Не мелочитесь, Шура!

Павел ГРУДИНИН: “Защита предпринимателей — забота самих предпринимателей”

20 июля 2005 в 00:00, просмотров: 1097

Пока московские чиновники трубят о достижениях столицы в развитии малого бизнеса: треть регионального валового продукта приходится на его долю, треть работающего населения и т.д. — их подмосковные коллеги о своих рекордах предпочитают понапрасну не трезвонить. Хотя и размышляют о них, наверное, не без довольства. Ведь Подмосковье, говорят, держит рекорд по величине минимальной взятки, которую чиновник берет с бизнесмена за малейшее согласование.


Поговорить с читателями о проблемах малого бизнеса в губернии мы пригласили представителей двух ветвей власти — руководителя Комитета по развитию предпринимательства правительства Московской области Дмитрия Самойленко и зампреда экономического комитета Мособлдумы Павла Грудинина. К сожалению, в последний момент Дмитрий Николаевич, сославшись на болезнь, от визита в “МК” отказался. Поэтому Павлу Николаевичу пришлось отдуваться, как говорится, и за себя, и за того парня. Наш “горячий телефон” без дела не простаивал: за два часа дозвониться сумели несколько десятков человек. В газетном отчете о прямой линии мы пропустили вперед начинающих, а точнее, потенциальных предпринимателей.


— Здравствуйте. Меня зовут Владимир, живу в Быкове. Вопрос такой: нужно ли учиться на частного предпринимателя?

— По нашим законам учиться не нужно. Частным предпринимателем может стать любой. Но чтобы вести бизнес, лучше все-таки знать основы экономики.

— А какие нужны документы?

— Зайдите в налоговую инспекцию, и там вам дадут перечень документов, которые вы должны представить в зависимости от формы предприятия. Самое простое — стать предпринимателем без образования юридического лица (ПБОЮЛ). Бухгалтера вам не потребуется, у вас будет либо упрощенная система налогообложения, либо единый налог на вмененный доход. В зависимости от вида деятельности. Кстати, чем вы хотите заниматься?

— Ну, что-нибудь связанное с продуктами питания, типа “куры гриль”.

— Палатка? Значит, дальше вам надо арендовать под нее место.

— А сколько времени займет оформление?

— Налоговикам на оформление юрлица или ПБОЮЛ дается 5 дней. А вот аренда — вопрос отдельный. Тут все зависит от администрации вашего района. Некоторые это делают быстро, а некоторые медленно. А сейчас вы где работаете, если не секрет?

— В рекламной фирме. Коплю деньги.

— Я вам советую поговорить с теми, кто уже имеет аналогичный бизнес.


— Меня зовут Роман, я студент Российской академии предпринимательства. Подскажите, чем сейчас выгоднее всего заниматься?

— Роман, кроме того, что я депутат, я еще директор сельхозпредприятия. Так вот, единственное, что я вам точно не советую, это заниматься сельским хозяйством. А чем выгодно… Я думаю, будущее за высокими технологиями: сети, компьютеры. Но пока малый бизнес у нас — это в основном торговля и бытовое обслуживание.

— А сколько нужно денег, чтобы начать свое дело?

— Если речь идет о торговой палатке, думаю, что 10 тысяч долларов вам хватит. Говорю приблизительно, поскольку сам я палаток не имею.

— Меня вообще-то больше интересует кафе.

— Тут многое зависит от места и от ваших партнеров. Сами же вы не будете у плиты стоять? Один мой знакомый открыл кафе в супермаркете на МКАД. Оно обошлось ему в 40 тысяч долларов: два повара, три официанта. Вложения он окупил за полгода.

— Я еще опасаюсь, что придет “крыша”.

— Сейчас не 95-й год, когда приходили ребята с битами и говорили: “А ну-ка быстро плати нам!”. Сейчас надо больше бояться чиновничьего беспредела, а те ребята уже сами стали бизнесменами.


— Вас беспокоит Александр Борисович, мелкий предприниматель из Красногорска...

— Малый, у нас мелких не бывает. Вы ведь, наверное, крупный мужчина, а называете себя мелким...

— У меня маленький хозяйственный магазин. Во-первых, я хотел бы сказать: помогать бизнесу не надо, просто не мешайте.

— С этим я согласен.

— А вопрос такой. Хорошо бы опубликовать список тех, кто имеет право проверять магазины. А то приходят проверяющие с разноцветными мандатами, грозят штрафами, а потом говорят, что можно поладить.

— Кто к вам последний раз приходил?

— Общественное движение в защиту потребителей.

— Вообще-то они не имеют права вас проверять. Они могут приходить только вместе с торговой инспекцией. То есть нужен нормативно-правовой акт, который определял бы перечень организаций, имеющих право проверять? Тут я с вами согласен. А чем проверка-то закончилась?

