“Дело министров”: карманные махинации

Правительство ввело новый налог. Инфляционный

27 июля 2005 в 00:00, просмотров: 218

У страны новый главный враг — инфляция. Войну объявили по всем фронтам. Ситуацию под контроль взял лично президент. Ответственность за стратегию и тактику сражений расписали конкретным министрам. И все равно — чиновники терпят полное фиаско. За полгода цены выросли на 8%, а вся годовая инфляция не должна была выйти за 8,5%. Сражение с монстром уже проиграно — осталось дождаться капитуляции. Хотя чиновники убеждают: победа будет за нами. Цены встанут как вкопанные и даже начнут снижаться. Пойдете завтра в магазин — вспомните слуг народа, которые нам это пообещали.

Пусть икают…


В России инфляция — это не просто цифра, отражающая уровень жизни людей. Это очередная политическая цель. Задание, которое установили для себя сами же чиновники, заботясь о своем народе. А потом — бросились объяснять президенту, почему опять промазали.

— Верить официальным цифрам люди давно перестали. Каждый день они сталкиваются с повышением цен и тарифов, негодуют: “Как они там считают!” Но никак не могут понять: калькулируют в правительстве все, что угодно, только не инфляцию, — объяснил “МК” доктор экономических наук Никита КРИЧЕВСКИЙ.

Инфляция и госполитика

Инфляция во все времена и во всех странах была связана с деньгами и только с деньгами. То есть зависела от количества хрустящих купюр, а также — от реальных доходов населения. И все. Остальные факторы: курс доллара, повышение тарифов, рост или падение промышленного производства, цены на внешних рынках — корректирующие показатели, не более.

Поскольку инфляция — это когда много денег претендуют на мало товаров — возникает законный вопрос: а кто, собственно, их в таком количестве печатает? Отвечаем: государство, точнее — Центробанк по указанию Минфина. А Минфин — по наводке правительства.

Инфляцию часто путают с индексом потребительских цен. То есть с изменением стоимости базового набора товаров и услуг за определенный период. Якобы рост потребительских цен заставляет государство снова и снова запускать печатный станок. Скажите, вы всерьез верите, что наше государство можно заставить что-то делать? Объективно говоря, цены растут во всем мире, даже у японцев. Но в той же Японии еще быстрее цен растет экономика, а с ней и реальные доходы населения. Поэтому там уже который год дефляция, или инфляция со знаком минус.

Инфляция и роды

Как образовалась сегодняшняя инфляция? Государственный бюджет-2005 был принят с профицитом в 278 млрд. рублей. Остались, правда, “маленькие” дыры в виде дефицита Пенсионного фонда в 74 млрд. рублей, Фонда медстрахования в 103 млрд. и Фонда соцстрахования почти в 15 млрд. рублей (итого 189 млрд. рублей). Но ведь дефицит внебюджетных фондов формально к федеральному бюджету отношения не имеет. Правильно? Правильно. Хотя мы-то с вами никуда не делись, а многие уже в начале января вышли на улицы, поскольку запланированных в бюджете 170 млрд. рублей на проведение монетизации оказалось маловато.

Очень скоро потребовалось еще 115 млрд. рублей, потом еще и еще, а в июне правительство провело через Думу законопроект об увеличении расходов бюджета аж на 382,7 млрд. рублей. Или на 12,6% от всех запланированных ранее расходов!

Что интересно, на социальные выплаты будет направлено только 215,5 млрд. рублей, а остальное — по мелочи: на укрепление безопасности, оборону и решение общих государственных вопросов. И откуда только за пять месяцев с начала года у государства всплыло столько вопросов?

Итак, вместо запланированных прибытков в казне образовалась дыра — дефицит. Который во многих случаях и является первопричиной инфляции. Дефицит, который в наших условиях покрывается за счет печатного станка. Но и это еще не все. Выпуск денег не влияет на инфляцию, если растет производство. В этом случае новые купюры просто необходимы для развития экономики. Может, в этом году в России пошли в рост промышленные показатели?

Ничуть не бывало. Промышленное производство в I квартале этого года по сравнению с IV кварталом прошлого года упало на 7,6%. Праздники, скажете вы, отдыхал народ. Хорошо, но апрельский показатель составил 96,4% от мартовского, а майский — 93,6% от апрельского, и весь наш экономический рост этого года в 3,6% держится только на феврале и марте! Падает все, кроме нефти и энергетики. С нефтью все ясно, а рост энергетики объясняется еще проще — тарифы-то повысили, вот показатели и увеличились.

На снижение инфляции положительно влияет увеличение налогов. Но налоги вот уже второй год снижены, при этом их собираемость не увеличилась, а обналичка как была, так и осталась. Если хотя бы единый социальный налог остался на уровне 35,6%, а не был снижен до 26% — было бы легче. Нехватка пенсионных и медицинских денег была бы не такой значительной, но это ж догадаться надо: сначала снизить ставку налога, потом придумать монетизацию, а сегодня заговорить об увеличении пенсионного возраста! Если это чья-то гениальная задумка, то Остап Бендер просто отдыхает.

