьи, который вынес приговор Бухарину? Нет? А Зиновьеву?..

Не огорчайтесь, никто не помнит. Но, если спросить: кто уничтожил Бухарина, Зиновьева и т.д. — каждый, не задумываясь, ответит: Сталин.

Фамилия судьи Колесниковой (Мещанский суд г. Москвы) скоро забудется. А вас будут помнить долго. Некоторые даже внукам будут о вас рассказывать. Радует ли вас это?

Всё дело в человеке, всё дело в его душе (если она есть). Одному скажи, что похож на Сталина, — ужаснется. Другой — преисполнится гордости.


Вы едете дорогой Сталина. Каждый день на работу, с работы. Здесь каждый камень Ленина знает и Сталина помнит; плохая аура. Эти ваши предшественники имели диковатые понятия о суде и вообще о справедливости. Ленин писал Дзержинскому записочки, сколько расстрелять без суда. А Сталин наладил судебную систему.

Однажды я держал в руках пожелтевший документ из архива ЦК КПСС. Длинный список врагов народа. На полях карандашом виза Сталина: “Судить и приговорить к высшей мере”.

Владимир Владимирович, вы юрист по образованию; задумайтесь над этой гениальной формулировкой. Товарищ Сталин приказывает начать судебный процесс после вынесения приговора. Вы, надеюсь, таких следов не оставите. А может, и оставите; чувство юмора у вас иногда берет верх над приличиями.

* * *

Вы считаете себя наследником Дзержинского и Андропова. Желая вам угодить, даже памятники восстанавливаются (как Каменный Гость — сами приходят).

В Москве и в провинции появляются статуи, бюсты, мемориальные доски. И такое возникает романтическое впечатление, будто вы — сын Андропова и внук Дзержинского (духовный, естественно).

Но, Владимир Владимирович, тут в прекрасной родословной жуткий пробел. Это как человек сказал бы, что у него есть папа и — неандерталец. А где дедушки-прадедушки?

Андропов вовсе не сын Дзержинского. Он сын Берии, внук Ежова. Он — дитя (или выкормыш) тех, кто устроил Большой Террор. Эти дедушки угробили десятки миллионов невинных. Этот террор был грандиозный, парадный, с песнями по радио (ТВ еще не было).

Ягоду, Ежова, Берию нельзя вычеркнуть. Вы же православный, поглядите, как подробно перечисляются в Евангелии все предки Иисуса. Значит, важен был каждый (от Адама).

... Вы унаследовали народ, созданный селекционерами.

Гражданская война, эмиграция, коллективизация, лагеря, Великая Отечественная, опять лагеря — уничтожали, естественно, самых честных и храбрых. Лицемеру, лжецу, дезертиру, трусу, цинику выжить было куда легче. Став подавляющим большинством, такие начинают сами подавлять.

Если смелых много, то смелость — норма, а трусость — позор. Но если трусов много, то трусость — норма, а смелый — вредный, опасный выродок.

Трусы, лицемеры и циники — удобны. Они никогда не покушаются на власть. Жаль, что работают очень плохо и воруют очень много. Вот и думай, с кем иметь дело.



* * *

Владимир Владимирович! Если б вы знали, как вас защищают читатели нашей переписки! Таких, конечно, немного, процентов десять, но всё равно приятно.

Они меня ругают за всё. И за содержание писем, и за тон. Некоторых возмущает, что я вообще осмеливаюсь вам писать. А другие гневаются (бывает, и матом), что своими письмами я отнимаю у вас время, а то бы вы успели сделать еще больше хорошего (наивные; думают, будто вы читаете медленно).

Но есть и такие (увы, большинство), которые вас ругают. И это только начало. Скоро все шишки на вас посыплются (такая уж должность). Вы заметили, кого обвиняют в развязывании Чеченской войны? Не Шахрая, не Рыбкина, не Грачева-Коржакова и др. и пр. — их имена уже забыты (не верите? — спросите у молодежи, когда будете где-нибудь целовать выпускниц).

Чеченская война — это Ельцин. Репрессии — Сталин. Красный террор — Ленин, Дзержинский. История стирает исполнителей. Остаются только вожди.

Пока они у власти — они кое-как могут контролировать свои портреты, замазывать оспины и родимые пятна. Но потом...

Генералиссимус не смог помешать солдату Великой Отечественной Булату Окуджаве так вспоминать арбатскую юность:

...В Дорогомилово из тьмы Кремля,

Усы прокуренные шевеля,

Мой соплеменник пролетает мимо.

Он маленький, немытый и рябой;

И выглядит растерянным и пьющим.

Но суть его — пространство и разбой

В кровавой драке прошлого с грядущим.



* * *

...Приговор зачитан. Преступников везут под конвоем. Можно, казалось бы, вздохнуть с облегчением, однако...

Эх, Владимир Владимирович, не только у вас, но и у кое-кого повыше беспощадное чувство юмора. И вас везут под конвоем. И вас содержат за стеной с колючей проволокой и охраной. И вы не решаете, когда и с кем есть, спать, гулять (ясно же, что не по своей воле вы праздновали собственный день рождения с Януковичем). У зэка даже есть преимущество. Он может позволить себе говорить правду. А вы?

И вы перед судом. Каждый день. Уже шестой год. Но судьи ваши (мы) свободны сами решать. Нам никто не позвонит, не прикажет “оправдать!”. Думаете ли вы об этом?






    Партнеры