— Они начали придираться к этикеткам на шурупах, а закончили…

— ...Дайте денег, и мы с вами разойдемся.

— Да, да, да. Начали выписывать штраф.

— И часто вас проверяют?

— Слава богу, нет. Но у меня магазин меньше года.

— Удачи вам в бизнесе.


— Слесарев Валерий Константинович из Егорьевска. Я — инвалид Советской Армии II группы, было ранение в голову. Чтобы выжить, открыл свое дело — автосервис и одновременно молодежный клуб. Нашу деятельность даже показывали по районному телевидению как пример работы с молодежью. Но стоило съездить с жалобой в Администрацию Президента — все, работать не дают.

— А на что жаловались?

— Я решил построить магазин. В райадминистрации мне сказали: не заплатишь 10 тысяч рублей на строительство поликлиники — землю не дадим. По моей жалобе приехали ревизоры, все проверили и говорят: “Что у вас творится в Егорьевске — это ужас”. Так я стал врагом народа.

— Магазин-то построили?

— Построил. Но расширяться не дают. Хотя давно уже те 10 тысяч на строительство поликлиники внес.

— Поскольку денег на поликлинику главе из бюджета области или Федерации не дают, а поликлинику строить нужно, он решил организовать т.н. внебюджетные источники…

— Это справедливо?

— Нет. Но главе нужно лечить людей, а денег у него нет.

— Он знает, кто я такой. Я горстями пью таблетки, у меня полголовы из пластмассы, пенсия маленькая. Я ради того, чтоб заработать на лекарства, открыл свой бизнес. Плюс поднимаю молодежь.

— Единственное, что я вам обещаю, я с вашим депутатом в облдуме В.Е.Аксаковым поговорю, и мы этот вопрос урегулируем.

— Пожалуйста, помогите.


— Это Ашот Вартанович Мартиросян из Железнодорожного. У меня продуктовый магазин на грани выживания. В этом году подняли вмененный налог на 50%, аренду — на 30%, лицензии подорожали с 300 рублей до 5000. Как можно работать?

— Вы налоги платите?

— Работаю “в белую”, абсолютно все налоги плачу.

— Слышали, в Правительстве РФ идет спор, уменьшать ли налоговую нагрузку на предпринимателей?..

— Ну да, он уже 5 лет идет. А налоговую нагрузку все увеличивают.

— Вот вы работаете “в белую”, а некоторые, к сожалению, — “в черную”. А как отделить одних от других, мы никак не можем понять. Если бы все работали, как вы, то налоговую нагрузку можно было бы и снизить. А пока получается так: кто работает честно, тот платит фактически за всех. Хотя в Мособлдуме заявлений от предпринимателей, чтобы снизили налоговую нагрузку, нет. За три месяца вы первый, кто с этим вопросом ко мне обратился.

— Когда мы между собой разговариваем, то все недовольны. Просто никто не выходит “наверх”.

— Возьмите и напишите общее письмо. Мы же, депутаты, сидим и ждем, когда наш избиратель нам скажет, что плохо, а что хорошо. Мы сдуру приняли закон об аренде, а потом его меняли. Потому что пошел шквал звонков. Налог на вмененный доход — новый. И мы над ним постоянно работаем.


— Из Талдома вас беспокоят. Татьяна Владимировна. Наше ООО хочет организовать маршрутные перевозки. В районе маршрутного такси не существует, а автобусы ходят с большими интервалами, и у людей есть недовольство. Мы создали свою фирму в мае, взяли в лизинг для начала три машины. Но районное ГАИ не согласовывает нам схемы маршрутов. Возможно, это происходит по просьбе нашего автотранспортного предприятия.

— Душат конкурентов? Тут чем мы можем помочь? Думаю, через начальника областного ГАИ г-на Сергеева попросим талдомское ГАИ не нарушать закон. Тем более что маршруты у вас, как я понял, такие же, как и у старого автопредприятия. Попробуем.


— Это Озеры. Меня зовут Людмила Федоровна. Вы знаете наш город? Бедный, работать негде, единственная фабрика закрылась. Кто не может ездить в Москву, крутится, как может, чтобы прокормиться и заплатить за квартиру. Я звоню от имени примерно 50 предпринимателей. Мы торгуем продуктами перед рынком, который принадлежит потребкооперации…

— А рынок не хочет, чтобы вы торговали.

— Вы уже в курсе?

— Нет. Просто это позиция любого рынка. Работать они не хотят, но хотят, чтобы вокруг них никого не было.

