Нашествие “Саранчи” и утечка “Плюм-Бума”…

Свершилась маленькая, но оранжевая регги-революция!

29 июля 2005 в 00:00, просмотров: 269

Теплая музыка регги со всеми ее нюансами (от ска и даба до фанка и фьюжн) никогда не была предметом особо возбужденного интереса масс в продрогшей России. Кратковременные всплески интереса лишь однажды, кажется, дошли до точки хитового кипения, когда на поп-сцене орудовали Михей и “Джуманджи”. Та славная история трагически оборвалась. Потом пытались-трепыхались то 5’nizza, то “Динамит”, но одни оказались излишне ортодоксальны и дидактичны, другие — излишне попсовы и легкомысленны. В общем, ничего не вышло…


Хотя странно — бахчевой сорняк, известный у нас под романтическим названием “марьиванна”, как бы символизирующий эту потную карибскую музыку, в холодной России весьма распространен и вроде бы должен был обеспечить музыке регги недурной промоушн. Однако возникла дикая толчея, и к “марьиванне” примазались почти все кому не лень: и “говнорокеры”, и рокапопсеры, и хэви-металлюги, и всякие их ибицы да наши “зимы”-“осени” с трансом и драм-н-бэйсом, и бруклинско-калифорнийская рэп-братва, и разные “министерства звука” с туманных островов… Некоторые даже пробовали пыхтеть под “Лаванду” Софьмихалныротару и утверждали: “Так прет, что Боб Марли отдыхает…”

Тем временем природные качества натурпродукта все больше подменялись таблеточной химиотерапией. Ценности размывались…

* * *

И вот этим летом в Москве случилось нашествие “Саранчи” и утечка “Плюм-Бума” — занимательная картина на трезвую голову. Произошла микро-регги-революция. Не в том смысле, что появилась пара сносно лабающих и затейливых коллективов. Таких здесь по подвалам не меньше, чем крыс, — соседствуют годами.

Революция выразилась в том, что один за другим крупнейшие лейблы выпустили альбомы этих команд и сделали на них серьезные ставки. Моднейшие клубы устроили шумные презентации. А радиостанции и телеканалы запустили их треки в ротации вопреки всем устоявшимся правилам. Еще никогда в истории музыкального радио в жесткую ротацию не попадала композиция длиннее трех с половиной минут, а 11-минутные “Мои Мысли” “Саранчи” попали. Вот и революция. На другом радио, где прежде застрелились бы, чем раздвинули напыщенный рок-формат, с горящими глазами урвали эксклюзив на “Плюм-Бум”.

Зачем? Почему?

САРАНЧА. Родом из степи.…

Больше всего “ЗД” занимает вопрос, отслюнявил ли Димосс, самый главный в этой стае, положенные лавэ товарищу Морриконе за Love Story, увесистой цитатой из которой он инкрустировал разудалый боевик “Роман Растаман”? Или эта нахрапистая колхозная “Саранча” из Ставрополя нагло пожрала урожай всемирного культурного наследия?


“ЗД”, признаемся, сбилась с ног, пытаясь заманить “Саранчу” любыми наживками на нашу июньскую “ЗД”-Оргию в Лужники накануне выхода их альбома “Родной Колхоз”. Мы просто предчувствовали ВЕЛИКОЕ БУДУЩЕЕ, как минимум два надвигающихся на нас потенциальных хита — “Роман Растаман” и “Вадик”…

Весь кайф достался, однако, рок-деду Владимиру Шахрину, этому, так сказать, “чайфу”, который имел удовольствие наслушаться “Саранчей” вдоль и поперек на фестивале “Старый Новый Рок” у себя на Урале. Потом в присутствии почти 100 команд со всей Руси, мечтающих о светлом рок-будущем, он сказал то, что собиралась проорать “ЗД” у себя в Луже, — мол, сенсация, открытие, полный улет и все такое…

В Москве, правда, неделю спустя в одном правильном рок-клубе, где “Саранча” намылилась устроить презентацию нового альбома, напряглись на название вечеринки — “Родной Колхоз” (мол, по-плебейски это, не трендово, и вы такими словечками народ только распугаете, тьфу, мол, деревня…).

Напыщенной патетикой, столь обыденной для столичной, типа, модной тусы и даже поп-рок-сообщества, “Саранча” и впрямь не похвастается. Зато от природы весела и правдива. Провинция! Даже в лукавстве своем трогательно искренна. Носится со своим регги как с “началом начал”, а там этого регги кот наплакал. И слава богу! А то бы никакого будущего! Карибскими ритмами, как и цитаткой из Love Story, лишь инкрустированы забойные боевички, в которых понамешана куча-мала: от дворовых пацанских баллад до хард-роковых гитарных запилов. Но баланда вышла вкусной и дико веселой!

Димосс прикалывается, с умным видом вешая на уши доверчивых “музыковедов” байки про “раста-бит” как “направление, сложившееся на постсоветском пространстве под влиянием корневого регги, европопа, биг-бита…”, тыр-пыр, восемь дыр, и “музыковеды” млеют от умностей и попугаями разносят “растаманский” бред по округе…

“Саранча” материализовалась практически из ниоткуда. Пять лет назад Димосс зажигал МС в ночном клубе, и несколько его знакомых музыкантов решили реализовать свои идеи. По мере сочинения музыкального материала ребята стали задумываться о названии группы.

