Безправное лицо водительской национальности

Иностранные права не действуют только в дикой России и в коммунистической Шри-Ланке

3 июня 2005 в 00:00, просмотров: 732

Дабы всей душой возлюбить самого разнузданного гаишника, надо хотя бы на недельку заделаться иностранцем. Лишь сравнив, что порой приходится пережить заморским гражданам при встрече с российским инспектором ДПС, с тем, что достается нашему соотечественнику, можно с радостью за себя растянуть физиономию в улыбке: им труднее!

И не только потому, что залетные граждане, в отличие от нас, не привыкли к “светским манерам” милиционеров. А прежде всего потому, что им уготовано ровно на одно испытание больше.

А потому (да простят нас российские водители!) речь пойдет о водителях иностранных…

Действительно при наличии сала

— Это че такое? — повертев в руках водительское удостоверение Павла Безгачина, инспектор ДПС Пушкинского отдела ГИБДД Генчев с любопытством заглянул в честные Пашины глаза. — А?

— Как это чего? — оторопел Паша. — Это мои права. Украинские. — И гордо добавил: — Я же гражданин Украины!

— Фу-ты, ну-ты… А регистрация-то у тебя, гражданин Украины, имеется?

— Нет. Я только приехал… А Владимир Владимирович, кстати, разрешил украинцам не регистрироваться аж три месяца.

— Ну тогда, господин хохол, не видать тебе твоих прав, потому как мало того, что они неустановленного образца, так еще и без твоей регистрации в России недействительны.

Национальное водительское удостоверение Безгачина, из которого на украинском и французском языках следовало, что он, Павел, имеет право управлять транспортными средствами, перекочевало в планшет инспектора, откуда взамен на свет вылупились два протокола. Из первого, под №50 АВ 004566, состряпанного инспектором ДПС Генчевым, следовало, что гражданин Украины права управления не имеет, а тем не менее позволяет себе нахально сидеть за рулем. Из второго же — под №50 ЕА 369727 вытекало, что Павел в России за рулем более сидеть не будет, ибо от управления волею инспектора отстранен.

Дорваться до начальника ГАИ и объяснить ему международную политику в области дорожного движения гостю из Украины не довелось: предводитель пушкинских гаишников товарищ Громов где-то заседал. И 19 мая Паша Безгачин через посредников получил от начальника лишь мятое постановление №50 ПА 798735 о привлечении его, Паши, к ответственности за управление автомобилем по удостоверению… неустановленного образца. Не то чтобы суровой, но все ж малоприятной — в размере 700 рублей.

Из окошка, в которое для отсечения суют головы все провинившиеся водители, на Пашу взглянули сердито:

— Хочешь получить свою филькину грамоту взад — оплати штраф!

И Павел, смирившись, оплатил.

…Над Россией сгустились украинские тучи.



Конвенция о конвертации

Еще в 1968 году более сотни стран, признавшие, что им не избежать миграции своих граждан по территориям иных государств, договорились о насущном: каждая из них признает действительным на своей территории любое национальное водительское удостоверение. Важно лишь, чтобы оно отвечало определенным требованиям и, в частности, было напечатано на любом или сразу нескольких языках, но с обязательным указанием на французском языке названия permis de conduire.

А в порядке увековечивания достигнутой в Вене договоренности и во избежание пушкинских недоразумений подписали целую Конвенцию о дорожном движении. Не увильнул от подписания документа и Советский Союз.

Таким образом, уже 37 лет всему миру доподлинно известно: кто бы ты ни был — хоть татаро-монгол, хоть друг степей — калмык, при наличии водительского удостоверения, соответствующего венской конвенции, то есть именно такого, каким наградила Украина своего верноподданного Пашу, “везде у нас дорога”. И не только у нас...

И лишь немыслимая отдаленность города Пушкино от мирового цивилизованного сообщества почти за сорок лет шествия конвенции по миру помешала ей добраться до подмосковного, несправедливо забытого городка…



Один раз отмерял — семь раз отрезал…

Все, что сотворили сотрудники пушкинского ГАИ — от инспектора ДПС до начальника, — достойно занесения в Книгу рекордов, ибо в одном административном деле (а точнее, там, где дела не было и вовсе!) они умудрились нарушить закон, по меньшей мере, семь раз!

