Мумия “Тролля” заговорила

“МК” привел к спящей девочке врача и священника

14 июня 2005 в 00:00, просмотров: 1189

Москву лихорадит. Беспрецедентное действо, полное мистики, которое происходит в столице (“МК” сообщал о нем в номере от 9 июня), потрясло воображение наших читателей. Напомним, речь идет о 18-летней Оксане Фроловой, которая уже два месяца не ест, не пьет, не справляет естественные надобности. По словам ее родителей, таким образом с ней расправились черные силы. Вывести девушку из этого состояния может якобы только один человек: известный музыкант Илья Лагутенко. Мнения людей разделились почти на две равные половины: одни уверены, что на Оксану и впрямь воздействуют сверхъестественные силы, другие считают, что девочка тяжело больна, а может быть, просто дурачит окружающих.

“МК” начал собственное расследование. Так что же происходит на самом деле? Возможно ли в XXI веке существование черной магии? Или Оксане требуется срочная принудительная помощь врачей? А может быть, мы все являемся жертвами сложной мистификации?

В течение недели мы пытались уговорить столичных эскулапов — врачей-психиатров, невропатологов и специалистов из Института мозга — помочь нам разобраться в этой запутанной истории. Однако все они наотрез отказывались посещать квартиру, где творятся мистические действа.

— Первое, что приходит в голову: необходимо срочно сообщить в ПНД по месту жительства, поскольку налицо беспомощное состояние пострадавшей. Есть все показания для недобровольной госпитализации, — прокомментировал свой отказ известный врач, психиатр-психотерапевт из института Сербского Лев Пережогин.

— Я бы поместил девушку в реанимационное отделение, а не ставил экспериментов, цена которых — чужая жизнь. Консультировать девушку на дому я не стану. Не хочу брать грех на душу... — добавил Лев Пережогин.

Православные священники также не шли нам навстречу, ссылаясь на то, что дух Марии Лаво — королевы вуду, которая якобы отомстила Оксане, — может изгнать только католический священник, знающий латинский язык.

После долгих поисков нам все-таки удалось уговорить священника отца Аркадия из подмосковного Дмитрова, и он согласился попытаться изгнать бесов из девушки. Нашли мы и невропатолога из “Клиники московского института кибернетической медицины” Алексея Михеева, который решился поставить свой профессиональный долг выше обстоятельств. И вот воскресным вечером репортер “МК”, фотограф, священник и врач переступили порог странной квартиры...


“Все умрут. Приговор подписан”


— Вы предупредили батюшку, что ему может стать плохо? — поинтересовалась у меня мама Оксаны Елена. — Королева вуду запретила нам обращаться за помощью к служителям церкви. Если вы начнете проводить какой-то обряд, моей дочке станет хуже.

— Мне-то плохо не станет, — успокоил ее отец Аркадий. — Но я должен остаться с девочкой наедине.

Однако мать Оксаны не позволила священнику уединиться с дочерью и настояла на своем присутствии в комнате, где спит девушка. Остальных попросили обряду не мешать и фотоснимков не делать. Мы расположились на кухне.

Через полчаса в комнате раздался крик.

— Все, заканчивайте, Ксюхе становится плохо, она стонет, — кричала мать девушки.

Мы ворвались в гостиную.

— Все, кто находится в этой комнате, сейчас умрут. Приговор подписан, — еле слышно бормотала девушка сквозь зубы. — Я не хочу, чтобы умирала Ирина, у нее есть ребенок, ему будет плохо без нее. Пускай она возьмет меня за руку, я спасу ей жизнь. Это говорит за меня Мария Лаво.

После этих слов я шарахнулась к двери. “Все! С меня хватит!” — крикнула я.

Дело в том, что у меня действительно есть ребенок, но я не упоминала об этом факте ни разу. Бабушка Оксаны схватила меня за руку.

— Быстрее, Ирина, она хочет вас спасти. — Старушка подтолкнула меня к внучке.

Я заставила себя успокоиться. В конце концов я — журналист, образованный человек, вполне эмансипированная женщина, не верящая ни в какие чудеса. А то, что у меня есть ребенок, нетрудно узнать на стороне, да и догадаться можно. Я заставила себя взять спящую девушку за руку. Ее пальцы были сжаты. Ладони влажные.

— Святая Ирина, вы спасены! Все остальные, кто находится в комнате, обречены. — Оксана застонала.

После этих слов, несмотря на внутреннюю психологическую самодисциплину, я почувствовала, что по моей спине пробежали мурашки. Наш фотограф Михаил тоже схватился за руку девушки. Видимо, таким образом решил сохранить свою жизнь.

Врач Алексей воспользовался моментом и начал прощупывать пульс больной.

— Пульс соответствует норме, — шепнул мне Алексей. — Странно, что у нее влажные руки. Как правило, если человек не ест два месяца, такого не бывает. Вполне возможно, что родители ее подкармливают. Хотя внешне Оксана выглядит сильно истощенной.

Все это действо напоминало сцену из зарубежного фильма, полного мистики и ужаса. Врач тем временем пытался убедить маму Оксаны обратиться к профессиональным врачам, но все его старания оказались тщетны.

— Я согласна на госпитализацию дочки, но сначала к нам должен прийти Лагутенко, — не унималась Елена Фролова.

В это время разъяренная бабушка Оксаны выгоняла священника.

— Я вам водички святой оставлю. Может, поможет, — обратился к семье Фроловых отец Аркадий. — А вообще хочу вам сказать, что вы собственными руками убиваете свою дочь. Ей нужна помощь врачей. Необходима срочная госпитализация.

— Забирайте вашу воду, иначе мы ее выльем, — не унималась бабушка.

В этот момент Оксана снова застонала.