— Нас заставляют работать на территории рынка. Стоимость места там — от 250 рублей и выше, а работает он до двух часов — выручка никакая. В марте милиция загнала нас на рынок. Люди день отработали, заплатили по 300—400 рублей, но больше туда не пошли. Получается, все заработанное мы должны отдать за место. Пошли к главе района Почукаеву. Он предложил нам взять землю в аренду и платить городу. Мы согласились. Но потом все это замяли. И вот недавно вышло распоряжение, чтобы все торговали на рынке. Говорят, есть письмо губернатора. Такое ощущение, что власти защищают только интересы директора рынка. Адмтехнадзор периодически нас штрафует — по две, по полторы тысячи. Говорят: штрафовали и будем штрафовать, пока всех не загоним на рынок. Лично я уже платила 5 раз с осени.

— Это круто. В марте ваш глава нашел совершенно правильное решение — дать вам кусок земли, чтобы вы создали альтернативный рынок и торговали. Кто лучше, тот и выживет. Губернатор никого на коммерческий рынок не загоняет. Он просто хочет, чтобы вся торговля велась в установленных местах. Я живу в Ленинском районе, и наш глава, несмотря на то что были уже частные рынки, взял и сделал муниципальный. Арендную плату на нем устанавливает совет депутатов, который заинтересован, чтобы люди развивали свой бизнес. Вот вы 4 сентября будете выбирать мэра Озер. Возьмите и потребуйте от кандидатов создания муниципального рынка рядом с коммерческим. 50 человек — это большая сила.

— Но нам сегодня надо выживать.

— Ваши требования абсолютно правильные. Попробуйте обратиться к своему депутату Мособлдумы. Может, он поговорит с вашим главой. И еще напишите нам, в экономический комитет Мособлдумы.

(В течение следующего часа из Озер поступило еще два звонка на ту же тему. Видимо, ситуация у тамошних предпринимателей и вправду аховая.)


— Александр Николаевич Хомяков, Химки, занимаюсь розничной торговлей. У меня вопрос к Самойленко.

— К сожалению, он приболел. А что вы хотели узнать?

— Почему в Химках нет отдела по поддержке предпринимательства?

— Это надо спрашивать у вашего мэра. Вы можете обратиться в областной комитет, если есть конкретная проблема.

— Проблема конкретная. Насколько обоснованно повышение на 50% вмененного налога в 2005 году?

— Это вопрос как раз к областной Думе. Мы приняли такое решение. Допустим, у вас есть сообщество предпринимателей, недовольных этим налогом…

— Недоволен конкретно я, поскольку никакого сообщества нет.

— Хорошо, вы не согласны. В Думе есть рабочая группа, которая работает над совершенствованием этого закона. Обратитесь туда. Чтобы исправить ошибки, надо получить мнения с мест. Пока шквала недовольства нет. Сегодня вы второй, кто позвонил по этому поводу.


— Добрый день. Олег Валентинович Фатиади, Подольск. Я две недели бьюсь: хочу поставить два торговых павильона.

— С кем бьетесь-то?

— С местной властью.

— И кто побеждает?

— Разумеется, власть. Я сначала выбрал два места в центре — не разрешили. Нашел на окраине — опять нет. Я не для себя, мне 60 лет. А мой сын, офицер, заканчивает службу в армии. Вот я и хотел ему на первое время открыть бизнес, для поддержания штанов.

— Вам официально уже отказали?

— Бумаги нет, но была комиссия, и там вроде бы отказали. Я ходил потом к заму архитектора. Он говорит: нецелесообразно, и вообще он против всех этих павильонов. Я понимаю, в центре, где перенасыщенность магазинами, но у черта на куличках, где ни одного магазина нет…

— Официально я вам скажу так. У каждого города должен быть генплан. И если у них там запроектирован детсад или стадион, то они вам откажут. Можно перед архитектором поставить вопрос по-другому: прошу показать, где генпланом предусмотрены места под торговлю. И они, по идее, должны сказать: тут, тут и тут. Но, как правило, в администрациях района ничего такого не делают. Тогда нужно идти по неофициальному пути. Приходишь к архитектору и говоришь: “Слушай, ну ты мне подскажи, где поставить павильон”. Он начинает советовать. Один просто так, а другой — за деньги…

— Да я дам ему денег…

— Секунду, я не призываю к взяткам! Если они вам официально отказали, вы спросите: “А что, в Подольске заниматься бизнесом нельзя?” Они скажут: “Можно”. — “А где?” Вы на прием к главе ходили? Хотя глава у вас сидит… Тогда к депутату Мособлдумы Алексееву.

— Я уже говорил заму главного архитектора: покажите, где у вас не будет строиться стадионов, я отблагодарю. Но он вообще молчит, говорит: не знаю.

— Они у вас все запуганные сейчас. Неизвестно, кто отправится вслед за Фокиным. Только одно могу посоветовать: пойти к депутату и через него попробовать пробиться через эту стенку.