Кто виноват? Официальная версия:

— Высокие мировые цены на нефть. В страну текут нефтедоллары, для скупки которых Центробанк печатает рубли. Чем их больше — тем меньше они стоят.

— Монетизация льгот и повышение пенсий, которые вбросили в экономику дополнительные деньги.

— Мясо, рост цен на которое добавил к инфляционным цифрам как минимум 1%.

— Коммунальщики. В этом году они стали брать за свои услуги на 28% больше — без изменения качества.

— “Газпром” и прочие монополисты, постоянно повышающие цены на газ и энергоносители. К примеру, “голубое топливо” в этом году стало дороже на 23%.

Инфляция и утки

Утка первая. Мы часто слышим о влиянии курса доллара на инфляцию и о последующем вынужденном укреплении рубля. Что такое курс доллара? Это всего лишь показатель торгового баланса страны. Товарооборот стабильный, экономика разноплановая — и курс от внешних факторов не зависит. Падает цена на нефть — и рубль начинает катиться вниз (это к вопросу о полной конвертируемости рубля через год-два, который любят поднимать наши чиновники от финансов. Кстати, не хотелось бы аналогий, но речи о конвертируемости особенно часто звучали накануне дефолта). А вот чтобы национальная валюта чрезмерно не укреплялась, создаются стабилизационные фонды, в которых скапливаются излишки.

Утка вторая. Существует инфляция издержек, или рост себестоимости продукции, производимой внутри страны. Это очень удобно: сказать, что инфляция издержек влияет на общий уровень цен, и опять во всем обвинить монополистов. Один только вопрос: а кто принимает решение о повышении МРОТ, кто регулирует тарифы естественных монополий, кто устанавливает таможенные пошлины, наконец? Чиновники и только они.

Утка третья. Правительство компенсирует потери населения от инфляции. Как оно это делает? Печатает новые деньги. Ориентируясь на официальный показатель инфляции. А показатель этот никак не соответствует жизни. По версии Росстата, например, за январь—май 2005 года рост цен составил 7,3%, а реальные доходы населения выросли на 8,1%. Если бы повышение зарплат и пенсий происходило сегодня, то бюджетникам и пенсионерам не следовало вообще ничего компенсировать. Поскольку их доходы росли быстрее, чем инфляция. Однако квартплата и цены за это же время увеличились на 30—40%.

Так что платим мы с вами еще один налог — инфляционный. Вроде бы вчера рассчитывали, что денег хватит на месяц, а смотришь — дебет с кредитом не складывается. За это правительству отдельное спасибо. Мало нам приключений в этом году, так еще и новый налог негласно ввели. И ведь платим, куда деваться.

Инфляция и служба спасения

Что же делать, куда бежать? Вариантов два.

Первый. На приусадебные участки. Выращивать картошку, капусту и другие овощи. Зимой продукты будут стоить в полтора-два раза дороже. Летом цены, конечно, снизятся, но все равно будут на 40—50% больше, чем в прошлом году. А в целом, если в прошлом году инфляция составила больше 25%, то по итогам нынешнего может подобраться к 40%. Пока же ее темпы вплотную приблизились к цифре 1% в неделю.

Второй. На приусадебные участки. И это не повтор или опечатка. Мы в западне. От нас, к сожалению, ничего не зависит. Мы можем уйти в доллар, как это уже делает часть населения (по данным ЦБ, в апреле граждане купили 3,2 млрд. долларов, а продали только 1,9 млрд.). Но поток валюты в страну пока стабилен, и властям не составит никакого труда регулировать курс. Более того, к концу года правительство может легким движением руки опустить “зеленый” — и “изъять” у нас “лишние” деньги.

Есть варианты и для власти. И это не плод воспаленного экономического сознания, а подсказки мирового антиинфляционного опыта.

Первый. Дотянуть год “на зубах” с пополнением бюджета за счет налоговых проверок, с разбазариванием Стабфонда, с двузначной инфляцией, приготовившись к тому, что все реальные экономические показатели, кроме нефтяного экспорта, в этом году будут в минусе.

Второй. Со следующего года увеличить до прежних размеров единый социальный налог, иначе средств ни на пенсии, ни на медицину, ни на больничные с путевками не хватит. В противном случае с нового года придется повышать пенсионный возраст и добивать медицину реформой здравоохранения.

Третий. Восстановить натуральные льготы на социальные услуги, предоставляемые естественными монополиями, контрольные пакеты акций в которых принадлежат государству. Россия — северная страна с огромной территорией, и правительство просто обязано регулировать их тарифы. Эта мера позволит наглядно продемонстрировать населению, что такое “социальная ответственность бизнеса”. Обрубить инфляционную спираль “компенсации—тарифы—цены” и безболезненно пережить снижение мировых цен на энергоносители. В противном случае при уменьшении бюджетных поступлений от экспорта нефти выплачивать компенсации придется только за счет печатного станка, и тогда ВВП в рублях удвоится не к 2010 году, а гораздо раньше.