“Саранча” появилась в результате мозгового штурма, продолжавшегося не одну бессонную ночь, — рассказывает теперь Димосс. — Мы действительно напоминаем стаю, которая постоянно перелетает с места на место, к тому же у нас огромные музыкальные и меломанские аппетиты”.

Спустя три месяца на сейшне для друзей были обнародованы первые пять песен, среди которых впервые прозвучал “Желтый снег”, ставший впоследствии визитной карточкой группы. Ошалевшая от восторга публика отловила в фойе всех участников группы и на руках вынесла обратно на сцену, требуя повтора. Пришлось исполнять программу на бис.

О дальнейших передвижениях музыкантов по стране можно было снять полнометражный экшн. Питерские гастроли и шестикратный штурм российской столицы в конце концов увенчались успехом. “Оболочка Москвы, об которую мы столько раз бились, — говорит Димосс, — постоянно вышвыривала нас обратно, в родной колхоз. Теперь мы почувствовали, что она лопнула”.

За несколько последних месяцев никому не известные музыканты из Ставрополя успели открыть празднование дня рождения Боба Марли в Горбушке (с участием Хораса Энди из Massive Attack), позитивно засветить себя на фестивалях “Стёб-рок”, Fun Funk Fest, выступить в Лужниках между Дельфином и “Уматурман”... Их новый альбом, несмотря на пугающее слово “колхоз”, имеет все шансы стать одним из рок-открытий года.

Музыканты рассказывают, что первая их репетиция состоялась в здании бывшего ставропольского купеческого особняка, недалеко от любимых Лермонтовым Тифлисских ворот. В XIX веке там проходили балы, а чуть позже, на радость любителям ночных развлечений, заработал публичный дом. Видимо, музыканты впитали нутром позитивную ауру веселого заведения и понесли ее зажигательную бесшабашность дальше в массы…

ПЛЮМ-БУМ. Родом из романтики.…

Чуя носом, что “буря, скоро грянет буря”, “ЗД” запустила “Плюм-Бум” на своей Глобальной Танцевальной Оргии в Лужниках в конце июня на празднике “МК” — за пару недель до разгоревшегося в июле их клубно-медийного блицкрига.


Заодно посмотрели, готов ли народ к теплому регги-десерту то ли холодным, то ли душным (тут не поймешь), но очень дождливым летом 2005-го? Оказалось, готов. Оттопыривались люди под этот “Плюм-Бум” вполне позитивно, не так, конечно, как под Диму Билана — с хоровым-то пением “Дня рождения”, — но лиха беда начало…

Во всяком случае, истошных воплей “Валите со сцены на х…! “КиШ” давай!” не было. Хотя именно с этого скандирования тысячной толпы пьяных панков “Плюм-Бум” некоторое время назад начал свое выступление в качестве разогрева на сольнике у “Короля и Шута”. Отчаянные ребята решили изобразить UB-40 перед Sex Pistols, но от их голов только звонко отскакивали пивные банки, градом полетевшие из толпы. Впрочем, к третьей песне панк-интеллектуалы “КиШевой” гвардии старались, коль и так нетвердо стояли на ногах, покачиваться все-таки в такт регги-ритму, продолжая потрясать своими “козами”. То есть чуваки, типа, прониклись. В финале, показав факи побежденному залу, музыканты удалились с гордым заявлением по микрофону: “Здесь была группа “Плюм-Бум”…”

На самом деле пока их восьмилетние мытарства по московским клубам, богемным party и студенческим свадьбам на пути к заветным чертогам большого шоу-бизнеса дают здесь только первые плоды, “Плюм-Бум” уже успел снискать признание в… Голландии. После трех концертов в прошлом году в Амстердаме у них возник там натуральный фэн-клуб, который успешно популяризирует творчество Plum-Booom (так они там пишутся) в стране, где растаманство — образ жизни почти целой нации. Арт-хаусный клип на песню “Зеленый чай”, снятый амстердамским поклонником группы в знаменитом районе красных фонарей, закручен до дыр на тамошнем кабельном телеканале Canal Digitaal, а каждый приезд музыкантов в самый свободный европейский город неизменно сопровождается репортажами в местной профильной прессе.

Особые чувства к Амстердаму, месту, где их карамельный регги органичен так же, как в Москве — Мавзолей Ленина, сказались, конечно, в настроении дебютного альбома “Чистая Правда”. “Амстердам” — самая изысканная и чувственная композиция из всех 12 треков и по стилю, и по настроению, и по драйву. В Амстердам музыканты свинтили и после “ЗД”-Оргии в Лужниках — репетировать московскую презентацию, которая наделала шуму на прошлой неделе.

Алексей Карайчев, лидер и идеолог группы, признается в тайной страсти коллектива к неоромантике

80-х, утверждая, что их розовые очки родом оттуда, из времен Duran Duran, Japan, Дэвида Боуи… Недавно они играли “Slave To Love” Брайана Ферри на клубном фестивале “Новая Романтика” и возбудили мажорную публику до состояния бурной овации своей интерпретацией золотого фонда new wave. Заинтерпретировали, между прочим, сей славный поп-хит до неузнаваемости, но с подлинно тропическим регги-чувством.

Важно теперь, чтобы состояние восторга передалось от клубной богемы народным массам…




Партнеры