Хорошо поется на аллее Дружбы

Если распеваетесь в “Гнезде”

17 июня 2005 в 00:00, просмотров: 329

Совсем немного времени остается до традиционного праздника “МК” в Лужниках. “Турнир” будет, как и в прошлый раз (то есть в последнее воскресенье июня), ждать своих менестрелей на аллее Дружбы. Приглашаем всех: и тех, кто пишет стихи, и тех, кто их просто любит. И, как всегда, не только читающих, но и поющих свои творения авторов (хоть под баян, хоть под гитару)!

Оценивать стихи и песни собратьев-соперников будет авторитетное жюри в полном составе нашего худсовета: Татьяна Визбор, Вадим Егоров, Владимир Дагуров и Виктор Широков. Представлять собственно “МК” будет поэт и автор-исполнитель Сергей Аман.

Для тех же, кто на нашем поэтическом празднике окажется впервые, сюрпризом будет выступление самых интересных на сегодняшний день авторов-исполнителей: Алины Симоновой, Натальи Кучер, Сергея Матвеенко, Дмитрия Юркова и Дмитрия Вешнева, а также старейшего (но не старого еще) барда Александра Ткачева, известного в миру как Петрович, — собранных в так называемый мастер-класс. А победители поэтического марафона, который стартует в 12 часов, конечно же, не останутся без призов. Первое место гарантирует вам не только почетное звание победителя турнира, но и безусловное право на публикацию в “МК”. А “распеться” вам стоит накануне — в самом известном бард-клубе Москвы “Гнездо Глухаря”. В субботу там пройдет уже четвертый по счету тур-концерт открытого фестиваля авторской песни “Турнир менестрелей”.


Николай КОШЕВОЙ, читатель “МК” из подмосковья

* * *

Мой друг не раз вершины брал

и умирал, и воскресал,

Срываясь в пропасти, как в бездну.

Я говорил ему: “Санек,

прими все это как намек,

Голгофа выше Эвереста”.


А он не слушал и бросал

семью, друзей и улетал,

Чтобы в который раз взойти и выжить.

И, возвращаясь, говорил,

что новый пик он покорил:

“Скажи, как может быть Голгофа выше?”


Никто не знает наперед,

где оборвет и где припрет,

Где так подкатит, что уже вздохнуть нет силы.

И обрывается струна —

внутри тебя лишь боль одна,

А сверху вниз срываются лавины.


У нас у каждого свой Крест,

свой крест ты нес на Эверест.

И верил, в мире нету выше места.

И только строчка в дневнике,

его нашли на леднике:

“Ты прав, Голгофа выше Эвереста”.

Марина БЫКОВА, любящая группу “Ночные снайперы”

* * *

Назови меня самой нежной,

Самой нужной, самой родной.

Я была королевой снежной,

И душа была ледяной.


Ты — моя последняя песня,

Мне уж больше не полюбить.

Обещай, что мы будем вместе,

Обещай меня не забыть.


И в порыве страсти безбрежной,

Когда все вскипает внутри,

Подари мне чуть-чуть надежды,

И себя ты мне подари.

Николай ГОРБУЛИН, читатель “МК”

ЧЕСТЬ ИМЕЮ!

Сейчас, когда в стране такой бардак,

Когда порой от мерзости немею,

Наперекор всему хочу сказать:

“Я гражданин России — честь имею!”


Сейчас, когда не ценятся “мозги”,

Когда в цехах станки ржавеют,

Сквозь ядовитый смех упрямо говорю:

“Я инженер Российский — честь имею!”


Сейчас на распродаже все и вся,

Свобода, Родина, любовь, идеи.

Сквозь гул толпы с надрывом прокричу:

“Я не продажен — честь имею!”


Когда придет за мной Всевышний Судия,

Я прошепчу ему тихонько, холодея:

“Спасибо, Господи, за все, что ты мне дал;

За жизнь, за сына и за то, что честь имею”.

