Хруст Турандот

Премию-принцессу оставили без женихов

1 июля 2005 в 00:00, просмотров: 233

…Вот уж и десять, все гости в сборе, парк “Кусково” медленно остывает в ночи, а во дворце Шереметевых едва разгораются первые страсти: через секунду-другую начнется 14-я в истории церемония раздачи “Хрустальных Турандот”.

А пока гости пьют шампанское, пытаясь тусоваться весело… Саша Домогаров со своей новой пассией неприязненно отмахивается от камер, дежурно призывающих его “на пару слов”. Тут же в толпе, среди журналистов и спонсоров, эффектно шелестят две дамы: Ольга Кабо и Клара Новикова. Кабо в своем шикарном лиловом платье, небрежно обнажающем многое, эффектно опознается фотографами… Причем фотографы узнают это платье еще по открытию кинофестиваля. А вот лучезарную рыжую Клару так же эффектно не примечают, хотя она плывет королевой сквозь строй звезд (Этуш, Зельдин, Чурикова, Рутберг, Виторган), а пройдя, оборачивается удивленная…

Выразить свое почтение 90-летнему Владимиру Зельдину подходят все. Светлана Немоляева так и заявляет:

— Да-а, здесь собрали историю русского театра…

Развлекаются все больше разговорами. И… перешептываниями. Этуш с Зельдиным вдруг устанавливают, что некоторые из тех, кто якобы подписал письмо в “Известиях” против МБХ, и в глаза-то никакого письма не видали…

“Тусовочная” часть рискует затянуться, но в последний момент устроитель премии Борис Беленький зовет всех в зал… С первых минут, как и положено, перед народом предстает сама Турандот — блистательная актриса Мария Аронова в стильном платье от Аллы Коженковой — известного театрального художника. Принцесса—Аронова (Театр Вахтангова) и “сват” Дмитрий Назаров (МХТ) разыгрывают комедь с “женихами”, в итоге довольствующимися только хрустальной статуэткой.

Самым урожайным “на Турандоты” оказывается МХТ под руководством Олега Табакова: “Лес” Кирилла Серебренникова становится лучшим спектаклем, Петр Кислов берет премию за дебют, первым сценографом “от Турандот” опять же признают Николая Симонова из “Леса”. Но дело близится к кульминации: кто лучший актер и актриса?

И кто бы сомневался — зал аплодирует стоя! — когда за “Дон Кихота” в Театре Российской армии премию получает Владимир Зельдин. Позже он говорит:

— За честь и достоинство уже получил. Теперь лучшая роль. Но… бог троицу любит. Вот бы и на следующий год выйти на эту сцену…

И не скажешь, что ему сейчас день за год: держится бодро, не уставая шутить:

— Женщины! Я уж 90 лет вас люблю!

Кстати, в этот раз “честь и достоинство” берет Михаил Зайцев — старейший директор Театра Маяковского, ради которого Аронова-Турандот села на шпагат…

Директор усадьбы “Кусково” долго приветствует премию, “обитающую” на их территории, замечая, что теперь-то “они с Беленьким на ты”:

— Видите: он — Беленький и… этот зал беленький.

Представляя нового жениха, Назаров—сват непременно зачитывает про него “гениальный отзыв” от “китайских критиков” — московских журналистов, что вводит в церемонию некую двусмысленность. Но… “Турандот” срывает маску только с победителя. Впервые премию за лучшую женскую роль получают сестры Ксения и Полина Кутеповы, а также Галина Тюнина из “Мастерской Петра Фоменко”… И вообще Фоменко достается масса лестных слов.

Так, вручая приз за режиссуру г-ну Женовачу, Вениамин Смехов говорит:

— Женовач — самый, пожалуй, яркий из учеников Фоменко. И я рад, что “фоменки” плодятся…

За минуту до завершения с лиц Ароновой и Назарова слетает барская игривость. Зал затихает, и только музыка “Я тебя никогда не забуду…” На сцену выходит супруга Николая Караченцова, чтобы из рук Инны Чуриковой получить “Хрустальную розу” для мужа. Все встают.

— Я желаю всем вам жить долго, — говорит Людмила Поргина, обращаясь к залу. — Для нас с Колей очень важна ваша любовь. И, знаете, как начинаешь ценить обычное белое облачко. Голубое небо…

Долгие аплодисменты в ответ — лучшие пожелания того, чтобы Николай Петрович продолжал борьбу со своим недугом, о нем сейчас, как сказала Инна Чурикова, думают все не только в России, но и в Германии, во Франции, за океаном… “Мы так ждем тебя в театре!”




Партнеры