Шпионы из Лиона

Генсек Интерпола — “МК”: “Мы не используем секретных агентов”

29 июля 2005 в 00:00, просмотров: 341

Интерпол — вторая после ООН самая крупная международная организация. Периодически мы слышим о громких арестах или сенсационных разоблачениях, сделанных с подачи интерполиции, однако про нее не принято много писать и говорить. Известно, что костяк Интерпола — это несколько сотен сотрудников, разместившихся в штаб-квартире во французском городе Лионе, а также тысячи офицеров, работающих в национальных бюро в 182 странах мира, в том числе и России. Другие тайны Интерпола “МК” попытался выведать у генерального секретаря “секретной службы” Рональда Кеннета НОУБЛА.

— Наша работа — это как футбольный матч. Все помнят, кто забил решающий гол, но никто не помнит удачный пас, — так в двух словах в интервью “МК” охарактеризовал деятельность своей организации г-н Ноубл. — Интерпол — международная организация, которая помогает полиции по всему миру “забивать голы”, то есть производить аресты и предотвращать преступления. Изначально было так задумано, чтобы мы не привлекали внимания.

— Насколько ваши методы отличаются от тех, что применяют традиционные спецслужбы?

— Мы не используем секретных агентов. Вот самый простой пример нашей работы: у российских правоохранительных органов есть подозрения в адрес какого-то человека, не проживающего на территории России. Нам посылают запрос, а также его фотографии, отпечатки пальцев, возможно, анализ ДНК и т.д., чтобы выяснить личность подозреваемого. Интерпол представляет России информацию о том, фигурировал ли когда-нибудь этот человек в оперативных разработках полиции какой-либо страны на момент направления запроса. Если запрос на информацию об этом человеке нам поступает впервые, то мы автоматически заносим его в нашу базу данных. И, если на подозреваемого вдруг поступят запросы из других стран, мы перезвоним в Москву с вопросом: “Вы помните человека, которого разыскивали год назад? Недавно им интересовались Япония, Казахстан и т.д.”.

— Ваш ежегодный бюджет довольно скромный — он составляет всего 30 миллионов евро, в то время как тот же Европол имеет в своем распоряжении 50 миллионов...

— В Интерполе состоят 182 страны, а в штаб-квартире в Лионе работают чуть больше 500 штатных сотрудников. Из них 150 человек получают зарплату в тех странах, откуда они были к нам делегированы, что, несомненно, экономит средства в нашем бюджете. К тому же работа национальных бюро Интерпола по всему миру оплачивается из госбюджета самих стран. К примеру, офис Интерпола в Москве подчиняется МВД России и находится на обеспечении министерства. Во-вторых, не совсем правильно сравнивать нас с Европолицией — эта организация была создана политиками, поэтому у них не возникает проблем с тем, как выбить себе средства. Интерпол же был создан полицейскими, и поэтому мы в деньгах ограничены.

— Если не секрет, сколько получает штатный сотрудник Интерпола?

— Мне трудно назвать какую-то среднюю цифру. Могу только сказать, что нам платят 85% от стандартной ставки сотрудников ООН.

— По международным правилам Интерпол подключается к расследованию только в том случае, если масштабы преступления “выходят за границы или касаются нескольких стран”. Как этот принцип работает на практике?

— Это очень обобщенная формулировка. Есть две категории уголовных дел, к которым подключается Интерпол. В первом случае преступник совершает преступления на территории более чем одного государства или перемещается по нескольким странам, то есть его криминальная деятельность становится транснациональной. Во втором случае преступление совершено, к примеру, в России, и злоумышленник скрывается от правосудия, а российские правоохранительные органы не знают, где именно он находится. Тогда в поисках беглеца помогает Интерпол. Мы рассылаем извещение во все страны — члены Интерпола с просьбой экстрадировать подозреваемого в Россию, как только он переступит границу того или иного государства.

— А может ли кто-нибудь гарантировать, что национальное бюро Интерпола той или иной страны не будет работать в интересах преступников?

