Суд над телевизором

“Мама не горюй-2”: пародия или правда жизни?

20 июля 2005 в 00:00, просмотров: 187

Честно говоря, когда мы смотрели фильм, то очень смеялись и как-то не думали, что все так серьезно. Но, поговорив с режиссером Максимом Пежемским, который снял сиквел своего, как у нас любят выражаться, культового фильма “Мама не горюй”, поняли: не все так просто. Завтра у “Мамы не горюй-2” — премьера в “Ударнике”, а с 28-го она выходит в широкий прокат. И хотя слова режиссера про его фильм о новых похождениях Морячка в исполнении Андрея Панина нас немало удивили, мы решили: нельзя человека лишать последнего слова накануне такого события.


О ЧЕМ: “Мама не горюй-2” — сиквел одноименного фильма 1997 года, ставшего лидером видеопродаж года.

...Много времени утекло со времен криминального беспредела середины 90-х. В небольшом приморском городе грядут выборы мэра. Кандидаты — местный криминальный авторитет Турист и городской прокурор. Борьба за власть набирает обороты. Отлично работают вызванные из столицы политтехнологи, на полную катушку задействовано местное телевидение, все криминальные группировки, поддержать кандидатов прибыли звезды шоу-бизнеса… И все бы ничего, но накануне из рейса возвращается Морячок. С его возвращением домой жизнь в тихом городке становится непредсказуемой...


Суд зрителей — это точно серьезно. Как захотят, так и заплатят. За билет. Или не заплатят. Поэтому сегодня слово ему — создателю. А также актерам — Ефремову и Бондарчуку. Почему именно им, когда в фильме снялось много и других: Сидихин, Чиндяйкин, Куценко или Маша Машкова, например? Если прочитаете еще пару абзацев, все станет ясно.

...Разговор с Пежемским, живущим в Питере, был без глаз. То есть выражения их не было видно, поскольку состоялась беседа по телефону. А может, в них таилось лукавство? Неизвестно.

— В буклете к фильму вы рубите сплеча: утверждаете, что сняли антителевизионную комедию. Решили отправиться в крестовый поход против телевидения?

— В общем, да. На одном телеканале наш фильм “Как бы не так” продержали 10 месяцев, каждый месяц обещая премьеру и снова перенося. А когда под конец года фильм все-таки вышел, сказали: у вас же коррумпированные милиционеры, а у нас предвыборный год.

— Так, хорошо. Перейдем на более легкую тему: насколько соответствовала атмосфера на площадке веселью в кадре?

— Ни на сколько. Особенно никто не хохотал. Ни на одной комедии Гайдая, к примеру, на площадке не разрешали смеяться: это сбивает актеров с интонации. Актеры, которые владеют импровизацией, контролируя свой образ, оживляли ею свою роль. Например, Иван Бортник много всего предлагал. “Музчина” — это его. (Так, герой Бортника, откинувшийся с зоны рецидивист по кличке Гитлер, называл всех представителей мужского пола. — Авт.)

— Одни утверждают, что “Мама не горюй-2” — пародия на жизнь, другие — что сама правда жизни...

— Рискую сказать, что в ней — похожее на то, что происходит сегодня... Можно сказать, правда. Можно сказать, что с иронией.

— И кто же герой нашего времени?

— Все понемножку. У нас же 17 героев. Фильм — про каждого из них. Не выделяя никого в ущерб другому. Все они люди достаточно непосредственные. Но вот сейчас попали в ситуацию выборов. (Вся интрига крутится вокруг избирательной кампании в маленьком приморском городке. — Авт.)

— Максим, почему так много лет прошло между фильмами? Первая “Мама не горюй” вышла аж в 97-м.

— Не было подходящей фактуры. Пока криминальную среду со всем ее размахом не сменила масс-медийная структура. И сразу стало ясно, что все то же самое, только комедия — не криминальная, а антителевизионная. А по нравам все то же самое. Так как и криминал, и все, что связано с телевидением, — одним миром мазаны, многие телеведущие напоминают слегка покультурневших братков.

— Вы прямо каких-то монстров делаете из масс-медиа. Неужели они так страшны?

— Да так и есть. Спросите у людей, работающих на ТВ, и они в каком-нибудь закутке скажут вам, как у нас все взаправду.

— Выходит, все-таки “герои времени” есть — политтехнологи в исполнении Бондарчука и Ефремова?

— Номинально — они и есть герои, хотя бы в жанре фарса. Прожженные московские “музчины” очень осязаемо сыграны Федей и Мишей. Я думаю, они с такими встречались, и не раз.

— “Мамы не горюй-3” не будет?

— Нет. Эта компания себя израсходовала. Во что ей еще ввязываться? Только доморощенная политика, существующая как пародия на реальную жизнь, могла нам помочь — подменить криминальный мир. Что она и сделала, а мы взяли и сняли фильм — вот, Родина, подарок тебе!

Ну, поскольку герои Бондарчука и Ефремова были практически названы монстрами, апологетами зла, виновниками всего, мы, конечно же, спросили мнение самих актеров: согласны ли они с такой постановкой вопроса? Если да, то что могут сказать в оправдание? Не себя, а своих героев, конечно.

Федор Бондарчук: “Я лишь отчасти согласен. С одной стороны, это зло, с другой — добро. Добро, когда СМИ доводят информацию до людей, отражают движение времени, жизни. Но добра становится все меньше и меньше. Его настолько мало, что я бы эту часть холил и лелеял, давал бы всяческие призы. Зло — профанация, вранье, манипуляция, продажность — когда масс-медиа работают на разные структуры: финансовые, политические, силовые. Есть некая часть СМИ, которые таковыми и назвать-то нельзя, — жевательная резинка для глаз.

Михаил Ефремов: “Нет, я не думаю, что так можно говорить. Зло — универсальное понятие. И сводить все зло к масс-медиа глупо. Букварь же тоже относится к масс-медиа, но это ведь добро. Так что и от масс-медиа польза бывает.”




Партнеры