— У священника тяжелый грех на душе... Я устала с этим бороться. Илье (Лагутенко. — И.Б.) сейчас плохо. Я его чувствую. У меня нет больше сил. Мне никто не верит. Я всех люблю. И никому не желаю смерти...

И девушка снова впала в забытье.


“Я пытался изгнать из девочки бесов”


Спустя полтора часа я, утешив как смогла родных девушки, вышла из квартиры. На улице меня ждали священник и врач.

— Я пытался изгнать из девочки бесов, — поделился со мной отец Аркадий. — Для этого необходимо было сделать семь помазаний. Я успел сделать только одно, как она застонала. Если бы закончил обряд, она стала бы кричать и, возможно, проснулась бы. Но мне помешала ее мать.

— В квартире совершенно нормальная аура, ничего негативного я не почувствовал, — продолжил отец Аркадий. — Родители рассуждают здраво, но они находятся в состоянии истерии, психоза. Они живут в постоянном страхе. Бабушка больной девочки рассказывала мне, что у них падают иконы, происходит самовозгорание предметов. Такие случаи нам известны, им это только кажется чудом. Здесь надо каким-то способом отрезвить их ум. У Оксаны душевно-духовное заболевание. Конечно, врачи ей помогут. Только бы родные не вмешивались. Будем надеяться на волю Божью.

— С подобными случаями мы сталкивались очень редко. Но несомненно одно: Оксана тяжело больна, из соображения врачебной этики я не буду афишировать диагноз, — вступил в разговор врач. — Скажу только, что при таком тяжелом заболевании больной может не есть несколько месяцев. Любая пища ему кажется отравой. Обмен веществ в таких случаях перестраивается, вероятно, поэтому девушка не справляет естественных надобностей. Также эти больные могут впадать не только в состояние ступора, но даже паралича. Известны случаи, когда человек в таком состоянии прожил двадцать лет. Но вот выдержит ли эта девочка? Ведь у нее еще и ревматоидный артрит. Что касается родителей, то они буквально живут Оксаной. Поэтому нет ничего удивительного в том, что и они настроились на ее волну. Ее мать с бабушкой пребывают на грани нервного срыва. Оксану нужно немедленно госпитализировать вместе с родными, иначе летальный исход неизбежен.


* * *


Пока мы беседовали, к нам подошли две пожилые женщины — соседки семьи Фроловых.

— Это странная семья, — начали они свой рассказ. — Последние десять лет ни с кем не общались, даже не здоровались с соседями. Мы никогда не видели, чтобы к ним приезжали друзья, они жили как затворники. Произошло это после того, как бабушка перенесла операцию по трепанации черепа. Насколько нам известно, Оксаночка тоже ни с кем не дружила. У нее ведь страшное заболевание — ревматоидный артрит, и она не могла жить полноценной жизнью. Видимо, поэтому родители решили купить ей компьютер, за которым она проводила круглые сутки.

— Оксана уже девять лет страдает ревматоидным артритом, — подтверждает слова соседей лечащий врач Оксаны. — Она не могла самостоятельно передвигаться. Отстает в физическом развитии от своих сверстников. В свои восемнадцать лет выглядит на тринадцать. По всей видимости, она серьезно увлекалась гаданием, магией. И вот результат.

— На самом деле вся эта история может закончиться плачевно, — утверждает Алексей. — Девушка уже тяжело больна. При таком заболевании, как артрит, ей необходимо как можно больше двигаться. Судя по внешним признакам, она уже много времени находится без движения. Это практически паралич. Родители сами виноваты в этом. Никакой Лагутенко тут не поможет. Вывести ее из этого состояния можно только шокотерапией. Но здесь необходимо добровольное согласие родителей, которые, как я думаю, ни за что не поместят дочь в больницу.

Учителя школы №841, где учится девушка, однако, говорят, что еще 20 мая Оксана сдавала экзамены на дому. И была вполне вменяема. “МК” будет продолжать расследование этой невероятной истории. Что до еще одного невольного героя всей этой мистерии — Ильи Лагутенко, не исключено, что он попал в поле зрения Оксаны лишь потому, что сам увлекается мистицизмом.

— Доставшаяся мне роль вампира в “Ночном дозоре” была куда интереснее, если учесть мое увлечение мистицизмом, — признавался популярный исполнитель в одном из интервью. — Я верю в НЛО, инопланетные цивилизации. Я люблю общаться с хиромантами, астрологами, волшебниками, магами, они обычно занятные люди, знающие много интересных историй. Вообще я сам по себе сплошная мистическая ситуация. Привет всем магам, гипнотизерам, тайнам и загадкам!

Ну что же, привет был получен и послан обратно. Готов ли принять его Илья Лагутенко с распростертыми объятиями?


Справка МК:

Ревматоидный артрит — одно из наиболее опасных и сложных для лечения заболеваний. Причина возникновения ревматоидного артрита доподлинно не установлена, в то же время известно, что, поражая людей в молодости, он приводит к полной утрате трудоспособности. Сначала в мелких суставах кистей и стоп возникают припухлости, сопровождающиеся сильными болевыми ощущениями и так называемой утренней скованностью — тугоподвижностью в суставах. Постепенно в процесс вовлекаются остальные суставы. При этом у значительной части больных поражаются внутренние органы: печень, почки, а также лимфатические узлы, сосуды, кроветворная система, сердце и легкие. Боли усиливаются. Вовлечение этих жизненно важных органов в патологический процесс может привести к самым неблагоприятным последствиям вплоть до летального исхода.

Эффективность лечения заболевания находится на крайне низком уровне. Для сохранения функциональных способностей опорно-двигательного аппарата больным необходим лечебный массаж. Также больные должны систематически заниматься специальными физическими упражнениями, чтобы полностью не утратить, а, наоборот, сохранить функции пораженных суставов.



Партнеры