Четвертый. Сократить со следующего года бюджетные расходы и ни в коем случае не финансировать из нефтяных денег украшение ЖКХ золотыми трубами или строительство нескольких ультрасовременных стадионов. Если МКАД несколько лет назад мерили линейкой, то коммуникации под землей или стоимость иностранного футбольного газона сосчитать будет невозможно.

Пятый. Повысить вменяемость арбитражных судов и налоговых органов, что позволит хотя бы частично восстановить доверие к власти.

Кто ответит?

Минэкономразвития подготовило целый план борьбы с инфляцией. Проще всего оказалось с “Газпромом”: власти настоятельно попросили руководство компании повысить расценки в 2006 году только на 11%. Далее — решили напрячь МВД и ФАС (антимонопольную службу). Как эти два, не имеющие никакого отношения к экономике ведомства будут сражаться с ростом цен? Легко! — уверены чиновники. По их версии, продовольственные рынки сильно монополизированы, а цены — результат сговора и спекуляций перекупщиков. Правда, как антимонопольщики докажут факт сговора — очередная загадка. Достаточно вспомнить историю с ценами на бензин, когда к ответственности не удалось привлечь ни одного из нефтебаронов.

Со злостными коммунальщиками решено не церемониться и отдать на растерзание региональным властям. В ближайшее время на свет появится документ, позволяющий регионам жестко диктовать тарифы на услуги ЖКХ. И таким образом их заморозить. Только вот незадача: инфляция — штука сложная, складывается из нескольких составляющих. Доля услуг в ней — не более 17%, из них на коммуналку отходит каких-то 5%. Глупо считать, что это панацея…


Не так посчитали

Инфляция чуть было не спровоцировала международный скандал.

На днях Статкомитет СНГ заявил, что рекордсмен по росту цен в Содружестве — Украина (14% за год). “Как это так?! — возмутилось министерство экономики Украины. — Это подлый поклеп! В России все гораздо хуже”. Оказалось, что статистики посчитали рост цен с июня 2004 года до мая 2005 года. Украина занималась выборами, и премьер Янукович в погоне за голосами избирателей популистски увеличил зарплаты и пенсии.

“Если пользоваться более наглядными показателями инфляции, сравнивая май 2005 года с декабрем прошлого года, картина окажется полностью противоположной. Самый высокий уровень инфляции наблюдается в России (7,3%) и Азербайджане (6,8%), — утверждают самостийные счетоводы. — А Украина — лишь на третьем месте (5,7%). Далее по списку: Молдова (5,6%), Киргизия (5%), Беларусь (3,8%), Таджикистан (3,6%), Казахстан (3,2%), Армения (2,9%) и Грузия (2,1%)”.


Откуда цифры?

Статистики уверяют: цены выросли на 8%. Но нам кажется, что гораздо больше. В чем фокус?

Существует два основных способа определения инфляции. Первый — через стоимость товаров и услуг, входящих в потребительскую корзину. В США она состоит из 265 наименований, а цены на них фиксируются в 85 городах разных штатов. В России стоимость набора из 30—40 наименований также замеряется в разных регионах, но на селе все дешевле, чем в городе, да и люди там живут чуть ли не натуральным хозяйством! Между тем две трети россиян живут в городах. Да и в нашу потребительскую корзину входит лишь минимальный набор, вспомните “одно пальто на семь лет”. Плюс — разница в оплате услуг ЖКХ: где-то уже все 100%, а где-то, как в Ингушетии, за ЖКХ граждане платят только 5%. А в среднем — официальные 8% за первое полугодие.

Второй способ более объективный. При подсчете инфляции учитывается прирост денежной массы, из него вычитается увеличение реальных доходов населения, а к получаемому результату прибавляется прирост скорости обращения денег — то есть количество оборотов, которые совершает денежная масса при создании валового национального продукта страны. По этому подсчету, реальная инфляция в 2004 году составила 25,8%, а не официальные 11,7%.


ИНФЛЯЦИЯ — ПОДАРОК ДЛЯ ЧИНОВНИКА!

Повышение пенсий, индексации зарплат бюджетников и прочие соцвыплаты целиком и полностью зависят от размера годовой инфляции. Чем она ниже — тем меньше поводов у правительства беспокоиться о поддержке своих граждан. К тому же цены растут сегодня, а доплаты доходят до людей, даст бог, завтра — так что все прибавки заранее съест инфляция.

И еще — об обещанном бюджетникам удвоении зарплат к 2008 году. На бумаге все выглядит чинно и благородно: в сентябре 2005 года жалованье увеличится на 10%, а начиная с 2006 года — на 30% ежегодно. Однако инфляция за три года составит, по прогнозам экспертов, не менее 50%. Выходит, номинально зарплата вырастет вдвое, а реально — только в полтора раза!




Партнеры