Итак, во-первых. Если б пушкинские милиционеры на трезвую голову прочитали пункты 44 и 45 Постановления российского правительства №1396 от 15 декабря 1999 года “Об утверждении правил сдачи квалификационных экзаменов и выдачи водительских удостоверений”, они, может быть, уразумели бы, что иностранцы, временно находящиеся на территории России, имеют право управлять транспортными средствами по международному или национальному водительскому удостоверению, записи в котором сделаны или продублированы буквами латинского алфавита. А вот те чужестранцы, которые временно находятся в России и не имеют своих национальных водительских удостоверений, могут получить российское. Но только на срок (и это вполне разумно!) их регистрации у нас.

Но, не сумев разобрать по полочкам смысл правительственного постановления, инспектор ДПС Генчев и начальник ГАИ Громов соорудили из двух пунктов винегрет. Коим досыта и накормили Пашу.

Во-вторых, изъяв водительское удостоверение Павла и ничего не выдав взамен, инспектор ДПС фактически лишил его права управления. Между тем, даже если бы и было за что Безгачина лишать, сделать это мог только суд.

В-третьих, если предположить невероятное — украинское водительское удостоверение не имело на территории России юридической силы, — оно все равно не подлежало изъятию. Зачем же отбирать никчемную бумажку? Удостоверения в соответствие со статьей 27.1 КоАП РФ задерживаются только за нарушения ПДД, влекущие как одну из мер лишение права управления, числящиеся в розыске или вызывающие сомнение в подлинности.

В-четвертых, выбросив Пашу из-за “баранки”, инспектор, мягко говоря, превысил свои полномочия, ибо права на то не имел: в действиях Павла Безгачина отсутствовало событие правонарушения.

В-пятых, начальник ГАИ товарищ Громов прежде, чем выносить постановление о штрафе, в соответствие со статьей 26.1 КоАП РФ обязан был выяснить, на самом ли деле Паша нарушил ПДД? Но не выяснил. И, скорее всего, потому, что и сам не заглядывал в Постановление №1396.

В-шестых, высморкавшись на статью 25.1 КоАП РФ, которая гласит, что дело о нарушении рассматривается в присутствии водителя, товарищ Громов наказал Пашу штрафом тайком, за его спиной.

И наконец, в-седьмых: никто не имел права удерживать удостоверение до оплаты штрафа, ибо его возвращение никак не зависит от расставания с деньгами! Ну и впрямь: если у Паши, предположим, в кармане не было 700 рублей (притом что статья 32.2 КоАП РФ дает аж целых 30 дней на поиск денег и уплату штрафа), то вовсе не значит, что весь этот месяц он должен был ходить пешком.

Стыдно признаваться перед мировым сообществом, но надо: таких случаев по России — десятки тысяч. И число их неумолимо растет…



О дайте, дайте мне… прокурора!

Набор головотяпства и произвола пушкинских гаишников должен стать поводом для публичной порки в местной прокуратуре инспектора ДПС Генчева и его шефа — товарища Громова.

Но на возвращение в отнюдь не пухлый кошелек 700 рублей, уплаченных в виде штрафа, Паше Безгачину, впрочем, надеяться не придется. Ведь даже так называемая процедура сложения штрафа по моральным, временным и физическим затратам встанет куда дороже, чем в семь сотен рублей. Дешевле долги России списать!

А потому, уважаемые граждане Украины, Белоруссии, Казахстана, Армении, Грузии (далее — по списку стран СНГ и мира), простите нас! Простите за то, что наши правоохранительные органы толком не знают, какие права стерегут. А главное — чьи и от кого.


P.S. Коллегия правовой защиты автовладельцев просит Управление ГИБДД ГУВД Московской области считать изложенные в публикации сведения основанием для проведения проверки и принятия мер в отношении указанных должностных лиц отдела ГИБДД УВД г. Пушкино.





Партнеры