Мартышкин фрак

Цирковые юбки шьют с ювелирной точностью

30 июля 2005 в 00:00, просмотров: 245

В пошивочном цехе Московского цирка на Цветном бульваре царило оживление: народный артист России Азиз Аскарян привел на примерку одну из своих четырехлапых артисток. Шустрая обезьянка с удовольствием разглядывала почти готовый изысканный костюм — плод труда цирковых модельеров-конструкторов.


В цирке на Цветном началась подготовка к новой программе. Кипит работа на манеже, дрессировщики муштруют зверей, продумываются новые номера. Много дел и у специалистов пошивочного цеха: красивые и удобные костюмы — залог успеха любого выступления.

— Трудно шить на животных? — поинтересовалась я, фотографируясь в обнимку с обезьяной.

По словам мастеров, наши братья меньшие на примерке ведут себя смирно, не крутятся, стоят в одной позе хоть несколько часов подряд — привыкли подчиняться дрессировщику. А вообще оказалось, что любой костюм на животного — всегда чудо модельерного искусства. К примеру, у обезьян низкая посадка головы и полное отсутствие талии. Для них человеческие лекала сильно подправляются с учетом ортопедических особенностей, а при шитье используется множество тесемок и липучек.

Чего только не шили мастера своим четвероногим подопечным! Цыганские юбки, русские сарафаны, грузинские бурки... Обезьяны — очень благодарные клиенты. Они способны оценить и порадоваться даже таким тонкостям, как похожесть своего костюма на одежду дрессировщика. Правда, и хлопот иногда с ними бывает немало. Сообразительные мартышки могут самостоятельно раздеваться, из-за чего однажды даже сорвался цирковой номер.

С медведями все сложнее. Непомерно широкая талия, покатые плечи, спина колесом — обычно на такой фигуре держится только юбка на резинке. Как-то раз именно “плохая” фигура лишила косолапых возможности пощеголять во фраке. Зато кимоно для восточного номера удалось на славу. Только с виду оно казалось японским костюмом. На самом деле это был сложный комбинезон, удерживаемый на грузном медвежьем теле сложной паутиной завязок и ленточек.

— А для слонов приходилось шить?

— Да! — оживляется один из мастеров. — Как-то раз слон, наверное, задумавшись, изжевал свой парадный ошейник. Вот и пришлось, чтобы мерки снять, скрепить несколько портновских сантиметровых лент. Размер воротничка-то у него больше чем трехметровый.

— Для коня жилетку сочиняли всем коллективом, — рассказала начальник пошивочного цеха Ирина Изотова. — Поскольку по-человечески скакуна не оденешь, переднюю застежку сделали просто для красоты — жилет держался на замаскированных спинных липучках.

Этот номер надолго запомнился и зрителям, и артистам. Романтическая пара — дрессировщик Яна Шанникова и ее конь — разыгрывали лирическую сцену с соблазнением светской барышни. Игривый скакун неторопливо раздевал хозяйку, обстоятельно снимая одну одежку за другой.

При изготовлении костюмов требуется подчас ювелирная точность. К примеру, длина юбки для артистки, участвующей в сложнейшем номере “Русская палка”, рассчитывалась до миллиметра: во время прыжка с переворотом артистка должна видеть, куда она приземлится. А для иллюзионистов каждый карман пришивают в строго определенном месте — для стопроцентного обмана зрения.

В некоторых зарубежных цирках дрессировщики вынуждены сами обшивать своих питомцев, а артисты порой вообще выступают в готовых костюмах из специализированных магазинов. У нас же каждый костюм что для двуногого, что для четвероногого артиста — шедевр, рожденный талантами художников и модельеров-конструкторов.




    Партнеры