— Это Виктор Васильевич Павленко из Дубны. Есть такая организация — административно-технический надзор, которая нас уже всех здесь задолбала. За любое нарушение штрафует нещадно.

— А какие нарушения?

— Один раз временно поставил мусорный контейнер рядом со своей площадкой. Сразу оштрафовали на 25 тысяч.

— Без предупреждения?

— Без. Недавно второй случай. У нас есть лицензированная площадка, где мы перерабатываем лом черных металлов. Газорезка — дым, гарь и все такое. В процессе резки загорелось сиденье. Они тут как тут, сфотографировали, оштрафовали на 30 тысяч. Говорят: разведение костров запрещено.

— Мособлдума неоднократно вызывала начальника надзора г-на Пищева и говорила, что за первый раз наказывать ни в коем случае нельзя. Надо предупредить и выписать предписание. А вот если не выполняется предписание, тогда надо наказывать. К слову, адмтехнадзор внес тут проект закона о чистоте и порядке. Там такое понаписано — жуть. Какой высоты должна быть трава и на сколько сантиметров окапывать дерево! Мы его отправили обратно. Но штраф вернуть я вам не могу.

— А я не заплатил еще…

— Советую не платить и подать в арбитраж. В худшем случае вы заплатите, но в лучшем — суд посчитает, что штраф не соразмерен нарушению, и скостит его или отменит.

— Это же надо адвоката.

— Вы сами напишите. Потом придете в арбитраж и объясните, что вы — предприниматель, что нарушение сразу устранили. За что наказывать? Судья — тоже человек. Иногда они любят решать в пользу простого гражданина. И не надо адвоката, а то он с вас 50 тысяч возьмет.

— Спасибо за совет.


Когда до окончания “прямой линии” оставалось всего несколько минут, компанию жителям Подмосковья неожиданно составил москвич со своей весьма неординарной историей:


— Меня зовут Сергей Владиленович Денежкин. Я — музыкант, закончил Гнесинский институт, занимался предпринимательской деятельностью в качестве ПБОЮЛ — настраивал пианино. Привозил их к себе домой, настраивал и отвозил. А потом вокруг нашего кооперативного дома построили забор, и председатель кооператива запретила мне подъезжать к подъезду.

— Ничего не понимаю. Может, вы соседям мешали после 23 часов?

— Соседи даже не знали, чем я занимаюсь. Конфликт начался с того, что двор разлиновали под стоянки для 150 машин. А у меня нет машины, поэтому мне запретили въезжать на территорию. Пришлось с предпринимательством завязать...

— Могу сказать одно: ваши права нарушены. Запретить заниматься предпринимательством председатель кооператива вам не может, — впервые за два часа общения с читателями депутат Мособлдумы оказался слегка растерян.

Ну что тут скажешь в самом деле. Хорошо, что у подавляющего большинства подмосковных предпринимателей хоть таких проблем нет.

* * *

По окончании прямой линии мы устроили Павлу Грудинину своеобразный блиц-опрос на выходе:

— Павел Николаевич, прочувствовали, чем живет малый предприниматель?

— Во-первых, запомнилось высказывание: “Не надо нам помогать. Мешать не надо”. Во-вторых, типичная история с “взносами” на поликлинику. И третье — хочу заняться бизнесом, но не знаю чем. Если уж у нас есть Комитет по поддержке предпринимательства, хорошо бы ему провести анализ: чего не хватает на каждой территории. В одном районе нет парикмахерских, в другом — общепита. И т.д.

— В Москве программа поддержки малого бизнеса — почти 9 миллиардов рублей на 3 года. В Подмосковье — 279 миллионов на 4 года. Разница — в 30 раз — впечатляет.

— В том виде, как она есть у нас, эта программа вообще не нужна. Спросите любого предпринимателя — никто о ней и не слышал. Мероприятия, записанные в программе, — проведение конференций, конкурсов, Дня предпринимателя, разработка документов — никакого отношения к поддержке бизнеса не имеют. В прошлом году реально программу профинансировали из бюджета на 18 млн. (вместо 28), при этом бюджет Комитета по развитию предпринимательства был 7 млн.

— Что, по-вашему, можно сделать для развития малого бизнеса?

— Надо упорядочить проверки: проверили раз в год, и больше никто не может прийти. Пусть тогда делают комплексные проверки — СЭС, экологи, пожарные. Надо реализовать наконец принцип “одного окна”. Но основное — не менять правила игры. Мы все 20 лет экспериментируем: то один налог введем, то другой, то увеличим, то уменьшим. После каждого изменения предприниматели стоят на ушах.


Связь предоставлена компанией “Аэроком”.



    Партнеры