Фас на ФАКК

Швыдкой — Соколов: война объявлена, “отступного” не будет

29 июня 2005 в 00:00, просмотров: 257

В “культуре” — раздрай. Соколов обвиняет Швыдкого. Швыдкой в ответ подает иски. А чего ждать нам, смертным? Войны компроматов? Разгона всех и вся? В то время как два главных театра страны на реконструкции, в то время как активизировался вопрос по реституциям и проч.?

После разразившегося скандала культурное ведомство может с полным правом присвоить себе в качестве имиджевого слогана бородатый анекдот: “Прачечная?” — спрашивает по телефону человек, по ошибке попавший в Министерство культуры. “Фигачечная”, — отвечают ему.

Скандал в самом деле беспрецедентный и имеет две стороны. Первая — видимая и дурно пахнущая. Все это произошло не на коммунальной кухне и не на стройплощадке, где прораб поцапался с учетчиком, а на территории культурной. Тем самым на наших глазах ушел под воду, как Атлантида, последний остров с нашими иллюзиями — ну хотя бы на культурном уровне не может быть гадостей…

Вот министр от культуры — г-н Соколов. Что за престранная манера хлопать себя по бокам и кричать: “Мои подчиненные — в говне, а я в белом фраке!” И добровольно выносит на всеобщее обозрение это г… — из избы на лопате. До него себе никто подобного не позволял. Не успел он занять кресло в доме в Китайском проезде и начать разъезжать по российской глубинке, как тут же с порога сообщил подчиненным: мол, Швыдкой нечист на руку, и все при нем снизу доверху во взятках...

Не будем напоминать г-ну министру о том, что именно поливаемый им Швыдкой сделал в свое время никому не известного теоретика музыки и узкого специалиста по композитору Ксенакису ректором Московской консерватории. И если бы в период его правления пройти по консерватории да заглянуть в туалет, а еще лучше в документы, связанные с реконструкцией этой самой консерватории, то про бывшего ректора такие выводы можно было бы сделать!

Дивясь таким особенностям культурного руководства, можно еще больше подивиться терпению г-на Швыдкого, который только теперь решил отстоять свою честь и достоинство и подал иски на начальника.

Подчиненный против начальника — лишь видимая часть айсберга. Надо быть очень наивным человеком, чтобы полагать, будто в наше время сор из избы в городе Глупове выносят лишь по гигиеническим соображениям. Всем ясно, что на этот раз министр культуры озвучил команду “фас”. Прежде она звучала от имени народа, внезапно возбуждавшегося то оперой “Дети Розенталя”, то реконструкцией Большого театра. Теперь же министр, находясь в ясном уме, решил остаться в нашей твердой памяти как человек, который с государственным рвением выполняет эту команду. Чью? Ясное дело — той группировки, которой не нравится, что кошелек с деньгами на культуру находится в кармане Федерального агентства у Швыдкого, а не в Минкульте у Соколова.

Надо ждать, что в ближайшие дни дело Швыдкой—Соколов из моральной и эмоциональной плоскости перейдет в юридическую, где все обвинения должны быть подтверждены фактами.

О процедуре подачи иска нам рассказала Наталья Уварова, пресс-секретарь Михаила Швыдкого:

— Сейчас в агентстве идет подготовка двух исков — от самого агентства и от Михаила Ефимовича лично. Это займет от 7 до 10 дней. Затем они будут переданы в суд.

— “Отходного” не будет?

— Конечно же, мы следим за развитием ситуации: есть несколько вариантов. Но гадать не будем, а то как в “Мастере и Маргарите” получится… Такого обострения конфликта у нас никто не ожидал. Но на моральном климате в учреждении это никак не сказалось, только у людей прибавилось работы. Кроме того, пока не решено, кто будет представлять интересы Швыдкого в суде. Неясно, и в какой суд пойдут иски.

— Слышал, что третий иск собирается от себя или от своего подразделения подавать Голутва.

— Первый раз от вас слышу.

— Но вслед за обвинениями Соколов будет обязан представить доказательства. Значит, последуют проверки.

— Ни о каких проверках нам пока не известно. Учреждение работает в нормальном ритме.

* * *

Вчера Михаил Швыдкой, находясь на совещании по реконструкции Мариинского театра в Северной столице, дал пресс-конференцию. Однако строительство второй сцены Мариинки мало кого заинтересовало: все вопросы были только по поводу конфликта между ним и Соколовым.

— Я не хочу квалифицировать это высказывание с моральной точки зрения, — сказал Швыдкой. — Сейчас мои юристы занимаются лингвистической экспертизой сказанного, чтобы понять, по каким статьям Гражданского и Уголовного кодексов можно квалифицировать высказывание г-на Соколова. Я не хочу заниматься пиаром. Такой пиар никому не нужен. Но в суд скорее всего подадут мои коллеги. Ведь Соколов заявил, что “откаты” брались на всех этажах прежнего министерства. Тем более что ряд сотрудников бывшего министерства работает и в нынешнем.

— А вы уверены во всех своих сотрудниках?

— Уверен до тех пор, пока мне кто-нибудь не предъявит чего-нибудь другого. Если я не уверен в сотруднике, я прошу его уйти из агентства.

Швыдкой явно с неохотой говорил на эту тему. Позже эту ситуацию прокомментировал его заместитель Владимир Молчанов:

— Такое высказывание не совсем приятно слышать от министра, который за полтора года ни разу к нам не пришел и не спросил о наших проблемах. Нас 200 человек. Получается, что мы только и работаем для взяток.

Сегодня в Москве как ответный удар министр Соколов, едва вернувшись из Бурятии, распространит обращение к нации. Ждем.


СПРАВКА "МК"

Субботний эфир на ТВЦ поставил точку в “многоточных” отношениях Михаила Швыдкого и Александра Соколова. Напомним, что в программе “Постскриптум” министр культуры Соколов недвусмысленно отозвался о прежнем руководстве министерства, при котором-де “процветало взяточничество на всех этажах”, а нынешнее подконтрольное Швыдкому агентство так и вовсе “погрязло в откатах” и “коррумпировано”. Это не первый “наезд” Соколова на ФАКК (Федеральное агентство по культуре и кинематографии). Министр и прежде наносил удары по репутации чиновников ФАКК и самого Швыдкого. Швыдкой терпел максимально долго, понимая, что война, а в особенности публичная, сейчас менее чем уместна. Но дело зашло слишком далеко. Кстати, вице-спикер Госдумы Любовь Слиска уже упрекнула Швыдкого в том, что конфликт принял публичный характер. Но мотор запущен, а на вариант “молчи, Геша, сядем усе” никто не согласен…




Партнеры