С армии сняли скальпель

Почему Россия уничтожает свое ядерное супероружие?

16 июня 2005 в 00:00, просмотров: 1048

Вчера в российской армии произошло событие, которое позже скорее всего назовут историческим. Но сегодня оно осталось почти незамеченным.

И правда: ну что особенного в том, что отправлен на переплавку последний ядерный железнодорожный ракетный комплекс (БЖРК)? Ракетой больше, ракетой меньше... Уж с чем с чем, а с ядерным оружием, уверяет нас руководство страны, в России пока еще все — окей!

...Только почему-то, когда в ночных сумерках по рельсам застучали колеса вагонов, и ядерный “поезд-призрак” с ракетами “Скальпель” отправился в последний путь, не выдержали даже самые крепкие мужики: слезы катились из глаз седых конструкторов и офицеров-ракетчиков. Они прощались с уникальным оружием, по многим боевым характеристикам превосходящим разрекламированные “Тополя” и “Булавы”.

Так почему же Россия лишается своих лучших ядерных комплексов? Официально: “по причине истечения гарантийных сроков их эксплуатации”. А неофициально?


Всего на вооружении в России было 36 железнодорожных пусковых установок. Отличить БЖРК от обычных товарных поездов, тысячами курсирующих по просторам России, было просто невозможно. Один вагон — командный пункт, три других — с открывающейся крышей — пусковые установки с ракетами РТ-23УТТХ “Молодец” (SS-24 Scalpel). В состав каждой дивизии входило до пяти таких комплексов. За сутки БЖРК могли проходить до 1500 км. Причем запустить ракеты можно было как с запланированных стоянок, так и с любой точки маршрута.

Какой из “товарняков” уничтожать в случае ядерной опасности, противник определить не мог. Не палить же по всем сразу — так никаких ядерных боеголовок не напасешься! И этим БЖРК очень не нравились нашему бывшему потенциальному противнику — США. Американцам приходилось держать под прицелом чуть ли не все наши поезда, для чего над Россией постоянно “висело” 18 американских спутников-шпионов. А это, естественно, обходилось в копеечку.

Так что, как только в начале 90-х позволила политическая ситуация, США сразу постарались избавиться от этой головной боли. Поначалу они политическими договоренностями добились от российских властей, чтобы БЖРК не катались по стране, а стояли на месте. Это позволило им постоянно держать над Россией вместо 16—18 спутников-шпионов всего 3—4. Потом — уговорили наших политиков уничтожить комплексы окончательно. Скорее всего не бесплатно, так как договоренности оформились как раз в то время, когда “независимую” Россию подкармливали кредитами из Международного валютного фонда. Видимо, одно из условий очередного транша предполагало отказ от БЖРК. И тогдашнее руководство отказалось от них с легкостью. Тем более что без “незалежной” Украины модернизировать их стало уже невозможно.

Дело в том, что почти все наши ядерные ракеты во времена СССР делались на Украине, под руководством академиков Янгеля и Уткина. Из двадцати типов ракет двенадцать спроектировано в Днепропетровске в КБ “Южное” и выпущено там же, на заводе “Южмаш”. До сих пор из 600 ракет, стоящих на вооружении наших РВСН, только 40 — чисто российского производства.

Так что, когда в 1991 году Москва и Киев “разбежались”, это сразу же больно ударило по российской ядерной мощи. Ведь техническое обслуживание, продление сроков эксплуатации ракет зависело от разработчиков, оставшихся на Украине. А она почти сразу обрела безъядерный статус, то есть не могла на своей территории ни иметь, ни производить ядерное оружие. Оборудование по производству ядерных ракет, стоящих на вооружении в России, в присутствии иностранных наблюдателей с помпой уничтожали, резали, отправляли под пресс...

БЖРК тоже делали в украинском Павлограде. Причем они были самыми новыми ядерными разработками бывшего Союза. Испытания ракет РТ-23УТТХ “Молодец” (SS-24 Scalpel) в железнодорожном варианте начались только в феврале 1985 г. и завершились к 1987-му. Так что фактически БЖРК ставили на вооружение лишь в 1991—1994 гг. Служить они могли бы еще долго, вплоть до 2018 г., если бы не щекотливые политические обстоятельства.

...И теперь нашим российским генералам приходится с кислой миной бодро рапортовать, как “в соответствии с плановым сокращением РВСН снят с боевого дежурства еще один БЖРК”.

Видимо, далее по официальному сценарию положено прокричать громкое раскатистое “Ура-а-а-а!”. Только не выдавливается почему-то это “ура!” из наших ракетчиков... Им-то хорошо известно, что будущие “чисто российские” “Тополя” да “Булавы” и мизинца (простите, боеголовки) железнодорожных ракет не стоят. Про эти ядерные новинки — пока больше разговоров, чем реальных дел. В их создание предстоит еще не один год вкладывать огромные бюджетные средства. Между тем наши политики уже рассказывают миру, каким страшным будет наше новое оружие, стремительно уничтожая тем временем имеющиеся и действующие суперракеты “Scalpel”, “Satan” и т.д.

Что ж, все правильно: политики пообещали — военным приходится выполнять. Правда, если они будут это делать такими же темпами, как до сих пор, то, к примеру, уже через пять лет вместо 150 оставшихся на вооружении ракет Satan у нас не останется ни одной. И тогда уже и никакие новые “Тополя” не помогут (тем более что их у нас пока всего 40 штук: для американской ПРО — пустяки). Эту легкую ракету с единственной боеголовкой даже сами ракетчики пренебрежительно называют “карандашом”. Так что вместо “Скальпеля” и “Сатаны” нашим политикам в ближайшее время придется пугать потенциальных противников только “карандашами”.

...Страшно им будет, аж жуть!






Партнеры