— Такую гарантию может предоставить только тот орган, который контролирует национальное бюро Интерпола. В России все офицеры Интерпола — это граждане России, служащие в МВД. В этом случае только МВД может отследить соответствие их деятельности национальному законодательству и правилам Интерполиции. Мы оцениваем работу российского бюро на очень высоком уровне, ваши правоохранительные органы — один из наших самых ключевых партнеров. Вот только один пример успешного сотрудничества: около двух лет назад я был в командировке на Украине, где расследовалось дело о съемках порнофильма для педофилов. Нам необходимо было идентифицировать ребенка, которого на видеозаписи насиловали в извращенной форме. Мы предполагали, что этот ребенок родом из Восточной Европы, но, откуда точно, не знали. Тогда компакт-диск с материалом был разослан по всем странам СНГ, и уже через две недели из Москвы пришел ответ. Было точно установлено, где был снят фильм, какой ребенок запечатлен на пленке и где он на тот момент находился. Вот так быстро работают в России. А еще ваша страна очень помогает нам в розыске угнанных автомобилей — это тоже очень важная сфера сотрудничества.

— Насколько я знаю, есть ряд стран, которые охотно сотрудничают с Интерполом и выдают преступников, в то время как другие постоянно игнорируют ваши запросы...

— Мы не ведем статистики по выдаче преступников странами, мы лишь учитываем частоту использования нашей системы. К примеру, Евросоюз и Россия лидируют по количеству обращений в Интерпол: присылают нам наибольшее количество запросов, широко пользуются нашей базой данных и т.д. Вот как выглядит процедура объявления в розыск. К примеру, Россия выдает ордер на арест того или иного подозреваемого, и на основе этого ордера ваша страна имеет право арестовать его только на своей территории. Для поимки человека за рубежом ордер на арест направляется нам, и мы преобразуем его в международное “красное извещение” Интерпола. Другими словами, Интерпол объявляет на весь мир, что Россия выдала ордер на арест этого подозреваемого. И то, как та или иная страна отреагирует на наше извещение, зависит от двусторонних отношений этой страны с Россией. Любое государство вольно решать, арестовать запрашиваемого человека или нет. Если же страна решила отреагировать на наше извещение и арестовать преступника, то в соответствии с правилами она обязана его экстрадировать в Россию. Но если между Россией и этой страной нет соглашения об экстрадиции, то и арестовать индивида по запросу не смогут. Россия часто жалуется нам на то, что ей не выдают того или иного подозреваемого, но мы здесь ничего не можем поделать: наше извещение не является международным ордером на арест, оно не носит обязательного характера.

— Акционер ЮКОСа Леонид Невзлин обвиняется в России в совершении ряда преступлений. Тем не менее он свободно проживает в Израиле и периодически ездит в США. Получается, Интерпол никак не может содействовать его выдаче России?

— Многие задают мне вопрос: в чем смысл всех этих “красных извещений”, если половина из них игнорируется? Я отвечу: если одна, две, три страны проигнорируют запрос, то четвертая страна неожиданно возьмет и арестует этого человека. А значит, подозреваемый не может свободно путешествовать по миру. Вы мне приводите единичные случаи, когда наши запросы не удовлетворялись, однако за прошлый год по нашим извещениям были арестованы 1940 человек. Те же, кто пока гуляет на свободе, — они, скорее, исключение, счастливчики, и то до поры до времени.

— Не так давно разгорелся скандал: Интерпол выпустил “красное извещение” на задержание премьера Украины Тимошенко, но потом этот документ отозвали...

— В уставе Интерпола есть статья №3, согласно которой мы не имеем права вмешиваться в политику. Пока тот или иной запрашиваемый индивид является премьер-министром страны, Международный суд ООН запрещает выпускать “красное извещение” в отношении его, поскольку в данном случае дело имеет политический контекст. Даже если основания для ареста не вызывают вопросов, Интерпол в данном случае не может нарушить статью №3, под защиту которой попадает любой глава государства на срок его полномочий. Незадолго до назначения миссис Тимошенко премьер-министром мы выпустили “красное извещение” по запросу России, но, как только ей доверили ответственный пост, мы сняли запрос.

— Вы сказали, что Интерпол борется с терроризмом. Но вам не удалось добиться выдачи того же “эмиссара чеченских сепаратистов” Ахмеда Закаева — он на легальных основаниях проживает в Великобритании...

— Наша позиция такова: российский запрос на арест Закаева абсолютно законен, и в поддержку ордера на арест, выданного Россией, мы выпустили “красное извещение”. И мы попросили все страны удовлетворить просьбу России. Если Великобритания предоставила Закаеву политическое убежище, то пусть она решает все споры с Россией в двустороннем порядке. Если они не желают выдавать подозреваемого в страну, которая его запрашивает, то должны быть готовы к тому, что этот человек может совершить преступления и на их территории…




Партнеры