Эдуард СТОЛЯР, кандидат технических наук,

начал писать стихи в 1998 году

ВОСПОМИНАНИЕ

Цыганка на картах в судьбе предсказала

Случайную встречу, любовь и разлуку,

И нехотя, как бы устало и вяло —

Душевную рану, сердечную муку.


Бывают, конечно, и судьбы покруче...

Гуляя, на просеке встретил соседку,

А ветер холодный и черные тучи

Толкнули нас в омут — под крышу в беседку.

Играли смычком струи ливня на листьях,

Уныло аккорды симфонии плыли,

А мы, как на сцене плохие артисты,

Из жизненной пьесы слова позабыли.

Но холод заставил прижаться друг к другу,

Взаимное нас охватило волненье,

Морзянкой стучали два сердца по кругу —

Меж ними любовное шло объясненье.

Мы строили планы, о чем-то мечтали,

Но не было в действиях наших свободы:

Ее направляли в какие-то дали

Серьезные службы на многие годы...

Случайно опять повстречалась гадалка.

Сказала: “Я вижу печальные вести,

Бывает и хуже, но все-таки жалко,

Что так уплывают от счастья невесты.

Холодному сердцу — горячие страсти

И горечь разлуки я Вам посулила,

Но так разложились бесстрастные масти,

А правду скрывать не умеет сивилла”.


СНЕГА

Белым-бело, метет пурга,

Насколько хватит глаз.

Не мы идем через снега —

Снега идут сквозь нас.


Ложатся в белую постель

Покорно города.

И что судьбы твоей метель

Хоронит без следа?


Я вновь ищу к тебе пути

В безмолвии снегов,

И если есть за что — прости,

Как я простить готов.


Я погружаюсь в глубину

Твоих усталых глаз.

Не мы идем через судьбу —

Судьба идет сквозь нас.

* * *

Луна стекает с высоты

Лимонным светом,

И мир под прессом темноты

Стал силуэтом.


Чужд человеческих страстей,

Рассвет был светел,

И ты распят был на кресте,

Но кто заметил?


Бездонна космоса тоска

В пространств величье,

Но плачет каждая звезда

О чем-то личном.


Александр КОРОЛЕВ, читатель “МК”

* * *

Ах, как хотелось жизни настоящей,

Чтоб без указчиков и поводырей!

И нет, казалось бы, свободы слаще...

А вот запнулся у распахнутых дверей.

Александр БАЛТИН, москвич, издавший уже восемь книг стихов

МУЗЫКА НОЧНАЯ

Звучала музыка ночная

великолепной тишиной.

Глядели звезды, не мигая,

даруя ласковый покой.


Бессонница преображала

сознанье, спутанное днем.

И темнота воспламеняла

мой мозг таинственным огнем.


Ночь проходила постепенно —

всему означен точный срок.

Но ощущение вселенной

раскрыло сердце, как цветок.

Юлия СОФРОНОВА, печаталась в периодике, альманахах,

песни на ее стихи поют в Тарусе

* * *

Черный — пуст.

А желтый — светел.

Красный —

оторопь берет.

Зелен —

куст, покой и дети.

Белый —

в вечность заведет.

Вот бы набело —

да красный.

А на желтый —

зелено.

Знаю синий.

Он прекрасный.

Синий — глаз твоих вино.

ИЗБРАННЫЕ МЕСТА ИЗ ПЕРЕПИСКИ...
(орфография и пунктуация авторские)

Навождение

(признание д-ру Франкенштейну)

Подскажите,

что мне делать,

как мне быть?

Не могу Вас ни забыть,

ни разлюбить,

И дождусь, когда я Вас

увижу вновь.

Что же это,

если не любовь.

Анна Липатова

* * *

Не Европа мы, не Азия:

мы — промежная дыра.

Нам давно бы

эвтаназию

засадить себе пора.

Станислав Горохов


ВНИМАНИЕ! Стихи принимаются только в машинописном виде (не более двух страниц!). Редакция в переписку и переговоры с авторами не вступает, рукописи не возвращает и не рецензирует. Гонорар за стихи по условиям турнира не предполагается. Анонимные письма не рассматриваются.



Партнеры