А судьи кто?

Первый конкурс пианистов имени Рихтера

11 июня 2005 в 00:00, просмотров: 214

В Москве проходит Первый международный конкурс пианистов имени Святослава Рихтера.

Для чего в принципе нужны конкурсы? И почему в других видах искусства конкурсы хоть и существуют, но не играют столь важной роли в судьбе артиста? Ответ ищи в специфике индустрии сольного исполнительства. Ежегодно музыкальные вузы мира выпускают безумное количество дипломированных пианистов. Одна только Московская консерватория выдает дипломы почти тридцати (!!!) пианистам ежегодно. И ведь в отличие от скрипачей, певцов или балерин у пианиста нет шанса отправиться в оркестр, хор или кордебалет. Пианист — солист по определению. Однако число реальных исполнителей, которые дают сольные концерты в престижных залах, кардинально отличается от той пианистической толпы, имя которой — легион.

И вот тут-то необходим конкурс, который сортирует, фильтрует, отбирает сильных, выносливых, способных одолеть большую разностильную программу, проявить себя в разных жанрах — от миниатюры до концерта с оркестром. И если конкурс престижен, то, как поет группа “АББА”, “the winner takes it all” — победитель получает все: не только солидную разовую премию, но и бренд, дающий перспективу контрактов, участия в фестивалях, что для профессионального пианиста не только образ жизни, но и хлеб насущный.

Новый конкурс обладает всеми качествами, чтобы завоевать престиж на мировом конкурсном рынке. И прежде всего это личности, которые его инициировали и которые вошли в жюри. Ведь вопрос “а судьи кто?” — это ключевой вопрос всяких соревнований. Имена Элисо Вирсаладзе, Дмитрия Башкирова, Наталии Гутман, Алексея Любимова, Юрия Темирканова, Владимира Федосеева, Олега Майзенберга — это не только имена выдающихся музыкантов, но и людей, обладающих безупречной репутацией. Присвоение конкурсу имени Рихтера естественно: если поэт для русского человека — это прежде всего Пушкин, то пианист — это, безусловно, Рихтер. Хотя сам Святослав Теофилович имел единичный опыт участия в конкурсе, да и то всероссийском. Имел и опыт судейства — по воспоминаниям, неудачный. К конкурсам он относился прохладно. Но в его время карьеру делали иначе.

Жюри из 12 членов (число, уж конечно, не случайное) не станет избирать председателя: все судьи равны. Конкурсная программа сложна, но не ставит конкурсанта в жесткие рамки. Как водится, будет три тура, к первому из которых по результатам отбора (он проводился по видеокассетам) допущено 34 человека. Ко второму останется 12. На третий пройдут шесть, которые и получат премии. Размер первой — 30 тысяч долларов. Еще одной особенностью конкурса является необычный возрастной ценз, устанавливаемый не “сверху”, как у других, а “снизу”: участнику должно быть не менее 23 лет. Это повышает планку профессионализма и опытности конкурсанта. Самому молодому участнику стартующего конкурса — 24 года. А самому старшему (и в этом сенсация) — Вадиму Сахарову из России — 58. Многие будут удивлены, но среди участников обнаруживаются знаменитости, среди них Вадим Руденко, давно уже приобретший известность в России и за рубежом. В заключительном туре конкурсант должен исполнить два концерта. Участие БСО п/у Владимира Федосеева позволяет не ограничиваться в выборе произведения, так как этот оркестр великолепно владеет репертуаром. Победители первого конкурса им. Рихтера будут определены 26 июня.




Партнеры